АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Леонид Якубовский

Красота печальная

***

 

Всё лето шпателями правлю стены,

Правилом бы вот так – да по судьбе…

Под штукатурной сеткой, под сатеном

Воспоминанья прячу о тебе.

 

Теперь всё просто, пережить жару бы,

А к ночи дождь – слезами на престол…

И дождь стучит, как падают шурупы,

Летя из рук на деревянный пол.

 

Так просто быть не магом, а маляром,

Накладывая свет и тень в слои.

Играть земным или воздушным шаром

Без разницы искусству и любви.

 

Я забываю о тебе. Шлифую стены,

Чтоб сделать их подобием зеркал.

Под сеткой штукатурной, под сатеном

Твой образ я, как клад, замуровал.

 

 

***

 

Ничего нет вечного

В памяти планет.

Рая безупречного

Нет, и ада нет.

 

Святости и грешности

Небольшой урок.

Даже нашей нежности

Обозначен срок.

 

Ветра дуновение –

Веткой по стеклу.

Наша жизнь – мгновение,

Краткий поцелуй.

 

Красота печальная,

Чувствуя свой прах,

Нервно и отчаянно

Светится в руках…

 

И когда вселенная,

Кончив смертный бой,

Что и вспомнит тленное,

Думаю – любовь!

 

 

***

 

Облетают листья, словно чувства,

И ложатся в холод умирать.

В том и проявляется искусство –

Отдавая, ничего не брать.

 

Я теперь и сам не отгадаю,

Женщину любил или её

Образ. Осень золотою данью

Платит за земное бытиё.

 

Нас не станет, не устанет литься

Светом – звёзд сияющая рать…

Облетают чувства, словно листья,

И ложатся в сумрак умирать.

 

 

***

 

Ан. Е.

 

Хотел бы тебе я устраивать отдых,

Снимая усталость твою, как рукой,

В кафе возле моря… А лучше на звёздах,

В беседке хрустальной над синей рекой.

 

Ну, в общем, подальше от шума и мира,

За облаком белым, за света стеной –

Мы будем пить кофе, и звёздная лира

Слезами прольётся у нас за спиной.

 

Мы будем, забыв о печалях на свете,

Беседовать тихо, смотреть на луну…

А если прохладный подует вдруг ветер –

Я пледом колени твои заверну

 

И, если позволишь, возьму твои руки,

Дыханьем согрею, к губам поднесу.

Но ветра не будет. Не будет и скуки –

Покой и слова. И звезда на весу.

 

Из слов и созвучий, старанья и страсти

Тебе я придумаю лучший свой стих.

Мы будем смотреть на воздушные трассы,

Как звёзды на землю срываются с них.

 

Мы скоро вернёмся, допьём только кофе,

Примеряешь лёгкость небесную тут,

И снова земные дороги, как строфы,

Тебя от меня уведут, уведут.

 

 

***

 

Деревьев воздушные зимние кроны

Одеты в холодный прозрачный хрусталь,

И в воздухе города их перезвоны

Молитвенно льются, как чья-то печаль.

 

Искристыми ромбами или шарами,

Раскидистой вязью в сиянии льда

Горят лучезарно они перед нами,

В январские смело войдя холода.

 

Сверканье их звонко, горенье их нежно.

И в мех завернувшись, сквозь дрёму душа,

Так заворожённо и так безмятежно

Всё смотрит и смотрит на них, не дыша.

 

 

***

 

Она склонилась, задремала будто,

Остановив на телефоне тень руки,

И поняла, что ничего уже не будет –

Ни лета, ни ответов на звонки.

 

Летела ночь. И Будду золотого

В зеркальной пудренице видела она…

А телефон звонил из измерения другого,

Из долго снившегося сна.

 

И было ей спокойно. И горела

Над нею люстра тёмного стекла,

Но не могла она и не хотела

Признать, что этой ночью умерла.

 

 

ШАХМАТЫ

 

Вот так на шахматной доске,

Построившись полками к бою,

Во всей отваге и тоске

Играли жизнью и судьбою

 

Народы, страны, племена.

Какие конницы летели!

Мелькали копья, стремена

Рвались, звенели стрел метели.

 

Тура брала полцарства в плен.

Подобно сумасбродству, бреду,

Жизнь королевы шла в обмен

На гениальную победу!

 

Плелись интриги там и тут

И вмешивалось провиденье,

Любовь рождалась на лету

И умирала за мгновенье.

 

И трепетали короли,

И по сей день они трепещут

На шахматных полях земли,

Величьем тешась, точно вещью.

 

 

***

 

Свернулась рукавом безбрежность

И мир закрылся, как тетрадь.

Я так мечтал тебе всю нежность

И всю любовь свою отдать.

 

Теперь прикуривать от спички

Так долго можно, не спеша,

Как будто стала безразлична

И жизнь и, может быть, душа.

 

И хорошо и одиноко,

Разрушив королевство грёз,

Смотреть в свои ночные окна,

Не выдав звёзд, не выдав слёз.

 

В конечном счёте мелодраме

Заламывает руки шут,

И смех его направлен к даме

Распущенный, как парашют…

 

Всё в мире тянется к спасенью

И умирает в хоре труб…

Любви, как хрупкому растенью,

Нужна забота рук и губ.

 

 

К. Ш.

 

Ангел, ангел, ты мой ангел

Прилетел и на фалангу

Пальца бабочкою сел.

Удивительно как смел!

У него твои ресницы.

Ты хотела мне присниться..?

Ангел, счастье ты моё!

У него лицо твоё

И твои большие очи,

А на крыльях звёзды ночи…

Мне подул на веки он

И растаял этот сон.

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера