АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Инна Иохвидович

Поэт Ольга Бешенковская. Эссе

17.08.1947 (Ленинград) – 4.09. 2006 (Штутгарт)

 

            Ольга Бешенковская родилась в семье фронтовика. Стихи начала писать ещё школьницей. И осознание себя поэтом, осознание своей миссии в этом мире пришло к ней рано.

               Эмигрировала она уже сложившимся поэтом, одним из самых ярких представителей ленинградского андеграунда. Однако именно в эмиграции ею были написаны особенно пронзительные строки. Недаром  в своём последнем прижизненном издании «Беззапретная даль» первый раздел так и называется:  «Стихи, написанные в эмиграции».

            Публиковать Бешенковскую начали тоже рано. Оттачивавшая своё мастерство под чутким и умелым наставничеством Давида Дара и Глеба Семёнова, она могла бы стать одной из самых успешных советских поэтесс.

 Но бесстрашная Ольга Бешенковская, в силу темперамента, как поэтического, так и человеческого, искренности, не приемлющей и малейшего компромисса, вместо того, чтобы взойти на советский поэтический Олимп, спустилась вниз, на самый советский социальный «низ» - в котельную, в подвал, став кочегаром. Это произошло потому,  что получила она от КГБ запрет на профессиональную деятельность. Однако, как писал любимый Ольгой Юрьевной  Осип Эмильевич Мандельштам:

 

                       Лишив меня морей, разбега и разлёта

                       И дав стопе упор насильственной земли,

                       Чего добились вы? Блестящего расчёта:

                        Губ шевелящихся  отнять вы не могли.

 

Так Ольга Бешенковская продолжила печальную русскую поэтическую традицию противостояния: Поэт и Власть, Поэт и Толпа... И оказалась такой же жертвой противостояния, как Пушкин, Лермонтов, Пастернак, Цветаева, Мандельштам, Ахматова... Она тоже оказалась «невольником чести». Уже в эмиграции лирическая проза поэта – «Дневник сердитого эмигранта» - вызвала страстные разночтения. А вышедшая незадолго до её смерти книга «Травля» растравила и без того незатухавшие эмоции по поводу «Дневника».

 Эмигрантский период жизни Ольги Бешенковской был очень насыщенным. Она была одним из создателей и редакторов просуществовавшего, к сожалению, только два года журнала «Родная речь». Журнал был настоящим «толстым» литературным журналом. Много сил вложила в журнал Бешенковская, и  для многих начинающих авторов он стал трамплином.

Она была членом редколлегий журналов «Зарубежные записки» и «Студия», редактировала и была составителем  изданий «ХХI век», «Антология русской поэзии Украины», «Люди мужества».

Издала на собственные средства книгу умершей в Германии ленинградской поэтессы Марии Каменкович (кстати, первой переводчицы Толкиена на русский язык) и затем распространяла её для того, чтобы собрать деньги в пользу  осиротевших детей.

Многим начинающим авторам помогла Ольга Юрьевна не только словом, но и делом, писала предисловия, помогала с публикациями...

 Блестящая лингвистическая одарённость позволила Бешенковской начать писать стихи и на немецком языке. Она издала книгу стихотворений с параллельными текстами. Одна из немногих эмигрантов,  она стала членом Союза немецких писателей. В России за годы  её  эмиграции   также были изданы несколько стихотворных  сборников.  Русский язык навсегда остался её Родиной, и  лучшие стихотворения написаны именно на нём. Узнав о своей роковой болезни, Ольга Юрьевна написала  совершенно потрясающий по своей мужественности цикл «Диагноз».

Многие поэты и писатели, культурологи и философы по обе стороны океана называют Ольгу Бешенковскую вместе с тоже уже покойным Александром Межировым  лучшими поэтами Русского зарубежья конца двадцатого - начала двадцать первого века

К сожалению, как это часто бывает, только посмертно многие смогут оценить поэзию Ольги Бешенковской и масштаб её личности...

К списку номеров журнала «ОСОБНЯК» | К содержанию номера