АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Мария Галкина

Ты окурок в ладони комкал. Стихотворения

*  *  *

 

ли-те-ра-ту-ра

тур, фуэте, тур –

крутит по нёбу

кончик языка.

 

по небу

крынка молока

разлита

топлёными облаками:

 

облако Блока,

сбоку – Набокова.

 

с тучи моей видно.

 

ли-те-ра-ту-ра,

почти как ло-ли-та,

как молитва.

 

 

*  *  *

 

тихо

тикает холодильник «Волга»

 

под пепельным пологом

московский день спит

голый

к стене прижался

 

я танцую джаз

а саксофон не слышно

 

самозабвенно

превращаюсь во вселенную

 

машины тише

мне Бог играет с соседней крыши

 

 

БЫ

 

я бы хотела

без дела

брести по дороге белой

не опасаясь

взглядов навязчивых

не выпячивая себя

и не пряча

как колокольчик простая

раздетая

босая

впитывать землю горячую

ловить пыль летящими волосами

стрекоз-смешинок в воздух бросая

что есть мочи

целовать солнце сочное

слушать песни его песочные

подпевая по-соловьиному

 

а когда на рассвете

переменится ветер

выпустить крылья длинные

и пропасть с журавлиным клином

 

 

БЕЖИМ НА ГОРКУ?

 

в хмуроминорном вторнике,

взросло-синем,

облако вяжет

мне

пряжей из инея

варежки

зимние,

цвета горящих поленьев,

с теплым оленем

и мельницами

из Варежа.

 

– Борька, Борька,

бежим на горку!

 

громкие,

маленькие,

теряя валенки,

валимся

в звонкую бездну

парка.

старые санки

пахнут смехом и коммуналкой.

орехом

грецким –

детство.

 

а вы когда-нибудь сбегали кататься на рельсы?

 

заброшенный,

запорошенный горем

дворик.

 

– Где ты, Борька?

Бежим на горку…

 

комочек горький

режет горло.

 

 

*  *  *

 

ты окурок в ладони комкал,

я читала вслух «Незнакомку».

в воздухе дымно-розовом

расцвели гладиолусы.

 

расплела косы я.

рассыпались волосы

по твоим плечам,

по млечным путям в космосе.

 

часы встали.

мы медленно, медленно таяли.

по стёклам дождем акварельным

стекало время.

 

 

СКУЧНОЕ

 

в кабинете с потолком низеньким,

где воздух пропитан физикой,

сны

лезут

железные,

усталостальные,

квантовой скукой больные.

прочь гони!

они

режут,

скребут

по узбекской дыне

бритвой со ржавым лезвием

и формулой тонкой линзы.

 

плетет химия

сны

мыльные,

из молекулярных линий

и пузырчатых дырчатых неизвестностей.

посыпает из склянки Морфеем

неорганически нудная фея

в системнопериодической тесноте.

 

в зеленой берлоге

баюкает

биология

бактериальнобанальной трилогией

сказок

про метафазы,

про рибонуклеиновую заразу…

 

..а в столовой сегодня на завтрак зразы.

 

 

МАЯКОВСКИЙ

 

Маяковский

в красной обложке

ловит ветер на лоджии.

рисую помадой

контур губ в пол-лица.

надо

ярким парадом

рвать в себе мертвеца

из ада,

серобуромалинового подлеца.

солнце

через крышу девятки льется

пятнами персикоабрикосов

и смеется

без конца.

жара

жгучая, желтая

жрет меня, неспешно пожевывая.

эшелоном тяжелым

май ушел

в Жерновку.

вам - женихов урожаи,

нам - пожары баклажанные

да паранджа.

 

 

МЕШОЧКИ СО СМЕХОМ

 

высококвалифицированные,

скукой продезинфицированные,

буднями пахнущие врачи

зря

тратят усилия

на меня.

бессильны!

дают капли с привкусом ноября,

чтобы с разбегу

разгневанным снегом

не ранить.

 

память,

мчи!

яблочным августом лечи,

тысяча звездным небом,

черствым черным чудесным хлебом.

 

как-то после обеда

лепестком светлым

с ветром

улетело

за туманные километры

шумное шестнадцатое лето.

 

где ты?

 

грустит без ответа

серебристое сентябрьское "апчхи".

вечер с Чеховым.

он молчит,

а в глазах мешочки со смехом.

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера