АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Сергей Фомин

Происшествие. Стихотворения

_ __

 

Мне кажется маленький гипсовый гном,

Что стоит на моём столе,

Знает больше меня о том,

Зачем он живёт на Земле.

 

Так весел и мудр его гипсовый взор,

Как будто бы он, а не я

Изведал всю прелесть бездонных озёр

В заснеженных дальних краях,

 

К терпенью разлукою был приучён,

С любовью и счастьем знаком.

Как будто бы я, а не он

Маленький гипсовый гном!

1988

 

 

ПРОИСШЕСТВИЕ

 

I

 

На улице вовсе не было воздуха.

Безвольно повисли голые ветви.

И с выдохом дыма прохожего олуха

Весна, захлебнувшись, вздохнула о ветре.

 

И вправду повеяло зеленью душной.

Там вдалеке, грохотнув, прозвенело,

Пробарабанив по крышам: «Как скушно!»

И догоняло: «Без дела, без дела».

 

Чувствуя страсть к покорению суши,

Из-за угла голубой бакалеи

Один просквозил, обернулся, обрушил

Хрупкие стрелы на стены; и фее,

 

Из дома напротив ступившей за край,

Прозрачной украсил фатою зонт.

Но кинулся голым под мокрый трамвай,

Из дерева прыгнув, асфальтовый чёрт.

 

И наскоро смывши улыбку с улиц,

Сославшись на радио утренних засух,

Исчез проходимец, под аркой сутулясь.

И тот, прозвенев, удалился сразу.

 

II

 

Всё выдумал! – кричали птицы.

И гладко выбритый апрель

Уже выгуливал столицу,

Не выспавшуюся досель.

 

Прокуренная до бессонниц,

Бодрилась улица в окне.

Приветствуя витринных модниц,

Трамвай по рельсам прозвенел.

 

И, просветлев в последней дымке,

Огромный лозунг на стене

Свидетельствовал без запинки

Об улучшениях в стране.

1988

 

 

_ __

 

За самой высокой горой – туман.

Как в путь, собирают – в рост –

Дождливое утро и ветер. И план

Наш удивительно прост.

 

Я упираюсь ветвями в густой

Воздух, корнями – в рассвет.

И, правда, я вижу, что смерти нет

За самой высокой горой.

1988

 

_ __

 

Белое только. Небо и крыши.

Лишь чёрный, тончайший, строгий узор –

Вольные ветви. Легенды ожившей

Слышишь далёкое эхо: «С тех пор…»?

 

Тысячелетний царственный ворон,

Видишь, кружась, обронил с крыла

Синие сумерки. Древним дозором

Тронулась шагом зоркая мгла.

 

Ветер, и нас обративший в тени,

Под одинокой звездою притих,

Словно откроет нам тайну бесценней

Этих бесцельных походов моих.

 

Будто и счастье не станет адом,

Коли продлится. Но знаешь сама,

Только прощанье – цена маскарада:

Полночь, Россия, любовь, зима.

1988

 

 

 

_ __

 


В стенах вызрели спелые уши.


Пастырь, пасынок, плут, приживал –


Все приходят послушать.


Кто вас звал?


 


Но теперь, наконец, по бесславным


Наважденьям я им не собрат.


Я свободен от них, хоть недавно


Стал от их откровений горбат.


 


Отступилась бездумная муза,


И назойливых духов возня


Стихла. Горб мой избавлен от груза.


И теперь кто заметит меня?


 


Тот ли, с кем и разлука опасна,


Кто меня и не зная спас,


Ты ли, что оставалась бесстрастна


В ночь, когда перезревший час


 


Рвал, твоим утомлённый стоном,


Наслаждения сонную нить?


В изумленье, туманном и томном,


Просыпаясь, любила следить


 


Ты, как был я к безумию близок,


Как слова обращались в прах,


Как душа моя – кость, а не призрак –


Рассыпалась в твоих руках.


 


Золотой мой, искрящийся корень


Пущен в землю. Но искренний крен


К дальним звездам, к исконному горю


И к слоёному морю измен


 


Точно каждую вытончил ветку,


Так скрутив мой янтарный ствол,


Что я стал бы незрим человеку,


Если б тот подошёл.


 


Расписавшись на белом чёрным,


Что родился и жил в бреду,


Продал памятник нерукотворный


Свой за сходную цену жиду.

1990

 

_ __

 

Бесшумный лёт велосипедный,

Бесследной думы дымный знак

Вопроса, колеи зигзаг,

Нить млечной пыли под передним.

 

Смеркается. Сомнений морок

Сгущается. Пустеет даль,

Пригоршню придорожных ёлок

Наматывая на педаль.

 

Во тьме отвесной око зорче.

Округа – мрак сменяет муть –

Уже слепа, но лентой кормчей

Всё стелется белесый путь.

 

Плывёт навстречу, груду щебня,

Чету невнятных обогнув.

Проваливается сердце, с гребня

Просёлочной волны скользнув.

 

Размаянного дня успенье

Почти мгновенно, и вот-вот –

Подмена мест, колёс круженье,

Смещенье времени – нырнёт

 

Из этих мест в родимый омут,

Где нет их, и примет их нет,

Мой чёрный, тонкий, невесомый

Стремительный велосипед.

1992

 

_ __

 


Так тихо здесь, что хочешь сам


Безмолвным быть и неподвижным,


Как вставшие по сторонам


Нестройные ряды берёз,


Где меж кустов мелькают лыжник


И рядом с ним бегущий пёс.


 


Стоять и прозябать века


В толпе стволов краплёных, длинных,


Под их плакучей паутиной,


Колеблемой слегка.


 


Так провожать за летом зиму,


Так оживать и увядать,


Прошедшего не замечать,


Лелея рост невыразимый.


 


Но может быть, и здесь порой,


В таких же сумерках, к примеру,


Размеренный дробя покой,


Свиваясь и катясь клубком


И разрастаясь, как химеры,


Звучат предания о том,


 


Что дуб сто лет тому зачах,


Что будущее с бывшим схожи,


Что в день прошедший шёл прохожий


С громадным прошлым на плечах.

1993

 

 

_ __

 


Крестьянкою, Прекрасной Дамой,


Сестрою, матерью, женой


Зови её. Всё той же самой,


Всё той же бледной синевой,


 


Изнанкой неба, сонной гладью


Равнин застыла. Та же, та ль?


Гадай, пока, снегов исчадье,


Не скатишься в немую даль


 


По накренившейся, как прежде,


Под колокольчик под дугой…


Лети, гадай в слепой надежде,


Зови родимой стороной!

1995


 


 

ПАМЯТИ В.Ф. ХОДАСЕВИЧА

 

Простой рецепт: побольше звёзд,

Воды – поменьше, и готово.

Сей некролог быть должен прост,

Как тихий ропот домового

 

За стенкой. Ах, да то сосед.

Привёл гостей. Довольно поздно…

Пора бы лечь. От пыли звёздной

Рябит в глазах. Но что за бред

 

У здравой мысли на запятках

Пробрался в чинную строку?..

Пора призвать его к порядку…

А впрочем, царствуй на боку,

 

Да выводи во тьме дремотной

Под гуденье алкашей:

Поэт любил животных,

Особенно мышей.

1997

 

_ __

 

Муза, займись замещеньем пустот,

Сведением счётов, сложеньем частей

Разбитого сердца, учётом невзгод

За неименьем других новостей.

 

Радость твоя неуместна. Уймись!

Как искус осеннего солнца. Как то,

Чем представляется путнику жизнь

В несущемся к морю авто.

2011

 

 

_ __

 

Задыхаясь от ненависти к себе,

От стыда за сограждан,

От любви к тебе,

От жажды

 

Счастья или покоя,

Достигну какой-нибудь цели.

И настанет совсем другое

Время года и день недели

 

Другой. И сквозя в предгорьях,

По дрожащему серпантину

К нам подкатит новое море,

И тогда я не сгину.

2013

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера