АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Светлана Игнатенко

Прекрасное исключение. К юбилею Э. П. Фениной

Когда ты сам уже далеко не в юном возрасте и позади большая часть жизни, воспоминания детства особенно ценны: они греют и успокаивают. Они греют и успокаивают в особенности, если тебе повезло с людьми, которые не просто встречались на пути, а благодаря которым твоя жизнь сложилась именно так, как хотелось, а не иначе. Тогда детство вспоминается еще чаще и представляется самым счастливым, во всяком случае, счастливее, чем у других. Таким было и мое детство, поскольку в нем было много удивительных людей, и среди них – Эвелина Павловна Фенина, без которой, возможно, и не состоялась бы моя встреча ни с любимым музеем, ни с любимым университетом, ни с теми замечательными людьми, которых подарили мне музей и университет.

Но и встреча с Эвелиной Павловной могла бы не состояться, если бы не другие, бесконечно любимые мною люди: мои легендарные дед и бабушка, мой умный папа, прекрасно знавший историю искусства, мои школьные преподаватели. С детства помню, как в моей семье восторгались Эвелиной Павловной. В моем воображении под приятным прессингом этих восторгов она представлялась мне очень красивой и очень умной, а по этой причине – какой-то недосягаемой, далекой. И только в школе, на уроках литературы, где особое внимание уделялось еще и истории искусства, вновь услышав имя Фениной, я почувствовала, что скоро должно что-то случиться. И это что-то действительно случилось: в художественном музее им. М. В. Нестерова Эвелина Павловна вела кружок любителей искусства, и я оказалась на одном таком занятии. Жизнь сразу перевернулась: ничего лучше, чем история искусства, для меня уже не существовало.

Сейчас я понимаю, что все перевернулось оттого, что занятия вела Фенина. Элегантная, стройная, с косой невероятной длины и красоты, с прекрасным русским языком, завораживающая знаниями и ассоциациями, легко переходившая от изобразительного искусства к музыке и литературе и наоборот, она как магнит притягивала к себе людей. Услышав ее однажды, они навсегда становились ее поклонниками – поклонниками ее красоты и ее искусствоведческого таланта. Фенина была кумиром для сотен уфимцев, и сейчас я убеждена, что в музей они ходили еще и для того, чтобы увидеть и услышать ее. Так и я. Сразу же стала слушателем кружка и осталась в нем до тех пор, пока не настало время уезжать в Ленинград: я поступала на кафедру истории искусств исторического факультета Ленинградского государственного университета, которую в свое время окончила и Эвелина Павловна. Эту кафедру выбрала для меня Фенина, и сегодня я с гордостью говорю, что из всех уфимских искусствоведов только Эвелина Павловна и я – выпускники этой известной на всю страну кафедры.

Когда после окончания университета в 1979 году я вернулась в Уфу, Эвелина Павловна уже не работала в музее: в 1976 году она перешла на преподавательскую работу в Башкирский государственный педагогический институт, на художественно-графический факультет, где и работает поныне. Я же пришла работать в музей, пришла как ее ученица и начала открывать для себя Фенину снова: Фенину – научного сотрудника, Фенину – исследователя, Фенину – просветителя.

Ее музейный период начался в 1953 году, когда после окончания университета она вместе с мужем, тоже выпускником исторического факультета ЛГУ Львом Николаевичем Фениным, приехала в Уфу (хотя распределение Фенина получила в Государственный Русский музей, просто жизнь распорядилась иначе). В музее Эвелина Павловна начала работать сначала в должности научного сотрудника, а затем старшего научного сотрудника. И еще 23 года после этого ее творческая деятельность будет связана с музеем. Что же это были за годы? Как и чем жил музей? При подготовке юбилейного издания «Сообщения Башкирского государственного художественного музея им. М. В. Нестерова», посвященного 80-летию музея, мне, как и всем авторам статей для этого сборника, пришлось много работать в музейном архиве. Именно тогда стало очевидно, что вклад Фениной в музееведение Башкортостана непереоценим и что история Нестеровского музея не существует без ее имени. Но хотелось бы все по порядку.

Должность научного сотрудника предполагает наличие в музее научного отдела. Но научного отдела как отдельного специализированного подразделения в 1950-е годы в музее не было. Не было его и на момент организации музея в 1919 году, не было его и позднее, вплоть до современной истории музея. Причина тому одна – небольшой музейный коллектив. Но в этой малочисленности коллектива всегда была и есть одна уникальная закономерность: малочисленность воспитывала универсализм научного сотрудника (естественно, при качественности профессионального образования). Именно поэтому старший научный сотрудник Фенина практически исполняла обязанности заместителя директора по научной работе. К тому же других искусствоведов в музее тогда просто не было (только в начале 1960-х годов музей возглавила искусствовед Г. Р. Пикунова, специальное образование получили другие сотрудники музея – В. М. Сорокина, А. Г. Янбухтина и Л. Д. Ртищева). В этой ситуации Фенина одной из первых приступила к научной обработке и каталогизации коллекций русского фарфора, древнерусской иконы, русской живописи XVIII–XIX веков, произведений М. В. Нестерова (рукописи ее изысканий и ныне хранятся в архиве музея). Эта многолетняя исследовательская работа завершилась двумя значительными публикациями: в 1962 году к 100-летию со дня рождения М. В. Нестерова вышел в свет каталог его юбилейной выставки, в 1974-м – путеводитель «Башкирский государственный художественный музей им. М. В. Нестерова». Каталог стал первым опытом систематизации и осмысления произведений М. В. Нестерова в собрании музея, путеводитель носил в большей степени просветительский характер, и в то же время это была первая публикация основного ядра музейного собрания. Написанный доступным языком со множеством фактов из творческих биографий художников и историей создания каждого произведения, он пользовался невероятной популярностью у посетителей музея и в 1981 году был переиздан.

Начиная с 1953 года Фенина активно занимается каталогизацией и буклетированием творчества известных художников Башкирии. Так, уже в 1953 году выходит в свет каталог персональной выставки М. Н. Елгаштиной, в 1961-м – каталог персональной выставки В. С. Сыромятникова. С 1958 по 1974 год издаются буклеты «Б. Домашников», «Т. Нечаева», «А. Тюлькин», «А. Бурзянцев», «Н. Русских», «А. Пантелеев», «А. Платонов», «П. Салмасов», «В. Пустарнаков». И это неполный список публикаций Фениной тех лет. Но самое главное – Эвелина Павловна и в этой сфере научной деятельности была первой, что чрезвычайно важно, поскольку основы каталогизации закладывались не просто научным сотрудником, а профессионалом, искусствоведом. Первой она была и в деле пропаганды искусства на появившемся в те годы Башкирском телевидении, а еще раньше – на радио. В ее творческом активе – более 120 теле- и радиопередач, посвященных истории классического и современного, в том числе башкирского, искусства, а среди последних – те, которые освящали участие башкирских художников на республиканских, всесоюзных, всероссийских и зональных выставках. Каждая передача Фениной была событием, хотя сегодняшнему зрителю, буквально тонущему в море разнообразной и не всегда качественной информации, трудно почувствовать эту событийность. Будучи и автором, и ведущей этих передач, Фенина последовательно формировала их концепцию: творчество того или другого художника рассматривалось в контексте истории искусства соответствующего периода, в результате чего зритель изучал и творчество художника, и историю искусства (понятие «изучать», как видим, было в этих передачах приоритетным). 1960-е годы. Э. П. Фенина (в центре) с сотрудниками музея Т. М. Андреевой (слева) и В. М. Сорокиной (справа)

В 50–70-е годы Эвелина Павловна стала автором статей и составителем каталогов отчетных и юбилейных выставок художников Башкирии, а также статей к каталогам зональных выставок «Урал социалистический». Ее исследовательские успехи были настолько очевидны, что уже в 1961 году она становится членом Союза художников СССР и в этом статусе – автором уникального издания, справочника «Художники Советской Башкирии», изданного в 1979 году в Уфе. К сожалению, сегодня мы, авторы многостраничных, прекрасно иллюстрированных и научно обработанных каталогов, как-то и не осознаем, что первым опытом научной персонификации стал именно этот справочник: каждая персоналия в нем – это не только биография художника, составленная по традиционной схеме, но и специальные разделы – «Участие в выставках», «Основные работы», «Статьи, публикации». Я говорю об этом издании особо еще и потому, что убеждена, что ни при каких обстоятельствах нельзя забывать о первоисточнике: можно в дальнейшем совершенствовать, интерпретировать его, но разве от этого меняется его значение? Что же касается Фениной, то эта сфера ее исследовательской деятельности была для нее не просто важной, а принципиально важной, свидетельством чего стал еще один справочник – «Художники Башкортостана. ХХ век», опубликованный в 2002 году и включивший в себя персоналии 277 художников.

Помимо этой многогранной исследовательской деятельности, Эвелина Павловна консолидировала все другие направления научно-просветительской работы в музее: это выставки, лекции, экскурсии, методические разработки, творческие встречи зрителей с художниками. А еще она вела большую лекционную работу за пределами музея – в различных учреждениях Уфы. Среди них – Университет марксизма-ленинизма при Башкирском обкоме КПСС, Башкирский государственный университет, Уфимское училище искусств, Уфимский государственный институт искусств, Уфимский нефтяной институт, Общество «Знание». Сегодня практически невозможно назвать количество ее слушателей: их – сотни, если не тысячи. И в этой связи вспоминается юбилей Эвелины Павловны в Нестеровском музее в 1999 году: примадонна башкирского искусствоведения отмечала 70-летие в одном из красивейших залов родного музея. Рядом были ее самые любимые люди: муж Лев Николаевич – участник Великой Отечественной войны, политолог, сын Алексей Львович – известный издатель, невестка Лидия Михайловна Стратонова – талантливый художник и педагог, а сегодня – директор Института дизайна и национальных культур Уфимской государственной академии экономики и сервиса. На протяжении нескольких часов Эвелину Павловну поздравляли художники, искусствоведы, бывшие ее студенты, преподаватели учебных заведений Уфы, в том числе Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, с которым связана вторая половина ее творческой жизни. Помимо блистательной лекционной деятельности (загляните на сайт университета, и вы все поймете сами), доцент кафедры изобразительного искусства художественно-графического факультета, заслуженный деятель искусств Республики Башкортостан Эвелина Павловна Фенина – участник многих научно-практических и научно-теоретических конференций, автор многочисленных специальных публикаций. Среди них – программа курса лекций по методике преподавания профессионального изобразительного искусства РБ, статьи «Александр Эрастович Тюлькин», «Касим Салиаскарович Девлеткильдеев», «И. И. Урядов», «М. Н. Арсланов» в университетском сборнике «Образ», статьи «Рашит Нурмухаметов» и «Борис Домашников» в книге «Лауреаты премии имени Салавата Юлаева», наглядное пособие «Изобразительное искусство Башкортостана. Живопись (50–70-е годы)», статьи в энциклопедии «Башкортостан», в журналах «Бельские просторы» и «Рампа» и в республиканских газетах.

Сегодня Эвелина Павловна Фенина в блестящей творческой форме, она по-прежнему в центре культурной жизни Уфы и республики. Яркий пример тому – членство в жюри выставки-конкурса «Изобразительное искусство Республики Башкортостан», состоявшейся в 2008 году в Уфе. И еще я назвала бы ее критерием любого художественного события: ведь не секрет, что если Фенина выступает на открытии выставки, значит, выставка состоялась. Умная, принципиальная и одновременно доброжелательная, умеющая поддержать и оценить коллегу, Эвелина Павловна – прекрасное исключение во всем, и я немножко завидую ее студентам, которым еще только предстоит понять, кого подарила им судьба.

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера