АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Филиппов

Не вошедшее в анкеты

* * *

Много мной заполнено анкет...
С сожаленьем вспоминаю снова:
О Любви –
в них и намека нет,
О душе –
не сказано ни слова.
Как мечталось, как хотелось петь
И любить –
об этом слова нету.
Бросив все,
спешу запечатлеть
Строки, не вошедшие в анкеты.

* * *

Когда был молод, бестолково
Кричал кругом: «Я не боюсь,
Что каплей дождика слепого
В пространство неба испарюсь».
Бокалы пенились игриво,
Глотнешь – и не видать ни зги;
Бывало, испарялось пиво,
Да, слава богу, не мозги.
Пора, растратившему перлы,
Мне перешагивать межу.
Туда, в пространство, я не первым
И не последним ухожу.
А что важней – само пространство
Иль то, что кануло туда?..
Извечной сути постоянства
Не разгадать нам никогда.
Пугает с возрастом усталость
Неотвратимостью судьбы:
Во мне ни капли не осталось
Того, что испарилось бы.

ВОСК СВЕЧИ В ГОРСТИ

Сколько зим, сколько лет,
Не сочтешь теперь...
Тишина... Полусвет –
Вместо стука в дверь.
На гранит не цветы –
Сердце кинуть рад,
Но оттуда, где ты,
Нет пути назад.
Две звезды, два крыла
Были мы с тобой...
Одному нет тепла
Даже в летний зной.
Одинок я как перст,
Воск свечи в горсти...
Предстоит этот крест
До конца нести.

МУЗЫКА ЛЕСА

Живу непутево, неверно,
Греховную ношу несу,
Очиститься надо от скверны
В каком-нибудь дальнем лесу.
Уйду разнотравием диким
В убежище рыжих опят,
В колючих сетях ежевики
Запутаюсь с плеч и до пят.
Забьюсь в вековые трущобы,
Чтоб там на рогульках ветвей
Листва шелестела, и чтобы
Звенел надо мной соловей.
Вдали от людского прогресса,
От буден сурового дня
Великою музыкой леса,
Как в церкви, окатит меня.
– Пора приниматься за дело, –
Заботливо щелкнул щегол,
– Очистил ты душу и тело
И топай, откуда пришел.
…Несем мы нелегкое бремя,
То ль радость в нем, то ли беда:
Нам отдых дается на время,
А уйма работ – навсегда.

НАВСТРЕЧУ БУДУЩЕМУ ВРЕМЕНИ

Вставал рассвет... Я вышел из дому
На зоревом зачатье дня,
Звезда далекая неистово
За горизонт звала меня.
Сползала вниз луна двурогая,
Сгорали звезды на лету,
И вышел в дальнюю дорогу я
Торить победную тропу.
Я шел в мороз, в дожди обвальные,
Дойдя до цели, вдруг гляжу:
Мне вновь сулит дорога дальняя
Маршрут к другому рубежу.
Я сам – в седле, а ноги – в стремени,
Мне все преграды по плечу.
Навстречу будущему времени
С надеждой новою лечу.

* * *

Вдвоем мы на лодке, в густом камыше
Картавит залетная птица.
Спокойно на озере, а на душе
Тревога туманно гнездится.
Луну отражает озерная гладь,
Вдвоем мы: лишь я да русалка.
И эта божественная благодать
С рассветом исчезнет, а жалко...
На озере тихо, как в темном логу,
Ни молниям места, ни грому,
А там, на суровом крутом берегу,
Все будет совсем по-другому.
Житейские дрязги, и грязь в том числе,
Владычествуют между нами.
И там, к сожаленью, на грешной земле,
Туманы владеют умами.

* * *

Разыгрались в небе тучи,
Грянет гром, того гляди,
На душе моей не лучше:
Пасмурно, идут дожди.
Снова солнце закатилось,
В комнате – сплошная мгла.
А вчера здесь все светилось,
Ты покуда не ушла.
Утро вечера мудрее,
Подожду, придет рассвет.
Между нами, как в Корее, –
Нет войны и мира нет.
Что же, буду ждать рассвета,
Ты придешь, вздохнешь опять:
«Я пришла к тебе с приветом
Перемирия искать…»

ЗИМНИЙ РАССВЕТ

Ночью ныли деревья и прутья,
Обозлившись на дикий мороз,
И луна, охладевши до жути,
Тихо плакала звездами слез.
Нет разбуженным краскам отбоя,
Возрождается зимний рассвет,
Оставляя вослед за собою
На снегу перламутровый след.
Просыпается льдиная трасса,
Дальнобойщики вышли на тракт, –
И в сиреневый сумрак пространства
Уползает полуночный мрак.
Поосыпались тусклые звезды,
Ночь угасла, прошел ее срок,
И безветренный ласковый воздух
Всем желает счастливых дорог.

* * *

За окнами шел дождь...
По мутным стеклам
Стекали капли дождевой воды…
Достукались, однако, до беды,
Хотя и думали о чем-то теплом.
Какая молния блеснула между нами?!
Поссорились – и в разные углы
Мы расползлись,
друг другу не милы.
Дождь за окном,
А на душе – цунами.
Мелеют реки, оседают горы,
Стучат года подковами копыт...
Со временем нас заедает быт,
Но это ли причина для раздора?
На хмурую погоду невзирая,
Я улыбнусь,
ты улыбнись в ответ.
Улыбка – это благодатный свет,
Шалаш влюбленных,
где тепло без рая.

РОДНИК

Я долго странствовал по свету,
И вот, свернув с чужих дорог,
Пошел лесной тропой рассветной
Туда, где булькал ручеек.
Вода прозрачна и хрустальна,
Здесь начинается родник,
И я, устав с дороги дальней,
К нему, журчащему, приник.
Разгоряченными губами
Хватаю льдистую капель.
Родник, ворочая камнями,
Шумит-шаманит, будто шмель.
Вокруг него – лесное царство,
Обвалы гор гранитных плит.
Вода родная, как лекарство,
Любую душу исцелит.
Есть родники, колодцы, реки,
Но я тому безумно рад,
Что пил святую воду в Мекке –
Свершал божественный обряд.
Шагал туда я через кручи,
Молился... И, прости Аллах,
Была вода ничуть не лучше,
Чем здесь, в отеческих краях.

МАМИНА МОЛИТВА

Мама испечет пирог,
На столе его разрежет
И немного за порог
Кинет птичкам крошек свежих.
Клюй, заморыш воробей,
Клюйте, бедные синички,
За страдания людей
Помолитесь Богу, птички.
Птицы певчие поют
Да за пищей рвутся к битве,
Все они съедят, склюют,
Не подумав о молитве.
Грешны мы... И день ко дню
Люди грех вершат, наверно,
Высоко теперь ценю
Мамину святую веру.
Есть икона, стол неплох,
Хлеб не чаем запиваю,
А вот кинуть птичкам крох
Очень часто забываю.
За забывчивость мою
Надо б маме помолиться,
Но давно уже в раю
Мама – ангельская птица.

БЕДА ОДНА НЕ ХОДИТ

Река стремится к морю,
Тропа спешит к дороге,
А вот людское горе
Застряло на пороге.
Беда одна не ходит,
Сидит и ждет кого-то,
Она всегда находит
Открытые ворота.
Ручей струится к речке,
Солдат идет к победам,
В синь неба – дым из печки,
А беды липнут к бедам.
Оспаривать не будем,
Мы истину других:
Ведь чем беднее люди,
Тем больше бед у них.

ХОТЯ БЫ МИГ ЕЩЕ...

Объехав страны, встретив города,
Узнав всему положенные цены,
Все завершу, – подумал, – и тогда
Возможно уходить с широкой сцены.
Прошли года, жара на нет сошла,
И уходить уже как будто можно,
А завершить насущные дела
Не хватит жизни, –
Это невозможно.
Всему есть край, где наш последний крик
Молитвой безответною растает:
Ах, дайте день один, хотя бы миг!..
Но этого на свете не бывает.

* * *
Распечатаю тару в ухмылке,
Для себя завяжу узелок,
Что на дне недопитой бутылки
Самый сладкий – последний глоток.
Все закончено... Песня допета...
Понимаю, что хуже всего
Распечатать последнее лето.
А успею ли выпить его?

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера