АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Пётр Топорков

Всякие морские песенки

1

Корабль на привязи ждёт
Он весь печаль и небесный плод

А вокруг у него суда
Лодки, шлюшки и морячки
А везде у него вода
И кругом ни одной реки

Направлений движенья нет
Только суть и печаль вокруг
А кругом у него батюшка океан
Он единственный добрый друг

А жена у него в степях
На сносях теперь, на виду
У него сын растёт второпях
Смотрит на воду на пруду

Вот проходим мы по земле:
То простой, то пречудный дар
И скрипит доска в корабле
То всеобщего дома знак.

2

Моряк ехал по морю долго.
Море спустило с него бремя человеческого долга;
Везде прыгали весёлые матросы и обезьяны, много матросов и обезьян,
И боженька наш по водам разгуливал босиком,
А моряк на него глядел, понял, что голова его – с таинственным хохолком,
И боженька смотрит пристально, тоже обнаруживает изъян.
А я говорю ему: боженька, выпей винца с водой
Порадуйся празднику нашему, жениху порадуйся и молодой,
Ведь мы землю-девицу морю древнему отдаём
Море крепчает, раньше был на месте тутошнем водоём, скоро здесь будет твердь;
И вино наше вымерзнет, а мы застынем, будет можно на нас смотреть,
Нас ухватить и понять – ибо только мрамор да медь
Созданы для того, чтоб на них смотреть,
А человека нет, он фантазия с бородой:
Женщина подойдёт, мускул пощупает, есть ли тут кто живой,
А внутри никого и нет, человек улетел вовне
И гуляет, как бабочка, по лёгкой, пенистой стороне.

3

В портовом городе бессребренном
В портовом городе у моря
Гуляли моряки жестокие
И шлюхи им сосали искренно
И радость всюду там была.

Гуляют люди одинаково,
И свадьбы есть в любой провинции,
А за столом бухгалтер седенькой
Считает с дебетом кредѝт.

Его глаза полны сомнением,
В нём страшный голос обретается,
Он знает то, чего не следует,
Его зовут, а он не ходит к ним,
Не ходит пить и танцевать.

А что с них взять? Они прожили там,
Прожили в городе предмачтовом,
Протанцевали век без прихоти,
И по утрам ходили шлюхи те
На море милых провожать.

4

Это место проклятое, отсюда нужно бежать.
Дел никаких не делать, детей сюда не рожать.
Это место проклято, мне хочется ананас
И я знаю, что царство всякое находится внутри нас.

Мир-то сбежался, и на корабль глядит и жалобится:
Корабль плывёт вовне
Необычайного континента нашего, ура и ах.
Пьют матросы и вешаются в номерах.

С ними шлюхи поют и лечатся
От меланхолии от беды
И зачинают детей неведомых
Будто бы от воды.

5

Тёмной ночью на синей волне
Я думал о женщине, помнящей обо мне.
Она среди каменных городов жива,
Мужчины средь тихого моря живут едва.

А от людей глубоких я отошёл,
Им что ни слово – мученье и благодать.
Я подходил к девушкам, за подол у них приподнять,
Но они смеялись, и голову в никуда

Вертели: там у них синее море, и рыба в темнице вод,
И чего ты от нас-то хочешь, мы тебе не сестра,
Посмотри подальше: следы от розового костра.
Что же есть человек? – Он море наоборот.

Мы тебе не сестра, говорят, а я человеку брат.
Я приобщался к песне, ушёл во всеобщий труд,
А потом вернулся в свои края, и теперь я тут
И меня окружает таинственная семья.

6

О счастье моё бесследно
И нет у него следов
Как солнце, корабль бедный
Идёт посреди судов

И бог его не тревожит
И суд ему не вредит
И время его не гложет
И море в нём не гудит

Гудит в нём лишь плоть человечья,
Она сообщает смысл.
Кораблик, что такое страна чудесна?
– Она это море, а мы на нём – это чудный сад.

К списку номеров журнала «АЛЬТЕРНАЦИЯ» | К содержанию номера