АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Павел Финогенов

Добродушие из мясного шкафа. Стихотворения

РАДОСТЬ ИВАНА

"...а я когда сажусь
в маршрутку на конечке
стараюсь прямо за водителем
чтобы видеть
как люди тоже
и будут о своём
но вдруг кто-то
обязательно улыбнётся..."

так говорил бомж ваня
вселявший ужас в моих друзей и родных
добродушием из мясного шкафа

частенько под предлогом выпить кофе
читал чужие бродские стихи
и полупросвещённо дёргал бровью
рисуясь от сохи от косы
нашедшей на
какое-то время
ваня работал охранником в офисе
где и жил
так как после отсидки пропил квартиру
а сел за чёрное риэлторство
в девяностые
чего только не было
лично я его не спрашивал

случалось позвонит с чужого рано
когда на мне уже отсутствует бельё
ну и давай цитировать чорана
с вопросом непременным "...как тебе моё?.."

однажды ваня принёс
золотые перемычки от радиоаппаратуры
расспрашивал как их можно реализовать

я не знал как их можно реализовать
я и сейчас не знаю куда стремается ночь
когда только открываешь рот задать
вопрос
"...как тебе моё?.."
ответил
"...ни чем не могу помочь..."

забыв в моей ванной бельё
ваня перестал приходить
и начал сниться

"...по возможности
садись в маршрутку прямо за водителем
и смотри как в одном из домов
человек шагающий из окна
будет падать вверх
вздыхай
радуйся..."

ваню легко с потолка
и падать с ним вверх пробивая дно
и ещё о-дно
но и эта радость
сомнительного происхождения



*   *   *

ты сказал допивая компот

"...уронил его на прошлой неделе
изображения практически нет
хотя уже всё равно
телевизор не смотрит тот
у кого скоростной интернет..."

сели и долго пялились
синий зелёный красный
дополнительные оттенки появились потом
расплывающиеся штрихи пятна
стали рассветом над озером
стали туманом
стало совсем непонятно
зачем я ворочался в себе
каким-таким главным
могу ещё поделиться!
да и надо ли делиться когда
вылетает в кювет голова
и её облепляет травой неслыханная пошлость
как мою – обступает тьма

"...помнишь как Серёга вылил на тебя бочку дерьма?
нет-нет в прямом смысле она стояла рядом
а ты приставал к прохожим стреляя мелочь
сегодня утром мы покрасили ему ограду
но это тоже конечно мелочь..."

ты ответил что хочешь курить
вышел на кухню

а на экране:
мужчины женщины и вещи
бредут на сонных и чужих похоронах
ты среди них
неуязвим
допей как детство
свой ритуальный отрезвляющий компот
за страх завёрнутый в дежурное кокетство
иного бы ударил
а тебе – идёт



ЧЕРВИ

аспирант-биолог Андрюша считал меня другом
хотя мы виделись всего-то пару раз
в обрыгаловке он выложил как есть

"...ушёл с кафедры из-за непримиримых разногласий
с научным руководством касательно
поведения ленточных червей в условиях невесомости
но ничего –
сейчас работаю в москве в нии..."

заметив что я катаю хлебный мякиш
как типичное быдло
совершенно не разбирающееся в ленточных червях
Андрюша заглянул мне в рот и стал
показывать фоты избранницы
попутно извлекая из мгновений как они
хорошо оторвались в Пицунде
а потом он её кинул
а она умоляла вернуться
а потом я кивнул
в сторону синюшных девиц у входа
дескать, попробуем?

"...ну ведь коровы же!.."

Андрюша поморщился и зачесался
пришлось опонировать

"...давай-ка вспомним басню "лиса и виноград"
в зерцало как царицы мы пристальней посмотрим..."

бежал Андрюша парком я следовал за ним
ленивый соглядатай до улицы штеменко
да мало ли чего там со светлой головой
сознаться может в полночь но ленточные черви
порабощая разум влекли меня домой
курил на кухне долго особенностям нервной
системы ухмыляясь хотя возможно что
позывы к суициду Андрюшу миновали
я снял чулки с шинелью и погрузился в сон
где вещи назывались своими именами

ЛЕТНЕМУ ДРУГУ


представителям древней нудистской школы
вход на местные пляжи закрыт
хорошо по квартире расхаживать голым
читая сашу соколова нараспев

если кнутику самоцензуры поверил
получаешь от джунглей под дых – вот подвох
отделяя пшеницу от плевел
замечаешь что чистишь горох
на облезлом балконе тянется к солнцу
трава зверобог

вместо города поле небесных растений
ты же – в трубочку всё это дело забьёшь
после первой затяжки подступит есенин
наблюдать как работает пушкин
в идеале
конечно же вудди аллен
но не плох и который rain man
и который нектаром отравлен
и который намерен
под воздействием галлюциногенных яблок
возводить зиккурат
но слышишь земляной звук
падающих плодов

нас
никто
не из-го-нял

мы с тобой разнополы и пустоголовы
превращаем любую затею в кровать
хорошо среди тебя расхаживать голым
и твою наготу понимать



*   *   *

она оставила мне на неделю пса
а сама укатила к приятелю в питер
мы гуляли утром и вечером в парке
хотя в каком парке
лужайка за домом и лесополоса
и не чистокровный он драдхарт
а стыдливая помесь с дворнягой
и никаких сантиментов по поводу
«душевных» разговоров за полночь и бла-бла-бла
а просто надо с кем-то быть
принимая облезлого пса
как жертву за
спокойный сон в котором колбаса в бутерброде
не больше чем колбаса
она вернётся с кучей никому не нужного
в том числе и ей самой
барахла
а у животного
как у всех домашних животных кроме котов
грустные глаза

я иду с поводком по засранной улочке
курю без конца
все эти прогулки похожи на то когда
кончая в постели думаешь о совсем другом человеке
видишь ржавеющую рябину у дома и понимаешь
что ни о другом и вообще не о человеке
а о том когда же меня вырвет
бесполезными немытыми словами
от того что тени в каждом окне
и редкие для этого времени суток прохожие

все так живут!

не потому что скоты
мычащие нежности в дурно пахнущем стаде
а потому что механизм часов
где шестерни покрыты струпьями времени
таков
только таков

ты лжёшь
они выбирают между
счастьем быстрого приготовления
и
счастьем быстрого приготовления
лгут
присваивая человеческие черты
любимым собакам

глаза как глаза
никакой грусти там нет
как и радости впрочем

извини что восковою ночью
я пишу тебе друг
ты вечно не онлайн
невыразимо дальше чем петербург
словно позавчера
словно послезавтра
и от боли что мы никогда не встретимся
становится невыносимо легко

однажды когда пёс и в пятый раз не откликнулся
я понял что он вдобавок ещё и глухой
пришёл в близлежащий лес
отстегнул поводок
пёс понёсся по кустам – дальше и дальше
вперёд по тропинке
я – попятился – но – не поверишь
умирающий пёс
до сих пор со мной…



ПРОГУЛКА


мы отправимся в лес
вслед за введенским
для рассмотрения ничтожных нас
дышать
говорила что на кухне газ
им отвратительно воняет
но это ничего что последнюю неделю
я питаюсь алкоголем
и ещё бог весть какой дрянью
этой недели всё равно нет
уж я-то знаю
серединный лес – последний оппонент
и наши разговоры все эти годы
могли быть какими угодно
только не обычными
хотя никто не подпишется что
именно романтики
становятся циничными

нет, это ни уход от поэтичности
языка
ни стихотворение
ни чего-то более
выдуманного тобой же расстройства личности
и пока
колоситься поле
с пропастью в своей так сказать сердцевине
я говорю как ты меня вылюбливаешь
а ты без ума от свойств повилики
мы знаем литературу из слов как снов
на воздухе взгляни как медленно...
исчезает ширма

кстати
я совсем забыл
верни мои книги



*   *   *

"..она к тебе подкатывает
ты что не видишь!
может ты и без задней мысли
но она..."

и так было всегда
(если бы я мог подготовиться!)
все как один кроме
несуществующих подруг
и ведомых парней
видели рисковую блядь
бедоносицу

сухие лица без примет
шелестят в костре
смешными правилами

я не понимал
влюблён или нет
но – видел ангела



*   *   *

когда из костяного купола
сквозь зелёные бойницы
в меня стреляет то же самое что
подыхает от солипсической тесноты
вырывается из мясного шкафа

я всё понимаю значит
в принципе не умру

когда полночные радости через край
переливаются в радость стоять
еле касаясь ладонью
чуть ниже лопаток
на гниющем мосту

как ты
ослепительно куришь

ты не хочешь называть
а я господи пойду
назову


К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера