АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Роман Файзуллин

До предела

ПОКА С ТОБОЙ

вот пока с тобой – счастлив
а как без тебя так олицетворение несчастья
распадаюсь на никчемные краски
которые и самое темное то едва ли могут украсить  

это движение ни к чему не приводящее
если конечно гнойный вакуум брать за ничто
ты у меня единственная в моей не живой жизни
единственная что настоящее
я грудь до сердца расковырял крестом  

вынул его повертел подул
не загорается только колотится с большими перебоями
уродливый бог там наверху
смеется над этим даруя святую любовь и горе мне  

только ты не слушай
прошу не слушай
это просто больная психика и алкоголь
и что-то еще и банальное не повезло
слабость воли страх боль
зеленая веточка взятая на излом  

я пока с тобой счастлив
а как без тебя так сразу тянусь обратно
обнять застыть в этой сказке
не уходить не уходить в мерзкое куда – то  

я только пока с тобой чувствую себя живым
а не высосанным выменем гнилой кобылы
будто жизнь я свою поносить одолжил
будто солнце меня не знало но забыло


РАЗРУШЬ И СОТРИ

она презирала стихи
она не любила поэтов
шаги ее были горьки
горели тоскующем ветром

и что - то тяну к виску я
и дрожь пробегает по коже
ее неземную такую
не знать было невозможно

и я бородатый дядька
не бритый уже две недели
с пробитой башкой и тетрадкой
и с холодом в ломаном теле

зачем то люблю ее вечно
и кроме как с ней не могу
и ангелы жарились  в печке
порхали на белом лугу

и жизнь проходила мимо
она оставалась внутри
так сделай же это красиво
разрушь меня и сотри



ВСЕ ЭТО...

все это было конечно
до нас и будет еще
материальные вещи
платят повсюду за все

но я совсем про другое
большее нечно гораздо
близкое и дорогое
что я не видел не разу

в зеркале видишь ты

в зеркале видишь ты
что и не скажешь словами
словно твой поезд отбыл
господи что же с нами

будет совсем не скоро
или давным уж давно
рано схороненный город
ставит жизнь под стекло

и отогреть возможно
только дыши со мной
скатится горе позже
позже мир будет иной

все это так нелепо
все эти войны и гарь
просто насыпала пепла
когда - то какая - то тварь

только меня ты не слушай
все это просто лишь хлам
мир этот нам только нужен
и он остается нам


ПРОСТО СТИШОК

это будет совсем не долго
ну ты знаешь до дня какого
потерялась в стоге иголка
и горчит внутри лживое слово

это просто био-период
что привычен для живших здесь
как упавшая кровь на перину
ты в комок сжимаешься весь

потому что знаешь что завтра
или после
немного пройдя
в миг сотрется яркая краска
и ни что не напомнит тебя

для тебя самого это новость
для тебя самого это радость
пред покоем ничтожным коробясь
ты так рад
что мало осталось


ОЧЕНЬ ДАВНО

основательно не умирая
я наделал в себе сотни дыр
не нужна никакая другая
и не нужен весь этом мир

как подарок ненужный несу я
сам себя никому отдав
пальцем мерзлым тебя рисую
на вспотевшем стекле рукав

мой хранит твое фото в рамочке
и хранит для тебя письмо
это было совсем не давно ведь
и как будто очень давно



В КРАСНОЙ ВАННЕ...

через год или через два
может раньше
я не знаю точных цыфр
растворенная вина
растворит то
что когда - то было

самым главным и реальным
в этом мире в этом мире
в том доверчивом начале
где лишь ты и мы хранили

две руки сомкнувшись в счастье
время так отчаянно несли
взглядом теплым ад украсив
слово произнесшие "прости"

от тебя и меня
ничего тогда уже не останется
но вот это вот будет
вот это про эту одну
истину утонувшую за горькой малостью
в красной ванне растворяющей вину


В РЕАНИМАЦИИ СВЕЧКИ ЗАДРОЧЕННОЙ...

в реанимации время пройдет
ты не заметишь его
неумолимо прешь ты вперед
все для тебя лишь давно

пройденное
и тобой покалеченное
где - то в глуби наверху
дико родное и страстно вечное
для одного из двух

в реанимации свечки задроченной
блеклый огарок пишет истории
как любит он и как ему хочется
поцеловать руки сладостно рОдные

горькой хитины плед растворенный
очень легко погубит цветы
в реанимации вспомнит тебя он
только его не спасешь уже ты


УТРЕННЕЕ

Хочешь расстаться навсегда?
Да или нет? Да или... да?
Ты же не дура, что нам делить?
Все у нас на двоих.
(Ад у нас на двоих)

И я иду, касаясь земли,
что - бы отдать всего себя.
Чтобы отдать  тебе этот  стих.

Чтобы отдаться тебе на век.
Пафосно блядь сказал,
но ведь как есть, что вижу в окне
глаз, что даны лишь нам.


ДО ПРЕДЕЛА

в нас многое
доведено до придела
и юность бездумно наткнута на вилы
моя душа узнав встрепенулась
и охуела
что это тебя она
ждала и любила

в нас многое
без всякой на то причины
изжито
и просто так пустоте отдано
но я никогда
не видел небо
настолько красивым
чем в день когда я
отдался одной

тебе только
ты же об этом все знаешь
мы разные звери одних полюсов
в нас ярость за жизнь
неистребимо большая
хоть ты и не любишь пафосных слов

в нас многое
просто в нас многое
наверное там где-то там
в эмбрионе завязано
разорвано этой безумно
грязной дорогою
что сквозь это "всё"
все же дает нам
увидеть прекрасное


ПОРНУХА

твоей чертовой святой дороги
отмеченной ангелами и адом или – же
всего лишь жинью
что так часто воспринимается как горе
камни как холмы затянули и выжили
меня такого что рад этому
став тобой а ты мной
неразделимо светлыми
в темное наше нутро отчасти упавшие
во все цвета радуги (будь она проклята) разукрашенные
так же и я изо дня в день хочу из плохого получиться хорошим
и победить в озере чистом которое «мы» всплывающее говно
но даже убив или заставив страдать не станешь большим
чем маленьким отголоском злых но искренне любящих слов

и хозяйка нежной рукой пса родного гладит
а на шее его стягиваются кольца
и девочка юная – юная приходит к взрослому дяде
и с ним она ебется ебется ебется

о боже я больше не могу
останови эту адскую порнуху
навсегда оставленную позади

пытается обосраться высраться в руку
и ведет себя так будто нелюбим
или - же
любим

и отродье на дереве а дерево в скворечнике
скоречник в огонь и пусть все умрут
мы с тобой отделились уже мы с тобой вечные
а тот кто всё моё забрать хотел
остался ни с чем и жует кору


ТЫ НЕ УМРЕШЬ УЖЕ

ты не умрешь уже
ты слишком долго занимался пазерством
будто у края лже
шаги изображал
ты настоящий стерся

ты не умрешь уже
можешь и не стараться
дева которой
тебе не знать
в паранже
подарит кому - то свое одеяльце

в теле милом в душе
сказка тонет большая
ты не умрешь уже
ты ведь об этом знаешь



НАСОВСЕМ

никогда-никогда
потому что так надо
был твердеющим ад
и звенела прохлада

и откуда-то сверху
уже не кричали
это жизнь твоя меркнет
вздох твой случаен

рвота - рвота и нечем
это порно остановить

к счастью
сон твой не вечен
его легко прекратить

только ты может завтра
а может сегодня
прости
прожита самым корнем
обглодана карта

и уже насовсем
насовсем
она взаперти

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера