АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юлиан Фрумкин-Рыбаков

НА ГРЕШНОМ КОРАБЛЕ: Анатолий Домашёв, «На грешном корабле». Стихи&проза. Издательство «МКС», СПб, 2013



На этом корабле есть для меня каюта…
О. Мандельштам, 1937


Анатолий Домашёв — петербургский поэт-нонконформист. Многие годы он совмещал работу конструктора-кораблестроителя с литературной деятельностью. Инженерная профессия позволяла быть абсолютно свободным литератором, не зависящим от гонораров и журнально-издательской погоды. Издал пять поэтических книг — «Ветви и мачты», «Жизнетворения мои», «Наказание охотника», «Прежде чем» и «Жребий». Шестая (электронная) книга «Овидий и диво» вышла сама — в серии «Библиотека русского палиндрома» на сайте «Либрусек». До издания первой официальной книги (1994) выпустил около двух десятков самиздатских сборников.
В переводах Анатолия Домашёва опубликованы стихотворения Ладо Асатиани, Мурмана Лебанидзе, Мухрана Мачавариани, Дали Цаава (с грузинского); Константы Ильдефонса Галчинского, Станислава Гроховяка (с польского); Илмари Сааринена (с финского).

Стихи, палиндромы, переводы и эссе А. Домашёва печатались в различных журналах, альманахах, антологиях, сборниках, электронных изданиях России и за рубежом (Англия, Германия, Канада, США). Член Союза писателей ХХI века. Лауреат премии журнала «Зинзивер» (2011).
За год до рождения Домашёва Осип Мандельштам написал в 1937 году стихотворение, из которого до нас дошла только одна строка, вынесенная в эпиграф данной рецензии. Эта же строка есть у Анны Андреевны Ахматовой  в стихотворении, написанном в  августе 1942 года в Дюрмене:

Что достается всем, но разною ценой…
На этом корабле есть для меня каюта,
И ветер в парусах, и страшная минута
Прощания с моей родной страной.

Стихи эти написаны поэтами на разломах земной жизни: у Мандельштама — на грани фола в страшном 37 году, у Ахматовой — в страшный 1942 год. Стихотворение О. М., из которого до нас дошла та строчка, по воспоминаниям Надежды Яковлевны Мандельштам называлось «Корабль смерти».
Случайны ли эти аллюзии в творчестве Домашёва? Нам думается, что нет. Человек большой поэтической культуры Анатолий Домашёв сознательно продолжает тему места поэта на корабле современности.
В литературе существует прекрасный поэтический образец— «Корабль дураков» Себастьяна Бранта («Das Narrenschiff»), впервые напечатанный в Базеле в 1494 году.
Однако Домашёв идет по иному пути. Скорее всего, Домашёв попытался органически замкнуть все им пережитое книгой «На грешном корабле». Первая книга А. Д., выпущенная издательством «Водолей» в 1994 году, называлась «Ветви и мачты». Тема корабля, тема стихии — морской ли, человеческой, — является для поэта тем «сором» из которого растут стихи. А стихи для А. Д. были и есть ответом на давление жизни, окружающей человека. Замечательный поэт современности Глеб Горбовский (по определению Домашёва — тоже островитянин, потому как тоже с Васильевского Острова), посвятил автору прекрасное дружеское послание, в котором есть такая строфа:

Не подался в короли,
в воры и молодчики:
днями строил корабли,
а ночами — строчечки!...

Что бы там не говорили, но профессия все-таки накладывает отпечаток на своего носителя. Домашёв — инженер, кораблестроитель, конструктор. Точность деталей, метафор, четкость мысли делают его стихи необычайно емкими и вещественными. В стихотворении: «Не барабанит дождь по крышам, по листве…», где есть немало поразительных метафор:

Подушечки фаланг, тень каждого перста
подрагивают чуть, столешницы касаясь,
и гул небесных крыш, небесного моста
внутри дождя звучит, дождем преображаясь…

совершенно замечательна заключительная строка о капельках, стекающих с листвы: «…как запонки дождя — с манжеты музыканта».
Но самой характерной особенностью поэтики А. Д. все же является не одиночная (для одной строки) метафора, а когда метафорой становится все стихотворение — целиком, и часто состоящее как бы из одного предложения.
Таково, например, в рецензируемой книге стихотворение «Я — мост…»:

Я — мост. Соединяю
все бывшее и вас,
но вы в нем тоже свая,
но свая после нас...

Вообще же тема моста издавна пронизывает стихи Д. Вот давнее стихотворение «Славянский мост» от 5 октября 1989 года из книги «Ветви и мачты»:

Между Востоком и Европой,
дугою выгнув шар земной,
лежит славянский мост широкий
над черноземной глубиной.

В той же книге есть такие строки: «…скачет всадник ночной торопливо/ степью гулкой и звонкой, как мост» из другого стихотворения —  «По холмам, освещенным луною…» (июль, 1975).
Преемственность поколений, культур, единое мировое пространство поэзии и жизни — вот Ойкумена Анатолия Домашёва, его среда обитания. В книге «На грешном корабле», обладая цепкой памятью и глазомером инженера, А. Д. представляет на суд читателя необычайно емкие заметки-воспоминания о своих друзьях-современниках — поэтах и прозаиках: Константине Петухове, Викторе Конецком, Александре Мореве, Геннадии Алексееве, Борисе Тайгине, Глебе Горбовском, Олеге Базунове.
Раздел прозы, названный строкой из стихотворенья Глеба Горбовского «Не плачь ты, осень, безутешно», А. Д. начал с себя, со своей биографии, что чрезвычайно важно и принципиально. Поставив себя в один ряд с героями своих мемуаров, Домашёв декларирует общность времени и места. «На грешном корабле» и современники, и сам Д. не пассажиры, — они команда, единое целое. Самое замечательное в этой команде — общность целей и духовных ценностей. Они — подвижники на грешном корабле современности. Есть необычайно емкий афоризм: «Делай что должно, и будь, что будет».
Книга А. Д. пронизана «игрой воды и света». Бликами жизни, бликами памяти. Некая эклектика в первом разделе книги не портит ее, а напротив, погружает читателя в быстроменяющийся поток света-тени, во внутренние покои трюмной жизни творчества, откуда поэт поднимается на палубу для встречи со своим читателем.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера