АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Хаим Венгер

Переводы



Из Леи Гольдберг

*   *   *
Не люблю этот город
              ни ночью, ни днем,
Хоть спокойно и весело
    было мне в нем.
Я люблю этот город,
    люблю без остатка,
Хоть мне было в нем
    очень и очень несладко.
Семь ворот днем и ночью
     его стерегут
И войти никому из чужих
     не дают.
Только солнце и ветер
     не знают препятствий.
Я войду вместе с ними,
     вернувшись из странствий.
    
СПИНОЙ К КИПАРИСАМ


Привыкли жить спиною к кипарисам,
Не видеть горы рядом, за домами.
Смотреть на звезды нам мешают трисы…
Мы все больны машинными страстями.
И так нам жить: бежать, спешить, вертеться,
Пока не забунтует наше сердце.

ЗВЕЗДЫ

Ожерелье из звезд –
у неба на шее,
А сердце мое
обожгли суховеи.
Но даже сейчас –
ночью нашей разлуки –
Мне звезды по-прежнему
падают в руки.

*   *   *
Нет, не море между нами.
Нет, не пропасть между нами.
Нет, не время между нами.
Между нами – мы же сами.
Из Залмана Гольцберга

СИНЯЯ ПТИЦА

О, Синяя птица удачи и счастья!
Куда исчезаешь ты в годы ненастья?
Глаза напрягал я до режущей боли,
Бродил, на ногах натирая мозоли:
Искал тебя всюду, да только напрасно.
Над бездной стоял. Мне кричали: «Опасно!».
А я улыбался в ответ ненароком,
И люди не знали, как мне одиноко.
О, Синяя птица, как сказка из детства,
Как нечто, что нам достается в наследство, –
Ты бьешься, трепещешь, крылами звеня.
Смирись и пойми – ты в руках у меня.

ДВЕ ЖЕНЩИНЫ

Я был один любим двумя,
И я любил двоих.
И, если б надо было, я
Мог жизнь отдать за них.
Они ж меня могли прощать,
Обиды не тая.
А кто они – хотите знать?
Жена и мать моя.

Оберегали мой покой,
Во всем стремясь помочь.
И если я лежал больной,
Им ночь была не в ночь.
Я слышал: «Ты опять не спишь?
Больному надо спать!»
Да, так любить способны лишь
Они – жена и мать.

НА БАЗАРЕ

И облака, изодранные в клочья,
Как рубища несчастных бедняков,
Кружатся над скоплением лотков,
Быть может, отдыхая только ночью.
Ряды и горки всех земных плодов
Богатством, буйством красок поражают.
И женщины-торговки предлагают
На каждый вкус букетики цветов.
И мелочь в их иссохшихся руках –
Как древние монеты нумизматов.
А под чалмами лица азиатов,
Как будто бы застыли на века.
                         Перевод с иврита

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера