АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Варвара Юшманова

Ладья. Стихотворения

ЛУННЫЙ КНЯЗЬ ГОТОВИТСЯ К ВОЙНЕ



Лунных княжеств медные заборы.

Маятник изогнутых теней.

Время сна. Озёра холодней

Сумрака, сжимающего горы.



Лунный князь готовится к войне,

Мысленно полки свои считает.

И стальной костюм его блистает,

И алмазный жертвенник в огне.



Злая пыль лежит на кораблях.

Нервно дышит лунная княгиня.

Ходит радость тропами другими,

Расстилая утро на полях.



Час пришёл. Оскален небосвод.

И встают луняне не по зову,

Заполняя сумрак бирюзовый, -

Маленький неизбранный народ.



Каждый вечер над его страной

В небе появляется планета,

Но она не дарит больше света,

А висит уставшей и больной.



Враг считает блики на Луне,

В телескопы смотрит на затменья,

Но не видит в них предупрежденья:

Князь уже готовится к войне.







***

Изнеженный песок

Подогревает стопы,

И окон чьих-то соты

Выходят на восток.



Застелен как бельем

Уставший за день берег,

И море пахнет, веет

Соленым киселем.



Хранит в пещерах глаз

Высокий житель Суса

И выговор француза,

И предков длинный сказ,



Тепло своих олив,

Нароки Карфагена,

Седой Медины стены

И сладость южных слив.



Здесь кактусовый зной,

Корзинки из жасмина,

И песня Аладдина

Живет сама собой,



Коварства винный пар,

Прилавки побрякушек,

И словно пропуск в душу,

Для нищенки динар.







***

Впору многоцветие сменить

На простую темную одежду.

Мне сегодня ночью хоронить

Девочку по имени Надежда.



Я ее как чудо берегла,

Трепетно в себе ее носила,

А она взяла и умерла,

И спасенья даже не спросила.



Был ли свет в стеклянной лампе дня?

Был ли жаркий дикий вкус малины?

После этой ночи для меня

Станет все убого и едино.



Я скажу ей: милая, ложись

В свой последний храм, тебя пленивший!

И пойду в свою пустую жизнь,

Будто бы себя похоронивши.







ЧТО СНИТСЯ СОБАКЕ?




Песок и сухие травы,

Мелькание мотыльков

И банка из-под отравы,

Наверное, для жуков.



Огромная дура-муха,

Жестокие клумбы роз,

Печальной коровы брюхо

И едкий ее навоз.



И узкая щель в заборе,

Ведущая в мир, где днем

Большое горячее море

Зовет к себе мягким дном.



Пронзительный запах соли,

Ракушки и рыбий дух,

Следы грациозной колли,

Ведущих ее старух.



И глупые толстые птицы,

Кричащие в воздух зло.

В коробке остатки пиццы,

Сегодняшней – повезло!



И круг в синеве цветущий –

Слепящий горячий свет.

И в лодке домой плывущий

Хозяина силуэт.







ДИОНИС



Пьянит дорога, как анис,

Несясь с тобой по карте.

Однажды юный Дионис

Явился мне в плацкарте.



Он улыбался словно бес,

Маняще пах ирисом

И с верхней полки, как с небес,

Назвал себя Денисом.



Смеясь над спектром скоростей,

Не зная худших судеб,

Он не умел стелить постель,

Но тихо спал, как люди.



Мне карты, нарды и вино

Избрать давал лукаво

И на мое: «исключено»

Топил в пустом стакане дно,

А взгляд петлял удавом.



Резную доску доставал,

Учил меня впустую,

И побеждал, и блефовал,

Смеясь и торжествуя.



С ним вереница смуглых дев,

Лихих друзей цепочка

И виноградных лоз напев

В стеклянной оболочке.



Верша мистический обряд,

Как волк в полночной чаще,

Его охотящийся взгляд

Блуждал в вагоне спящем.



А утром… Утром был вокзал.

Огни меня встречали,

И мой попутчик мне сказал:

«Зови меня в печали».



И вот, когда в душе темно,

Я бой даю тревогам

И пью игристое вино

С веселым праздным богом.







ПЬЮ ЧАЙ




Пью чай. Без ничего. Без никого.

Без хлеба даже и без сожаленья

О глупости, о скудности всего,

О зыбкой простоте стихотворенья.



Пью чай. Без хвастовства. Без коньяка.

Без кислоты лимона. Без улыбки.

Без обжиганья губ и языка.

Без права на ожоги, на ошибки.



Пью чай. Без бергамота. Без души.

Без мяты. Без спокойствия. Без меры.

Без памяти. Без музыки. В тиши.

Без блюдца. Без опоры и без веры.



Пью чай. Без выражения лица.

Без суеты. Без времени. Неспешно.

Без страсти. И без смысла. Без конца.

Без сахара. И без любви, конечно.



      

        

ЛАДЬЯ



Ладья из черного дерева

Черпнула воды морей.

Она немного растеряна

Пред палубами кораблей.



Изгибов изящных контуры

Пленяют кротостью штиль.

И весла пускай не собраны,

Она – кудесница миль.



Домчит в одночасье к берегу

Далеких и сладких дынь,

И в море уносит бережно

Из душных песков пустынь.



Откроет дорогу ладную

Туда, куда нет путей,

В ночь звездную и обманную,

Не в небе, а на воде.



Былое давно утеряно,

Грядущее в недрах тин.

Ладья из черного дерева,

О, как мне тебя найти?!







***

Я знаю, что когда-нибудь солгу.

Куда-то неуверенно шагая,

Я встречу человека-попугая,

И он за мной неправду повторит.



Я знаю, что когда-нибудь паду.

И чествуя души своей изъяны,

Я встречу человека-обезьяну,

Он, как и я, бесстрастно согрешит.



Я знаю, что когда-нибудь уйду

Кричать в лесах неведомых без толка,

И там я встречу человека-волка.

Он в долгой песне душу обнажит.



Я знаю, что когда-то полюблю,

Над болью возвышаясь, как калека.

Я встречу человека-человека.

И он меня не примет, но простит.

К списку номеров журнала «РУССКАЯ ЖИЗНЬ» | К содержанию номера