АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Екатерина Каретникова

Девочка на скутере



Артем шел через редкий сосновый лес. Сквозь кроны светило солнце, мох под ногами был сухим и белесым. Иногда вместо мха появлялись упругие кустики черники, усыпанные незрелыми ягодами, а иногда — высокие разлапистые папоротники.

Артем сорвал травинку, сунул в рот и вышел на дорогу. На ней никогда не было асфальта, только пыльная накатанная земля и гладкие макушки камней. Камнями дорогу мостили финны. Может, в позапрошлом веке, а может, и раньше.

За спиной раздался шум двигателя. Артем перешел на обочину и оглянулся. По дороге пылила красная легковушка. Поравнявшись с Артемом, она притормозила, и из открытого окна высунулся молодой человек в кепке с длинным козырьком.

— Здорово, — улыбнулся он. — Может, подбросить куда?

На мгновение Артем задумался.

— Боишься, что ли? — усмехнулся владелец легковушки. — Или денег нет? Я ж от души, бесплатно. Ну, если полтинничек дашь на пиво — не откажусь, конечно. А нет, так нет.

Артем покраснел. Еще не хватало, чтобы его в тринадцать лет считали нищим или трусом!

— Спасибо! — сказал он и подошел к машине.

Мужик в кепке открыл заднюю дверцу.

Артем плюхнулся на сиденье. В салоне пахло табачным дымом и разогретым пластиком.

— Куда шел? — не оборачиваясь, спросил водитель.

Да и зачем ему было оборачиваться, если он прекрасно видел Артема в зеркальце?

— На дачу, — ответил Артем. — В Синеозерье. Автобус-то только вечером будет.

— Понятно, — протянул водитель. — Слушай, а тебя как зовут?

— Артем.

— А меня Макс.

— Очень приятно, — пробормотал Артем, чтобы не показаться невежливым.

— А то! — хмыкнул Макс. — Значит, в Синеозерье? А я в Полянку.

— Тогда нам до развилки по пути, — уточнил Артем. — А зачем вы по этой дороге едете? До Полянки по шоссе в сто раз быстрее.

— Видишь, какое дело, — хмыкнул Макс. — На шоссе гаишники встречаются.

— И что? — не понял Артем.

— Да ерунда, конечно, — вздохнул Макс. — Прав у меня водительских нет. Отобрали позавчера. Пьяный, сказали. А какой я пьяный был, после двух бутылок пива-то?

Артем тоскливо уставился в окно. Лучше бы шел себе спокойно по лесу. А то связался с каким-то пьяницей! И деньги целей были бы. То есть, конечно, пятьдесят рублей — ерунда, но все равно жалко.

— Чего набычился? — хмыкнул Макс. — Твой батя, думаешь, не употребляет?

— За рулем — никогда! — уверенно ответил Артем.

— Ну-ну, — ехидно покивал Макс. — Тебе виднее.

Машина подскочила на очередной колдобине. Артем, собравшийся было ответить, прикусил язык и жалобно охнул.

— Не дорога, а… — начал Макс, но не договорил, потому что на сиденье рядом с ним отчаянно заверещал мобильник.

Макс, не отрывая левой руки от руля, правой нажал на какую-то кнопку, и в салоне раздался оглушительно-громкий, прокуренный бас.

— Макс, — орали из трубки, — я такую вещь нашел! Прикинь, реально нашел! Теперь никуда не денется. Это ж… Это ж какие бабки-то, если грамотно толкнуть! Мы же столько и во сне не видели! Значит, гони домой, и это… Чтоб ни одной живой душе ни слова! Понял?

Услышав последние фразы, Артем почувствовал легкий холодок в затылке. В горле почему-то запершило, и стало трудно дышать.

Бас в телефоне сменился короткими гудками, а Макс по-прежнему вел машину и молчал.

Артем старательно откашлялся.

— Макс, — попросил он. — Вы не могли бы остановиться?

— Не доехали! — бросил Макс и нехорошо усмехнулся.

Усмешку Артем увидел в зеркале заднего обзора. Он теперь не отрывался от этого зеркала и все старался понять, почему лицо попутчика выглядит совершенно по-иному.

Вроде бы и нос остался таким же — длинным, покрытым красноватыми прожилками, и подбородок синел той же трехдневной щетиной, и складки около губ по-прежнему прорезали загорелую кожу черными линиями. Но само лицо утратило дурашливое дружелюбие и стало жестким и хищным. Почему?

И вдруг Артем догадался — глаза. До телефонного звонка глаза были ленивыми и благодушными, а теперь они превратились в узкие темные щели. Артему даже показалось, что из этих щелей веет ледяным сквозняком.

Макс отключил мобильник и прибавил газу. Машина то подпрыгивала, налетая колесами на камни, то ухала вниз.

— Здесь дорога совсем плохая, — предупредил Артем.

— Ничего, — процедил сквозь зубы Макс, — не развалимся.

Артем с нетерпением высматривал, когда же покажется развилка. Но за окном мелькали сосны, камни, болотца, а ее все не было. Артему стало казаться, что развилка волшебным образом отодвигается все дальше и дальше и доехать до нее невозможно.

Конечно, он ошибался. Дорога разошлась на север и северо-запад в положенном месте.

— Держите, как договаривались! — сказал Артем, протягивая помятый полтинник.

Макс молчал и не сбавлял скорость.

— Вы что? — удивился Артем. — Мы же проскочим.

Макс обернулся.

— Извини, парень! Ничего личного. Но придется тебе прокатиться со мной.

Машина вильнула на ухабе. Макс выругался и вцепился в руль.

Артем стиснул зубы, чтобы не разреветься. Это ж надо было так попасться! Вот идиот! Время решил сэкономить, на машинке прокатиться. Сэкономил! Теперь вообще неизвестно, что будет.

Этот придурок за рулем совсем рехнулся. Едет себе и едет, с Артемом не разговаривает, бубнит какую-то ахинею под нос да газу поддает. Машина, того гляди, или на повороте с дороги слетит, или на ухабе развалится. А может, и хорошо, если развалится? Тогда Артем как-нибудь улизнет.

Или плюнуть и выскочить на полном ходу? Так ведь скорость такая, что костей не соберешь.

— Макс, а зачем вы меня с собой везете? — спросил Артем как можно наивнее.

Макс хмыкнул:

— Сиди и молчи. Там узнаешь.

Надо же — ответил!

— А там — это где? — не отставал Артем.

— Ох, сказал бы я тебе! — прорычал Макс. — Да при детях не ругаюсь.

— Ругаться не ругаетесь, а воровать воруете! — подначил Артем.

Макс аж руль из рук выпустил:

— Я?! Да когда я воровал?

— Меня же украли…

— Кому ты, сопляк, нужен, красть тебя!

— А чего ж тогда не выпускаете?

Макс обернулся:

— Заткнись, а? По-хорошему прошу.

Артем вытер вспотевшие ладони о спинку сиденья.

Машина выехала из леса на заросшую травой луговую дорогу. Трясти стало меньше, но зато салон моментально нагрелся.

— Ф-фу! — выдохнул Макс, опуская стекло до предела.

В машину тотчас же залетело что-то жужжащее и мохнатое.

— Шмель! — крикнул Артем и на всякий случай прикрыл лицо руками.

Шмель кружил около водителя. Макс вжал голову в плечи и отмахнулся. Зря он это сделал. Потому что шмель испугался и выпустил жало. В щеку, под самым глазом.

Макс взвыл, но скорости не сбавил. Машина виляла как пьяная. Макс забыл, что при детях не ругается. Он выкрикивал такие слова, что у Артема порозовели уши, хоть он вовсе не был маменькиным сынком.

За окном показались скособоченные серые домики. Макс в последний раз выругался и замолчал. У крайнего дома он сбросил скорость, подрулил к крыльцу и несколько раз посигналил.

Щелястая дверь распахнулась. На крыльце появился мужчина в сером летнем костюме, белоснежной рубашке и лаковых ботинках. Ботинки блестели так, что Артем даже поморщился. Вот пижон!

Макс вылез из машины.

— Иди оденься! — велел ему пижон. — И поедем.

Макс осторожно прижал пальцы к распухшей щеке.

— Опаньки! — хмыкнул пижон. — Где фингал заработал?

— Шмель — зараза, — проворчал Макс.

Пижон спустился к машине и заметил Артема. Насмешливая улыбка исчезла. Лицо побледнело от злости.

— Ты кого притащил?! — прошипел он и схватил Макса за рубашку так, что полетели в разные стороны пуговицы.

— Да пусти ты! — дернулся Макс. — Сам же сказал, чтоб ни одна живая душа не знала! А пацан в машине со мной был и все слышал. Я думал, подвезу его, на пивко заработаю. А вышло вон как!

— Что он слышал? Что? — прорычал пижон. — Разговор наш? Совсем ты, Макс, мозги пропил! Я же не пацанов местных имел в виду! Ты что хотел-то? Грохнуть его, что ли? Чтоб нас не заложил?

Артем сидел в машине с распахнутыми дверцами и не мог пошевелиться. Ему было мерзко и страшно.

Пижон встряхнул Макса еще раз.

— Вышибить бы тебе всю дурь из башки! Вот послала судьба братца! Вроде не дурак, да и умным не назовёшь.

Он отпустил Макса и, брезгливо морщась, вытер руки бумажным носовым платком. А потом подошел к машине и широко улыбнулся Артему:

— Парень, ты уж извини этого придурка! Сильно испугался-то?

Артем отрицательно помотал головой.

— Мужик! — похвалил пижон. — Ты иди. А я с ним разберусь. Говорили небось мамка с папкой, чтоб с чужими дядями не катался? Вот и заруби на носу. На будущее.

***

До леса Артем мчался так, словно за ним гналась бешеная собака. Укрывшись за соснами, он перевел дыхание и остановился. А потом вытащил мобильный телефон. Аппарат был совсем новым, с сенсорным экраном и мощным аккумулятором. Вот только Артем не до конца еще разобрался с настройками. Например, сейчас аппарат оказался выключенным, хотя хозяин об этом и не подозревал. Наверное, надо было заблокировать клавиатуру. А то сработала в кармане сенсорная кнопка отключения — и все.

Артем включил телефон, и тот сразу же завибрировал, передавая сообщение: “Абонент Ася звонил вам два раза”. Артем посмотрел на часы и нахмурился. Понятное дело, почему звонила младшая сестра. Хотела, наверное, узнать: успел ли брат на электричку и скоро ли явится. Это родители и не догадывались, что он приедет на дачу самостоятельно. Они думали, что Артем останется в городе на все выходные из-за дополнительных занятий по английскому. Но преподавательница, позанимавшись с ним в субботу, сказала, что в воскресенье стоит сделать перерыв. Артем позвонил сестре, и они решили устроить родителям сюрприз.

Артем выбрал из списка “Ася” и нажал кнопку вызова. Вместо длинных гудков телефон разразился мерзким скрипом и бодро объявил: “Услуга недоступна. Недостаточно средств на счете”.

“Приехали! — подумал Артем. — Хоть бы Аська сама еще разок позвонила!”

Телефон снова завибрировал. Артем открыл очередное сообщение.

“Артем, — писала Аська. — Папа в больнице! Ему делают операцию! Отзовись скорее!”

Артем охнул и вытер ладонью вспотевший лоб. Что произошло? Почему отец в больнице? Но Аська-то дурочка! Отправила сообщение и ждет теперь. Хотя это он дурак, что деньги на счет не положил. Аська-то при чем? Она и так два раза уже пыталась звонить. Вот и решила, раз Артем не отвечает, послать эсэмэску, чтобы он точно откликнулся как можно скорее. А как он откликнется?

Артем лихорадочно соображал. Связаться с Аськой надо обязательно. И прямо сейчас. Значит… Значит, ему нужен кто-то, у кого есть телефон. Он попросит, объяснит, что случилась беда. Да в конце концов, заплатит за звонок! Кого попросит? Кому заплатит? Так… А ведь у пижона мобильник точно есть. И у Макса. Может, они еще не уехали?

Артем помчался к деревне.

Он бежал, не разбирая дороги. Дыхание сбилось. Сердце колотилось как сумасшедшее. Перед глазами мелькали солнечные блики и черные точки. Один раз Артем споткнулся и со всего маху полетел на землю. Руки и коленки обожгло. Свежие ссадины на ладонях мгновенно пропитались пылью.

Артем вскочил и помчался дальше, почти не чувствуя боли.

Он успел. Красная легковушка по-прежнему стояла у крыльца. Артем взлетел по ступеням и вдруг понял, что если не переведет дух, то не сможет выговорить ни слова. Он остановился, глубоко вздохнул и начал про себя считать до десяти. Ничего, раз хозяева еще здесь, несколько секунд ничего не решат.

— Покажем только снимки! — донеслось до Артема.

— Почему?

Судя по голосам, Макс и его братец стояли у самого выхода.

— Потому! Чтобы сразу не развели! Пусть Иваныч посмотрит, приценится. Если нормальные деньги предложит, продадим. А если нет…

— Найдем другого Иваныча?

— Типа того! — хохотнули в ответ. — Хотя, сам понимаешь, рыночную цену никто не даст. Скупщик тоже рискует. Дело-то подсудное. За такую вещь горло могут перегрызть.

— А ты? Можешь?

— Сомневаешься, что ли? Если кто шпионить начнет или украсть попробует, голову оторву!

Артем замер на крыльце. Нет! К этим двоим он не пойдет! У них сейчас мозги набекрень. Им лучше на глаза не попадаться. Артем в соседний дом постучит. Не все же в этой деревне бандиты и психи!

Он осторожно спустился с крыльца, но тут входная дверь заскрипела и медленно начала открываться.

Артем метнулся за угол дома. Где спрятаться? Если заметят — поймают и слушать не станут. Решат, что он за ними следит, и … Что будет после этого “и”, Артем даже подумать боялся.

Он лихорадочно огляделся. В двух шагах от дома стоял сарай. Артем бросился туда и без всякой надежды толкнул перекошенную низкую дверку. Та не поддалась. Он толкнул сильнее. Бесполезно. Голоса становились все громче. Отчаявшись, Артем ухватился за ржавую ручку и дернул на себя.

О чудо! Дверка скрипнула и открылась.

Артем шмыгнул в темное, пропахшее прелым сеном помещение и затаился в углу.

— Сарай-то запри! — пробасил пижон где-то совсем рядом.

— Да кому он нужен? — хмыкнул Макс.

— Я сказал: запри! — в голосе пижона появились металлические нотки.

— Как прикажешь, командир! — отозвался Макс дурашливо.

***

Сначала Артему казалось, что в сарае темно хоть глаз выколи. Через несколько минут он понял: это не так. Во-первых, слабый свет пробивался сквозь щели в стенах, а во-вторых, под самой крышей обнаружилось крохотное окно. Оно было пыльным, покрытым паутиной, но все-таки…

“Может, разбить стекло, — подумал Артем, — и вылезти?”

Нет, так высоко без лестницы не забраться. Да и сам проем слишком узкий.

Расковырять ножом доску в стене? Но лезвие тонкое и маленькое, придется ковырять до вечера. Сделать подкоп? Нужна лопата, и опять же уйдет уйма времени. Покричать, чтобы прибежали соседи? Так кто знает, что они подумают? Решат, например, что Артем — воришка, и раз его заперли, то поделом. А может, и нет тут никаких соседей.

Что же делать-то?

Найти бы какой-нибудь подходящий инструмент! Топор, например. Или хотя бы ту же лопату. В сараях ведь часто хранят лопаты. А еще грабли, вилы, тяпки. И все это железное, тяжелое и вполне пригодилось бы, чтобы выломать доску из стены.

Нет, этот сарай оказался неправильным. Не было в нем инструментов. Куча прелого сена была, и ветошь какая-то, и пустая рассохшаяся бочка. Или не пустая?

Артем поднял крышку и заглянул внутрь. Из бочки пахнуло плесенью и бумагой. А чем еще пахнуть-то? Вон старых газет сколько! Хотя… Если б они были старыми, то пожелтели бы. А эти совсем новенькие! Интересно, откуда в бочке столько скомканных свежих газет? Артем захотел вытащить верхнюю, чтобы посмотреть, какое на ней число. Под шуршащими листками пальцы почувствовали что-то твердое. Артем сдернул газету. Из вороха мятой бумаги торчала рукоять то ли ножа, то ли сабли, то ли какого-то другого оружия. Она была почти черной, но даже в полутьме сарая Артем разглядел чеканный узор из мелких кружков и крестиков.

— Вот это да! — выдохнул он в восторге и уже протянул руку, чтобы вытащить находку целиком, как снаружи донесся металлический скрежет открывающегося замка.

Артем швырнул газету на место, молниеносно прикрыл бочку крышкой и затаился в самом дальнем углу. Он ждал чего угодно, только не этого. Вместо Макса или его пижонистого братца в дверях появилась худенькая девчачья фигурка. На минуту она остановилась у порога, наверное, чтобы глаза привыкли к полутьме, а потом решительно подошла к куче ветоши и начала в ней копаться. Артем сидел в своем углу и мучительно соображал, что лучше сделать. Выскочить из сарая сейчас, до смерти напугав девчонку, или понадеяться на то, что она уйдет и не станет запирать дверь на замок?

Девчонка развернула какой-то лоскут, встряхнула и перекинула через плечо. Артем беззвучно поднялся на ноги.

Он не хотел пугать девчонку. Честное слово, не хотел. Но та заметила метнувшуюся тень, ойкнула и оглушительно завизжала.

— Не бойся, — попросил Артем, выходя из укрытия. — Пожалуйста.

Девчонка глянула на него изумленно, но визжать перестала и даже как будто немного смутилась.

— Ты кто? — спросила она.

— Артем, — честно признался он.

— Ясненько, — хмыкнула девчонка. — И что ты, Артем, делаешь в нашем сарае?

— Сижу, — ответил он и улыбнулся.

Девчонка фыркнула и покрутила пальцем у виска.

— Ты ненормальный?

Артем насупился. Вот, сразу и ненормальный. Как же быстро у девчонок меняется настроение. Только что визжала от ужаса, а теперь не боится ни капельки, да еще и обзывается.

— Меня заперли, — объяснил Артем.

— Кто? — удивилась девчонка.

— Макс.

Девчонка сморщила нос и надула губы:

— Бабушкин дачник, что ли?

— Наверное, — согласился Артем.

— А почему? — не отступала девчонка.

Артем вздохнул:

— Это долгая история.

— До пятницы я совершенно свободна.

— Хорошо. Я тебе все расскажу. Только давай из сарая выйдем.

— Давай! — кивнула девчонка. — Меня, кстати, Даша зовут.

На улице Артем увидел, что у Даши короткие темные волосы, а глаза, наоборот, светлые, но не голубые или серые, а странного желтоватого цвета. Как янтарь или мед.

— Ты прямо здесь будешь рассказывать, — хитро прищурилась она, — или, может, ко мне в гости пойдем? Чаю попьем.

Только сейчас Артем почувствовал, как сильно ему хочется пить.

— А можно? — смущенно поинтересовался он.

— Что — можно? — уточнила Даша и снова фыркнула.

— Чай, — объяснил Артем, смутившись окончательно. — И руки помыть.

— Пошли уж, — вздохнула Даша. — Вот ведь свалился на мою голову!

Артем возмущенно запыхтел, но не сказал ни слова и потопал за Дашей по тропинке.

В отличие от девчонок, которых он знал раньше, Даша умела слушать, не перебивая и не хихикая. Иногда от удивления глаза у нее становились почти круглыми, а брови взлетали к самой челке, но она все равно молчала. Только кивала изредка. И при этом не забывала подливать Артему чай в нарядную цветастую чашку и подкладывать на тарелку ватрушки. Ватрушки, кстати сказать, были восхитительными. Или это Артем так проголодался? Сколько же он их слопал? Три? Или пять?

— Круто! — заявила Даша, когда Артем закончил.

— Круто, — согласился он.

Даша вынула из кармана платья изящный мобильник и протянула Артему.

— Позвони сестре, — серьезно сказала она. — А потом мы что-нибудь придумаем.

***

— Ну что? — спросила Даша.

Пока Артем разговаривал, она вышла из комнаты, а теперь вернулась и встревоженно смотрела на него своими янтарными глазами.

— У отца аппендицит, — рассказал Артем. — Операцию сделали. Мама с ним, а за Аськой попросила Димыча и его бабушку присмотреть. Это мой друг и сосед по даче.

Даша кивнула.

— Ты Асе объяснил, где находишься?

— Нет, — покачал головой Артем. — Я просто сказал, что задержусь.

— Не так уж сильно и задержишься, — заметила Даша.

— Сильно, Даш, — возразил Артем. — Отсюда до Синеозерья километров пятнадцать, наверное.

— Ерунда! — заявила Даша. — По шоссе за полчаса доедем.

— Доедем? — удивился Артем. — На чем? Я попутки больше ловить не буду. С меня хватит! И ты что, со мной собралась?

— Мне придется, — улыбнулась Даша. — Пошли, покажу кое-что.

Она вскочила с табуретки и, не оглядываясь, направилась к выходу. Артем забрал с тарелки последнюю ватрушку, надкусил и поплелся за Дашей.

Даша подошла к небольшой постройке, смутно напоминавшей гараж. Правда, в ворота упиралась только узкая тропинка, и не было видно следов автомобиля. Даша открыла дверь и зажгла свет. Под потолком загорелась одинокая лампочка.

— Ух ты! — выдохнул Артем.

Будто конь в стойле, огороженный с двух сторон подпорками из досок, поблескивал дисками новенький черно-красный скутер.

— На таком поедешь? — спросила Даша.

— Поеду, — кивнул Артем. — Только я не умею.

— Так тебе и не надо ничего уметь. Я же сама отвезу!

— Ты? — не поверил Артем.

— А кто? — рассмеялась Даша. — Бабушка, что ли? Ты сколько весишь?

От неожиданности Артем растерялся. Он был, конечно, не толстым, но и не скелетом. Да и вырос за последний год прилично.

— Кто его знает, — ответил он.

— Ясненько, — кивнула Даша. — Во мне сорок килограммов. Скутер рассчитан на девяносто. Надеюсь, выдержит. Только знаешь что? Мы же так и не выяснили, что ты в бочке нашел!

— Может, и не надо? — предположил Артем. — Это ж наверняка ваши дачники спрятали. А они — ребята не очень. Я бы с ними связываться не стал.

— Боишься? — поддразнила Даша.

Артем вздохнул. Да если бы он был один, то, ни капельки не сомневаясь, ту штуку из бочки бы вытащил. Но ведь в первую очередь Макс с братцем-пижоном заподозрят, что это сделала Даша. Потому что сарай они заперли, а у кого, кроме них, есть ключи? Понятно, что у хозяев. Значит, Даше угрожает вполне реальная опасность. Только из-за нее Артем и решил не лезть в это дело. А она обзывает его трусом! Разве честно?

— Значит, боишься, — выдержав паузу, повторила Даша и презрительно наморщила нос. — Тогда я могу и сама! Без тебя.

— Даш, — простонал Артем. — Они же тебя убьют! Тебя, понимаешь? Я-то уеду, а ты останешься. И бабушка твоя тоже. Ее-то хоть пожалей!

— Кто убьет? — возмутилась Даша. — Эти алкоголики? Да у них все мозги проспиртованы. Они никогда не догадаются, что это я.

— Не догадаются, кто мог открыть сарай? Ключом? — прокричал Артем, разозлившись от ее упрямства.

На минутку Даша задумалась.

— Вообще-то, — пробормотала она, — в чем-то ты прав. Ключ есть только у нас с бабушкой. Но мы же можем схитрить! Давай я принесу топор, и ты собьешь замок! Как будто грабитель. Тогда точно никто не догадается.

Не дожидаясь ответа, Даша умчалась.

Артем махнул рукой и сел на траву.

— Даш, — предложил он, когда она вернулась. — А может, ну ее, дверь-то? Давай просто посмотрим, что ваш Макс в бочке спрятал. Если мы это перепрячем, получится, что мы — воры.

— Почему? — подняла брови Даша.

— А как же? — рассудил Артем. — Вещь чужая. Мы ее возьмем без спроса да еще и переложим, чтобы хозяева не нашли. Чем не кража?

— Ты же слышал, что они… — начала было Даша, но замолчала и задумалась.

— Вот именно что ничего конкретного мы не знаем, — подтвердил Артем.

Даша спрятала топор в зарослях крапивы у сарая и потрясла уставшей рукой.

— Ладно, — предложила она. — Давай тогда просто посмотрим, что это!

Посмотреть Артем был не против. Честно говоря, он сгорал от любопытства не меньше Даши.

***

В сарае по-прежнему царила полутьма, и Артем на пороге прикрыл глаза, чтобы к ней привыкнуть.

— Ты почему остановился? — спросила Даша страшным шепотом. — Боишься?

Артем раздраженно дернул плечом.

— Куда спешить-то?

— Как куда? — возмутилась Даша. — А вдруг эти двое вернутся?

— Вряд ли они так быстро успеют, — возразил Артем.

Даша тряхнула челкой и решительно двинулась в глубь сарая.

— Значит, говоришь, в бочке?

Артем кивнул.

— Давай я сам, — попросил он. — А то мало ли что. Ты лучше в дверях постой, чтобы никто не зашел.

Артем чувствовал себя не очень уверенно. Вдруг они обнаружат кинжал с окровавленным лезвием? Что тогда делать?

Даша нервно хихикнула.

Артем вынул верхнюю газету и бросил под ноги.

— Ой! — вскрикнула Даша, разглядев таинственную рукоятку. — Вытаскивай скорее!

Артем обхватил рукоятку и осторожно потянул. Он сразу понял, что лезвие этого странного оружия очень длинное. Может быть, оно даже доходило до дна бочки. А еще Артем почувствовал, что поднимать его совсем не тяжело.

— Круто! — пробормотала Даша. — Это же настоящий меч!

Лезвие меча было широким но, судя по виду, абсолютно тупым. В центре клинка ребята разглядели неясный узор, напоминающий то ли извивающихся змей, то ли стебли водорослей.

— Ничего себе, — снова перешла на шепот Даша. — Сколько же ему лет?

— Не знаю, — выдохнул Артем и вынул клинок целиком.

— Красивый! — заметила Даша.

— Точно! — заявил Артем. — Но очень легкий! Даже странно.

Даша медленно протянула руку и кончиками пальцев погладила рукоятку.

Нечто похожее раньше Артем видел только в музеях. Но там экспонаты стояли за стеклом, таинственные и недосягаемые. А здесь меч лежал рядом. К нему можно было прикоснуться, изучить до мельчайших подробностей выпуклые узоры на рукоятке и на клинке.

Снаружи донесся хриплый кашель.

Даша вскочила и подлетела к двери сарая. Артем схватил меч и кое-как засунул его в бочку. Едва он успел опустить крышку, как на пороге появился ухмыляющийся Макс.

— Та-ак, — зловеще протянул он, щурясь после яркого света.

— Макс, здравствуйте! — ринулась ему наперерез Даша. — Вы представляете, я сюда за чистой тряпкой пришла, а тут вор!

— Чего? — не понял Макс.

— Вор забрался! — крикнула Даша, указывая на Артема.

До этих слов Артем прикидывал, как половчее броситься к дверям, чтобы оттолкнуть Макса с дороги. И улизнуть. И спасти Дашу. А услышав, что она говорит, Артем сначала оцепенел, а потом почувствовал полное безразличие ко всему, что происходит. Так легко и уверенно его еще никто никогда не предавал.

***

— Димыч, это тебя, — растерянно позвала Аська.

— Меня? — удивился Димыч. — К твоему телефону?

Аська кивнула и протянула ему мобильник.

— Я слушаю, — по-взрослому заявил Димыч в трубку.

— Вы друг Артема? — донесся до него звонкий девчачий голос. — С ним случилась беда.

— Да, — ответил Димыч, разом охрипнув. — Вы кто?

С детства слово “друг” он употреблял крайне редко. Приятелей было много, знакомых еще больше. А вот друзей… Иногда Димычу казалось, что настоящих друзей, которые, как в кино, не раздумывая, бросились бы ему на помощь и за которых он сам пошел бы в огонь и в воду, в реальной жизни просто не бывает. Но сейчас, когда незнакомая девчонка спросила, он ответил утвердительно. “А ведь и правда, — пронеслось в голове. — Я друг Артема. Именно друг. И я обязан помочь ему во что бы то ни стало!”

Девчонка тоненько всхлипнула.

— Он жив?! — похолодел Димыч.

— Жив, — ответила девчонка. — Но его заперли в сарае бандиты! Я не знаю, что они с ним сделают.

Аська стояла рядом, прислушиваясь к каждому слову. Ее лицо стало белым, на лбу выступили капельки пота. Димычу показалось, что еще чуть-чуть, и она грохнется в обморок.

— Ася, — сказал он твердо, — с Артемом все будет хорошо! Я тебе обещаю.

Аська молча кивнула и прижала к щекам ладони.

— Что? — прокричала девчонка в трубке.

— Это я не тебе, — оборвал Димыч, сразу переходя на “ты”. — Где он находится?

— Артем у нас, в деревне.

— В какой деревне? — начал звереть Димыч.

— В Полянке.

— Жди нас через двадцать минут, — велел Димыч.

— Я к табличке у южного въезда на скутере приеду.

Аська по-прежнему стояла, прижимая ладони к лицу.

— Почему она полицию не вызвала?

— Мало ли! Может, просто дура. А может, бандиты если полицию увидят… — Димыч посмотрел на Аську и осекся.

— Короче, пошли. На месте разберемся!

На шоссе Димыч увидел приближающуюся машину и поднял руку. Та заскрежетала тормозами и остановилась.

— Здравствуйте, — наклонился Димыч к водительскому окну. — До Полянки подвезете? За двести рублей.

Водитель, пожилой дядька с длинными усами, молча кивнул.

— Садись, — Димыч открыл Аське заднюю дверь.

Она неловко забралась на сиденье. Когда машина тронулась, Димыч вытащил мобильник.

— Алло, пап? — сказал он, нажав какие-то кнопки. — Мы едем к Полянке. Автомобиль ВАЗ-2106, “серебристый металлик”. Номер “о 997 тр”. Регион 47. Скоро будем.

— Ничего себе! — покачал головой усатый.

— У меня папа строгий очень, — объяснил Димыч. — Полковник милиции все-таки.

В зеркальце заднего обзора он заметил, как у Аськи от удивления округлились глаза.

— Ты тоже не промах, — заметил водитель. — Номера в момент срисовал.

— Привычка, — пожал плечами Димыч.

— А и правильно, — поддержал усатый. — Так и папке твоему спокойней, и вам безопасней. Я, например, не в обиде. Сам знаю, сколько мерзавцев на дорогах встречается. А вы все-таки детишки еще.

— Угу, — согласно промычал Димыч.

В другое время на детишек он бы обиделся, но сейчас ему было не до того.

— Вы у таблички остановите, пожалуйста, — попросил Димыч. — Нас там встречают.

Усатый кивнул:

— У таблички так у таблички. И знаешь что? Денег не надо. Я с детей не беру. У меня у самого пацан вроде тебя.

— Твой папа — полковник милиции? — изумленно спросила Аська, когда усатый водитель высадил их у таблички с надписью “Полянка”.

— Нет, — покачал головой Димыч. — Ты же знаешь.

— А зачем ты соврал? — растерялась Аська.

— Для безопасности. Если бы тот дядька задумал нас ограбить или еще что-нибудь нехорошее сделать, услышав, что я отцу номер его машины сообщил, он бы испугался. И скорее всего, от своих планов отказался бы. А про полковника милиции я для надежности сказал. И кстати, для водителя моя ложь оказалась абсолютно безвредной. Слышала, он даже меня поддержал?

— Вообще-то да, — согласилась Аська.

— Интересно, где наша байкерша? — спросил Димыч и посмотрел на часы. — Двадцать минут прошло.

— Кто? — не поняла Аська.

— Девочка на скутере, — уточнил Димыч.

Скутер выскочил неожиданно из самой гущи деревьев, стоявших зеленой стеной справа от дороги.

Аська посмотрела на девчонку, сидевшую за рулем, и чуть не вскрикнула. И лицо, и стрижка, и тонкие руки — все было таким же, как на картине Пикассо “Девочка на шаре”.

Девчонка затормозила, подняв облачко пыли, и остановилась.

— Привет, — кивнула она и перевела дыхание. — Ты — Дима?

— Димыч, — поправила Аська. — А я — Ася.

— Ага, — кивнула девчонка. — Ясненько. А меня зовут Даша.

Димычу она не понравилась с первого взгляда. Он знал, что бывают девчонки, притягивающие неприятности словно магнит. Причем, как правило, неприятности эти случаются не с ними, а с тем, кто оказывается рядом. Вряд ли Димыч сумел бы объяснить, почему он так решил, но уверенность появилась сразу — Даша именно такая. Эти желтые кошачьи глаза, вроде бы наивные и доверчивые, а на самом деле, скорее всего, просто лживые. Эта хрупкость и беззащитность, подчеркнутая каждым выверенным жестом. От таких девчонок можно ждать чего угодно.

То ли дело — Аська. О чем подумает, то и скажет. Правда, ей всего одиннадцать лет.

— Ладно, — пропыхтел Димыч в ответ на Дашино приветствие. — Рассказывай, что тут у вас.

***

Артем пошевелил связанными за спиной руками и застонал. Кто бы знал, до чего ему было больно! Горели ссадины на ладонях, ныли ушибленные локти и колени. Кровь в носу запеклась и вроде бы больше не капала, но Артем чувствовал, что сам нос распух, и даже дышать было трудно.

Его никогда не били наотмашь по лицу. Ему никогда не связывали руки. А главное — его никогда так не унижали.

Артем не мог думать о том, что случится дальше. Не мог и не хотел. Честно говоря, после того, что уже произошло, ему вообще не хотелось никакого “дальше”.

Запястья распухли. Веревка впивалась в кожу все глубже.

Зачем он полез в этот несчастный сарай во второй раз? Мало ему было первого? Ишь, побоялся, что девчонка будет считать его трусом! Ну и пусть считала бы кем угодно. Кто она ему, в конце концов? Сегодня познакомились, сегодня бы и попрощались.

А еще это идиотское любопытство! На меч захотелось посмотреть. Посмотрел? Здорово! Да лучше бы он в глаза его не видел! А теперь лежит тут, как мешок с тряпками, и ждет неизвестно чего. На помощь-то никто не придет!

Он не хотел плакать. Он сдерживался, как мог. Но ком в горле стал таким большим, что проглотить его никак не получалось. Артем попытался вдохнуть поглубже, открыл рот, и наружу вырвалось хриплое, сухое рыдание, а потом по щекам потекли обжигающие слезы. И сил не осталось. Совсем.

***

— Я, когда он Артема ударил, думала, что умру.

Даша сморщилась и всхлипнула. От слез ее лицо распухло и стало некрасивым.

— Умрешь? — прошипела Аська. — Ты? Да это из-за тебя его чуть не убили! И неизвестно, что дальше будет.

Она смотрела на Дашу с такой ненавистью, что Димыч испугался, не вцепится ли Аська ей в волосы. Правда, вцепиться было особо не во что, но все-таки… Уж чего-чего, а разнимать взбесившихся девчонок ему хотелось сейчас меньше всего.

— Тихо! — рявкнул Димыч.

Они обе вздрогнули и как-то обмякли.

— Вы зачем в сарай полезли, если эти ваши дачники могли в любой момент появиться? — хмуро поинтересовался Димыч.

— Так они же уехали! — возмутилась Даша. — Артем слышал, что они к какому-то Иванычу собрались, какие-то фотки показывать. Кто знал, что Макс так быстро вернется?

— И чего он вернулся? — пробормотал себе под нос Димыч.

Но Даша расслышала и принялась объяснять:

— Его кто-то в глаз укусил. Оса или шмель. Сначала-то ничего, а потом раздуло на пол-лица. Он бродил тут и ворчал, что от самого магазина пришлось пешком топать. Вроде как братец на его глаз посмотрел и велел домой убираться. Типа с такой рожей к серьезным людям не ходят.

— Понятно, — кивнул Димыч.— А что ты вообще знаешь про Макса?

Даша задумалась.

— Выпить любит. По ночам где-то шастает. Права у него водительские недавно отобрали. Он сам жаловался.

— Права? — оживился Димыч. — А не в курсе, где именно?

— Да где-то здесь, — пожала плечами Даша.

— Угу, — промычал Димыч. — А фамилию его знаешь? А номер мобильника?

— Я не помню, но могу выяснить, — ответила Даша, слегка успокоившись. — И фамилию, и отчество, и год рождения. И даже адрес по прописке.

— Хорошо, — кивнул Димыч. — А где выяснить-то?

— Бабушка, когда дом сдает, обязательно паспорт спрашивает. И в блокнотик все данные записывает. На всякий случай. И телефон для связи, конечно, тоже.

— Молодец твоя бабушка! — похвалил Димыч. — Беги за блокнотиком. Хотя стой. Бери Аську, и уезжайте вместе. Из дома мне позвоните и сообщите все, что про этого Макса у бабушки записано.

— Я с ней не поеду! — закричала Аська.

— Ась, — серьезно спросил Димыч. — Ты хочешь, чтобы мы Артема вытащили?

— Еще бы!

— Тогда, пожалуйста, слушайся меня.

Аська надула губы:

— Ну ладно. Но только ради Артема.

— Конечно, — кивнул Димыч. — Даш, а ты сама все понимаешь, правда?

Даша тряхнула челкой:

— Я ничего не понимаю! Но я тоже хочу ему помочь! Не верите?

— Верим, — ответил Димыч.

— А что ты собираешься делать? — тихо спросила Аська.

— Если честно, то врать.

План действий у Димыча в голове сложился моментально. Рассчитывал он на несколько вещей. Во-первых, на свой голос. Тот был уже не пискляво-детским, а достаточно низким. И разговаривать Димыч умел вполне по-взрослому. Во-вторых, он еще весной установил на номер телефона антиопределитель, и теперь, когда кому-то звонил, на экране у собеседника высвечивалась волшебная надпись “Номер скрыт”. И в-третьих, Димыч надеялся, что Макс не слишком догадлив и готов на все, чтобы вернуть водительские права.

***

— Я так не могу! — простонала Даша.

Они с Аськой сидели за столом друг напротив друга и молчали.

— Ты меня ненавидишь, да? — тихо спросила Даша. — Только ты попробуй понять. Не было у меня времени подумать! Не было! Когда этот Макс появился, у меня мозги заклинило. Думаешь, ты бы не испугалась и смогла бы придумать что-нибудь стоящее?

— Я бы испугалась, — не выдержала Аська. — И, наверное, ничего бы не придумала. Но Артема я бы точно не предала. Он бы сам придумал, что делать. Ты его не знаешь! Он самый умный. И смелый. И…

От возмущения Аська поперхнулась.

— Таких, как мой брат, вообще не бывает, — продолжила она, откашлявшись.

— А Димыч? — усмехнулась Даша.

Аська задумалась.

— Если хочешь знать, — почти прошептала Даша, — я сразу поняла, что твой брат… А, все равно ты еще маленькая и не поймешь!

— Ага! — разозлилась Аська. — Я маленькая. А ты большая, но дура и предательница!

— Я не предательница! — сжала кулаки Даша. — Я все делаю, чтобы Артема спасти! Ты слепая, что ли? По-твоему, если человек один раз ошибся, его надо всю жизнь попрекать?

— Смотря как ошибся, — рассудила Аська.

— Да ну тебя, — отмахнулась Даша. — Говори что хочешь, мне все равно. Если бы я была такой дрянью, как ты считаешь, стала бы я вам звонить?

Аська хотела ответить, но в это время ее мобильник, лежавший на столе, вздрогнул и зазвонил.

Даша успела первой.

— Але! — крикнула она в трубку.

От возмущения Аська онемела. Ну и наглость! Хватает ее телефон, как свой собственный. А если это и не Димыч вовсе? Если это мама? Что она подумает, услышав чужой голос?

Но судя по тому, что Даша бросилась к двери, звонил все-таки Димыч. Аська ринулась вдогонку.

Он стоял на пороге, красный, со слипшимися от пота волосами, взволнованный и решительный.

— Ключ! — потребовал Димыч и протянул руку. — Быстро!

— Какой? — растерялась Даша.

— От сарая!

Даша трясущимися руками вытащила из кармана джинсов связку ключей и сунула ее Димычу.

— От замка на сарае — самый длинный, — объяснила она, не дожидаясь вопроса.

— Хорошо, — кивнул Димыч. — Ждите нас здесь.

— Вас? — вскрикнула Аська.

— Нас, — буркнул Димыч.

Он крутанулся на месте и, громко топая по выложенной плиткой дорожке, побежал.

— Думаешь, у него получится? — прошептала Аська, забыв про то, что Даша ей вовсе не подруга, а трусиха и предательница.

— У него, кажется, уже получилось, — отозвалась Даша.

У нее так радостно загорелись глаза, что Аська даже засомневалась. Может, зря она Дашу презирает? Может, та не такая уж и плохая? Ну, растерялась тогда.

Всякое бывает.

***

Не отрываясь, Даша смотрела в окно и беззвучно шевелила губами. А потом выдохнула одно-единственное слово:

— Пришли!

Аська вскочила и помчалась открывать.

— Артем! — завопила она, бросившись брату на шею. — Ты живой!

— Живой, — кивнул он, осторожно отодвигая Аську.

— Тебе умыться, да? — засуетилась она. — Я сейчас! Здесь ведра с водой. И кружка. Я полью.

Даша стояла у входа в комнату, прислонившись спиной к дверному косяку, и молчала.

Аська подняла фанерку, прикрывавшую ведра, и зачерпнула полную кружку воды.

— Пойдем, да? — спросила она. — На крыльцо!

— Пошли, — улыбнулся разбитыми губами Артем.

— А что ты сделал с Максом? — спросила Даша. — Куда он пропал?

— А, — махнул рукой Димыч. — Ничего особенного. Я ему позвонил и сказал, что, если он хочет выручить свои права, пусть срочно приезжает в Приозерск, в отделение ГИБДД.

— И он поехал? — удивилась Даша.

— А то! — усмехнулся Димыч. — Я же все грамотно разъяснил. Куда ему было деваться?

— Ну не знаю, — пожала плечами Даша. — Это же, наверное, как-то по-другому делается! С правами-то.

— Конечно, по-другому, — согласился Димыч. — Но он поверил.

— А сарай вы закрыли? — спросила Даша.

— Закрыли, — успокоил Димыч. — А внизу я две доски из стены выломал. Понимаешь, зачем?

Даша кивнула.

Артем вернулся в комнату и внимательно слушал Димыча.

— Дим, а откуда вы тут вообще появились? — задал он вопрос, ответ на который знал.

— Ясное дело, Даша позвала, — подтвердил его предположение Димыч. — Мы же с Аськой не телепаты. Сами бы не догадались, где тебя искать.

Он повернулся к застывшей у стены Даше.

— Ладно, Даш! Спасибо за все. Пора нам.

***

Даша бежала по тропинке, а по щекам ползли слезы. Она ревела весь день. Как ушла из дома утром, так бродила по опушке леса и плакала. А еще весь вчерашний вечер.

“Почему? — думала Даша. — Почему все так получилось? Стоило раз в жизни встретить такого парня и… Ведь я же сама во всем виновата! И он никогда меня не простит. Да что там простит — мы и не увидимся больше. И что толку, что я посмотрела в Аськином мобильнике номер Артема? У меня же нет никакого повода ему позвонить”.

На крыльце она остановилась, вытерла глаза и, глубоко вздохнув, постучала.

Бабушка открыла дверь — лицо заспанное, на щеке складки от сбившейся подушки.

— Что ж ты поздно так? — запричитала она.

Даша смущенно улыбнулась и чмокнула бабушку в нос.

— А у нас сегодня дачники съехали, — сообщила бабушка.

— Как съехали? — подняла брови Даша.

— А вот так. Сначала ругались-ругались, а потом Макс ко мне пришел. “Уезжаем, — говорит, — хозяйка. Спасибо за все. Не поминайте лихом”.

— Ничего себе!

— Еще сувенир на память оставили, — бабушка понизила голос. — Я так поняла, что о нем и ругались. Вроде думали, что он цены немалой, а оказалось — безделица. Вроде сказал им кто-то, что это ребятишки из туристического лагеря, который у Синеозерья, спрятали. Ну, знаешь, играют они — одни прячут, другие ищут. Вот детки спрятали, а наши охламоны нашли. Макс выкинуть хотел, а братец его мне преподнес.

У Даши загорелись глаза:

— Это же надо вернуть! Ребятам из Синеозерья!

— А я что? Возвращай, конечно! Я ту штуку в комод убрала. В нижний ящик.

Даша подлетела к комоду.

Она тянула на себя тяжеленный ящик с такой решимостью, будто от этого зависела ее жизнь. Она догадывалась, что увидит на дне. И не ошиблась.

Даша смотрела на меч, не отводя глаз.

“Я позвоню Артему! — думала она, и сердце стучало под горлом. — Уж он-то знает, где в Синеозерье лагерь. Я завтра же позвоню. Мы встретимся. И может быть, он меня простит”.

К списку номеров журнала «УРАЛ» | К содержанию номера