АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юлия Федотенко

Привыкая к твоей красоте. Стихотворения

                                             Лауреат 2 степени фестиваля "Глубина - 2011"


***
Привыкая к твоей неземной, космической красоте,
Это как же зовут тебя, девочка? Девочка, оглянись!
Я подвешена в этой желтеющей, меркнущей пустоте
На соленых взмахах твоих, черт возьми, ресниц

Это значит, расстрел назначают на утро, когда не так
Все болит. И приходят в окна запахи трав.
Медсестра в ожидании знака, в своих мечтах
Бродит по небу, наизготовку орудье взяв.

Я прощаюсь неспешно внутри своего нутра
С каждым голосом, ветром, любимым и иже с ним.
В этой душной, засиженной мухами до утра
Я шепчу только: «Девочка! Девочка, оглянись!

У тебя, моя девочка, общий разлет бровей,
У тебя, моя милая, разного цвета глаза.
Так куда ты идешь упрямо по венке моей,
Так опасно, что и вздохнуть нельзя.

Это ты нерожденная боль у моей груди.
Это ты его семя пролитое знать бы в кого.
Подожди, моя девочка. Не оглядывайся, не уходи!»
Только молча шагает она на небо, то есть в окно.

И ее встречает распахнутый вечно Марс,
А меня медицинский (стерильный!) конвой в тюрьму.
Мой любимый опять (как всегда) покидает нас
На расстрел. И не знает об этой любви к нему.


* * *
Эти женщины спят, прерываясь на боль и страх,
Отзываясь на лепет ребенка в своей груди.
Руки женщин раскинуты в разных уже мирах.
Не зови их по имени. Нам-то их не найти.

Эти женщины утром встают из сна
Как из праха и осени, как из большой войны.
По их телу катится, катится та волна,
Что пиратские клады тащит из глубины.

А когда проснутся, стряхнут с себя боль и пыль
И глаза откроют и сделают первый вздох –
Расцветает нетленный лик в глубине простынь
И из глаз на людей глядит многоликий Бог.


***
осень - вот и волос седой.
хотя, волосы не имеют определенного цвета.
я чувствую себя летом, потом зимой.
я понесла от нежности, как планета,
чтобы потом разродиться людьми, водой.

осень - вот и первая изморозь в зеркалах.
темным глазам идет выражение страха.
отражение примеряет нежность, любовь и страх.
я кроила из холода саван, а вышла рубаха.
ничего поминального не нашлось на моих столах.

осень - вот и губы ждут твоего тепла.
плавлюсь на солнце нерукотворным воском.
смотрю на тебя из-за неба, из-за стекла,
седина, из черты - обретает объем полоски.
накручиваю на палец.
повторяю:
"как я ждала"


***
любовь моя, ты становишься мотыльком
наше время сворачивается в узел
потом прорастает цветком
в моих пальцах
когда я готовлю вечерний чай

ты приходишь с запахом молока
с отражением города под венцом бровей
мы сидим на качелях
смотрим в огонь окна
что-то с тонким звоном
перестраивается в тебе

а потом ты свернешься коконом
и долго спишь
на ресницах твоих я читаю свои мечты
а твоя душа срывается и летит
осыпая пыльцой
черновики вечера стихи

к утру за окном поселяются бабочки
из южных и прочих стран
каждая из них размером с нашу постель
каждая бабочка размером с твой новый сон

я приманиваю душу твою домой
насыпаю ей гречневого зерна
варю кофе сдабриваю корицей
просыпайся
говорю
любовь моя
это тебя ждут бабочки за окном

ты целуешь мою ладонь
я целую твое плечо
кофе не остывает
рассвет не наступает
ты превращаешься в мотылька

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера