АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Людмила Щипахина

Маяки сопротивленья. Стихотворения

Загар

Всего дороже в том краю,
Что грубо и заметно,
На кожу бледную мою
Загар ложится медно.
Он проникает в хаос пор,
Он лижет нос и спину.
…Так обжигается фарфор.
Так льют глазурь на глину.

Так охрой чья-то кисть ведет
Малярную работу.
Так электролиз на анод
Наносит позолоту.

Я принимаю этот зной
На кромке моря с сушей.
Но я еще полна зимой,
Ее прозрачной стужей.

Еще меня пугает прыть
Тропического пекла.
Еще мне доведется быть
Коричневой до пепла!
И лета дивного печать
Носить не без значенья...
Еще мне долго излучать
Горячее свеченье.



Дети Ра

Евгению Степанову

И сегодня, и вчера.
И до дней последних донца,
Мы, поэты — дети Ра —
Производное от Солнца.
И когда на миг погас
Свет сиянья золотого,
Наступил наш звездный час
Предъявить святое СЛОВО.
Потому и век крутой
Обозначил наше место:
Неподкупный и святой
Голос правды и протеста!
Гены верности в крови.
И потери и исканья...
Дети Ра — тавро любви.
Дети Ра — печать призванья.
Это мы не прячем взор
В годы лжи и ослепленья.
Истина и приговор!
Маяки сопротивленья!
ВСЕЗЕМНОЕ естество —
Наше главное богатство.
И надежда на РОДСТВО,
Порожденное — из БРАТСТВА!



* * *

Признаем себя — в окупации
Жертвы хитрости и коварства.
Это — осень великой нации,
Гибель жалкого государства.
Безответные, безразличные,
Оклеветаны днями грешными,
Позабыли заслуги личные
И глядим в пустоту кромешную.
Все пути заросли корягами.
Все надежды — пустыми мифами.
Не Россия мы, а Варягия.
Или даже — Новая Скифия.

Грабежей золотые отстойники.
Христианских свечей огарки.
А кругом — Соловьи-Разбойники
Под названием — олигархи.
Спит Аленушка возле камушка.
В сонных душа — тоска и мрак.
Из героев — один Иванушка.
Да и тот — последний дурак.



Эмигрантское танго

Людмиле Лядовой

Нам эта встреча подарена.
Колос припал к колоску.
Так улыбнитесь, сударыня,
Бросьте былую тоску.
Выцвели сны эмигрантские.
Высохли слезы давно.
Где ваши гнезда дворянские?
Впрочем, теперь все равно...
Ветер забвения стелется.
Время летит под откос.
Все на земле перемелется.
Сударь, не вешайте нос.
Знаем — родному и вечному
В сердце — забвения нет.
Снова сияет Отечеству
Доблесть былых эполет.
И на руинах пожарища
Станем друг другу родней.
Все — господа и товарищи —
Дети единых корней.



Лист бумаги

Зеленый шум, ночные грозы,
Шмели лесные и стрекозы,
И сок подземный, и смола...
И то ли — слезы, то ль опилки
Текут ручьем у лесопилки
Под телом каждого ствола.
Озон и память о пожарах
Сгорят в стальных резервуарах.
И кольца лет, и птиц полет,
И солнце, желтое, как хина...
Индустриальная махина
Смешает все и все прервет.
Зато потом, как выброс флага,
Плеснет по желобу — бумага,
Застывший добела костер.
И то ли капли, то ли слезы
Осядут сгустком целлюлозы
На бесконечный транспортер.
Потом, когда подобьем блага.
Придет желанная отвага
Мне снова взяться за строку,
Неужто в пору новолунья,
Предстану я пред ней как лгунья
И тем презренье навлеку.

Неужто я не слышу запах
Лесов, что на зеленых лапах
Стоят в морозы и в жару?
Неужто над листом бумаги
Избегну я извечной тяги
К священной правде и добру?
Неужто ради низких целей
Предам я свет берез и елей,
И ту рябиновую кисть?..
Неужто на бумаге нежной
Я выведу рукою грешной
Строку, таящую корысть?



К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера