АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Гулящих

Сотрите нас завтра в это же бремя

***
За закрытыми глазами
Бездарно проведенные выходные,
Ты перевыполнил метафизический план –
Остался неживым после нежизни,
Так поднеси пачку рублей к зеркалу –
Станешь богатым вдвойне
Плохо подвешен язык?
Подвесь получше, кто же мешает?..
Ломка стереотипов в 22.00

Дама с собачкой – Чехов.
Дама с тузом и семеркой – Очко.
Автор «Всадника без головы» – Майн Рид.
Автор «Адольфа Гитлера» – Майн Кампф.

Произнеси же заклинание
Хлебной денежки,
Пропой над просроченным
Скользким полдником,
Что тебе стоит?
Ведь ты же умер.

Дай волю просевшему времени,
Отнеси себя в заснеженный подвал,
Положи в уголок и накрой землицей
Прожорливой, вкусной, успокоительной,
Отломи кусочек от бездарной руки,
Брось на запад, если не западло,
Там всего два козла отпущения –
Душа и судьба,
Перекинь на них ответственность –
Останешься незамеченным

Элементом отсутствия
Элемента питания
Рациона бессердечного
Патологоанатома,
Стань его донором –
Отдай свои почки  
Ивовые
Насквозь прокопченные.

Так искал некто соломинку в куче иголок
И не нашел…

РАССВЕТ НА ЗАКАТЕ

Вечер.
Исхожу временем в атмосферу,
Скучно. Навещу-ка я Веру
Да Надьку с Любкой,
Что три сапога – пара.
Может, помогут?
Эх, нет – опять обманут,
Положат
На операционный стол,
Вырвут
Глаза да вставят
Обратно зрачками внутрь:
Загляни, мол, в себя,
Только не уходи туда –
Долго плутать будешь,
Да так и заблудишь,
Забудешь
Всё ненужное,
Что нужно снаружи,
Проснешься на закате
С заштопанным сердцем:
«Поднимайся, черное солнышко,
Это я пришел…»

***
забелять
чай борщ речь
(о воде простой и хлебе
не может быть и речи)
заполнять
пустоту комнат
длительным вызреванием экрана
изгиб крана
ищет встречи с раковиной
для чего посылает
своих свах капель

отсутствие аппетита
компенсируешь солью
болеешь болью
бегония
пошла в рост
слюнной компост
не подвел

кило ваты в час
мне в уши
чтоб не слушать
этого дерьма

тюрьма

СОЛНЦЕВОРОТ

Выше солнышка, ниже веточки,
Глубже капельки, старше яблони,
Производственных отношений
Да прогалинки потаённейшей.

А сердечко-то всё изрезано,
Из картона-то оно сделано,
Да из синего – равнодушного:
Не осталось ведь больше красного,
Весь пошел-то он на полотнища
Да на похоти соцстроительства
И на звездочки на колючие,
Что впивалися в души-душеньки
Изувеченных войнов-ратников.

Да пошел еще он на корочки,
Корки красные да заветные,
Даровали они вход-проход туда,
Где сбываются все мечтания
Об удобстве да беззаботности,
О бездействии да проедании.

   …   …   …   …   …   …   …
…  ….  .…  ….  ….  ….  ….  …
   …   …   …   …   …   …   …

Но распустится цветок лотоса
На березоньке на ободранной,
И покажется, и расскажется,
И забудется – растревожится.
И проклюнется из жар-поченьки
Огонек-конек красной ягодой
И обрызгает светом солнечным
Всю околицу и отколется,
И покатится, и закружится
По полям-лесам да по воздуху,
И спалит он всё, всё без жалости,
Разгорится день, будет красным день,
И расплавится в небе колышек,
Что держал собой шарик ветреный,
И рассеет всё свет неистовый,
И растянется,
И помирится.

***
Медленно по кафелю
Скатывался овощ
В раковину
Тухлый и расплывшийся
Светом ощущаемый
Лампочки
Вот он сполз на дно
Стертый с одного бока
И полез в трубу
Благо было тут
Недалеко
Чтобы снова плыть
Выплюнутым быть
Горлышком на край
Раковины

Медленно по кафелю
Скатывался овощ

ИСХОД

Палач Ярославны.
Он свесил её с городской стены и смотрит,
Как она истекает кровью в корыто,
Что изначально разбито – зарыто
Глубоко под землей.
Змеей выползает червь из черепа конского
И насмерть кусает
Случайного прохожего,
Похожего на разгаданный скучный кроссворд
(Видно, судьба!)

Евроокна, повисшие в стенах русской избы
Скоро треснут под натиском
Смрадного душного духа –
Долго дверь не отворяли люди,
Всё сидели внутри
И гнили,
Качали
Общей рукой люльку
С распухшим сыном общины,
Его закормили,
Он не хочет вылазить наружу
В стужу, где голые женщины ищут
В полях корешки недорода,
Их груди распухли млеком –
Дитяти потухли-пожухли-засохли
И слились с первородным огрехом
земли.

Уже разнесли
Семечко по полюшку,
Поставили
Галочку в ведомость.
Вот так и живем,
А что делать?..
Просто порезать
Укроп и Петрушку.

Но последнего аккуратно,
Не поранив
Чистую белую кожу.

***
Можно.
Только скинхэды выписывают
Таблетки от головы
Лысой.
Кусочками ваты с засохшей кровью
Выложить свастику на карте страны
Замерзшей.
Зеленой газетной строкой вытирать
Вчерашний ветер с неба
Цвета
Вертикального предела строения
Аморфно-антропоморфной структуры,
Которую
Сломит слепая кишка жука,
Которого
Съел опоссум,
Которого
Еще кто-то съел, кто не помнит
Своих снов
Страшных без жути, но белых,
Как прозрачный лед летом
Бездетным, но чрезвычайно жарким      
В постели случайных тел и их дел
Грязных, но нужных.
Продажных дев
Без плоти, но с целью
Перепродать то, что еще осталось,
Хотя бы самую малость,
Никто не возьмет,
Не стоит тратить – да-да, то самое слово –
Время
На телеканале очередная простуда:
«Сотрите нас завтра
В это же бремя».

К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера