АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Вадюхина

Огненная ветвь

сказка


 


Памяти Анны С.,


просившей при жизни написать о ней сказку для её спасения


 


– Дети, перестаньте драться, в вас течёт голубая кровь, а вы деретёсь, как простолюдины, – крикнула мать Аннете и её брату. Дети так и застыли на месте от удивления.


– Как это? – спросила Анна.


– А вот так: вы аристократы по крови, вы избранные, мои родители – знатные люди, их предки были героями и вождями. Ты, Адриан, должен стать благородным рыцарем, защищающим дам, и тем более младшую сестрёнку, а ты, Аннета, должна вырасти прекрасной хрупкой и нежной дамой.


– А батюшка наш тоже с голубой кровью? – спросил Адриан.


– Нет, у вашего отца нет титула, значит, в нём нет голубой крови. Но он благородный и бесстрашный рыцарь, и вы должны гордиться своим отцом.


Так дети узнали о своём знатном происхождении, но позже поняли, что, несмотря на знатность, они, к сожалению, не богаты. Мать была младшей в семье, ей не досталось в приданое земель, а у отца владения были недостаточными для поддержания обычаев благородной семьи. Родители едва сводили концы с концами, платя бесконечные подати сюзерену. Но они всё равно ухитрялись посещать балы, а отец – участвовать в турнирах. На одном из турниров он и погиб в злосчастном поединке. Мать не умела вести хозяйство, приходящее во всё больший и больший упадок. Бедная вдова видела только один способ поправить дела: она ездила по чародеям и знахарям, надеясь на чудо.


А дети были предоставлены самим себе. Аннета и Адриан лазили по горам и спускались в пещеры, дружили с гномами и однажды попали на танцы к эльфам. Детям нравилась такая жизнь, но порой им хотелось хотя бы чуточку больше любви и внимания от родителей. Брат, правда, успел выучиться у отца владеть оружием, сражаться и держать своё рыцарское слово. Возмужав, он служил оруженосцем у своего сюзерена и умудрился не получить ни одного серьёзного ранения. Но вид крови и жестокость битвы отвратили его от военного дела. Он увлёкся чернокнижием, магическими опытами и алхимией, надеясь обогатиться и покончить с проклятой бедностью, угнетавшей его семью.


Сестра и вовсе не получила от матери необходимых для каждой девочки уроков. Матушка лишь гладила её по головке, обнадёживая очередным чудом, которое никогда не случалось. Нянюшка называла её принцессой и перешивала ей нарядные платья из материнских. Кузнец сделал для неё даже маленькую корону, в которой она действительно была чудо как хороша. Больше всего на свете Аннета любила слушать песни трубадуров, в которых смелые рыцари совершали подвиги ради прекрасных дам. А перед сном у неё был ритуал: лёжа под пологом кровати, она упрашивала нянюшку рассказывать сказки о троллях, ведьмах и прекрасных принцессах. Иногда были и серьёзные беседы: вечерами, сидя у камина, мать рассказывала детям удивительные истории о былом величии их рода. Но большую часть времени девочка гуляла по окрестностям, приносила подарки гномам и принимала от них хорошенькие украшения, правда, их приходилось прятать от родителей, о гномах рассказывать было нельзя. Для этих сокровищ она соорудила под камнем тайник на высоком холме с кривыми от ветра елями. Гулять одной в лесу было не так уж и безопасно, но нянюшка научила её детской молитве ангелу-хранителю. «Повторяй всегда эту молитву, – напутствовала нянюшка свою подопечную, – и не пропадёшь. Не связывайся с эльфами. Кто к ним попал, долго не возвращался, а когда возвращался, был уже не в своём уме». Однажды они увидели с братом лужайку, где танцевали эльфы. Было чудо как весело, каждая мелодия, что играли на флейтах и лютнях необычные музыканты, так и звала потанцевать, ноги сами пускались в пляс, но Аннета вовремя вспомнила слова молитвы, наверное, поэтому они и сумели убежать от эльфов. Домой брат и сестра пришли в темноте, нянюшка их ругала. Однако когда приехали родители, она им ничего не сказала. Во второй раз Аннета встретилась с эльфом в сумерках в лесу и очень испугалась, потому что он был ни на кого не похож и, главное, появился так неожиданно, словно возник из воздуха. Эльф сказал ей тогда: «Не бойся, я тебя не похищу, хотя ты очень симпатичная девочка, эльфы любят играть с хорошенькими детьми, но я буду охранять тебя от других эльфов и от диких зверей. Будь осторожной, чтобы не упасть со скал. Никогда не зли зверей, не ломай напрасно ветки на деревьях, и тогда можешь не бояться леса. Страх – это только твоё воображение. Страх не спасает от беды, но крадёт радость. Запомни мои слова». Она запомнила совет и жила в радости и счастье и постепенно взрослела.


Однажды Анетта поднималась по первому выпавшему снегу на гору, чтобы полюбоваться сверху на белоснежную равнину, обрамлённую горами с елями под снежными шапками. От чистой, ещё нетронутой красоты снежных просторов девушка чувствовала такое волнение, что слезы выступали на глазах, но не от печали, а от радости. Она несла в корзинке тыквенные семечки для белок и птичек. Кормить их с рук было её любимым занятием зимой. Красное шерстяное платье, из которого она уже выросла, и короткая лисья шубка были видны издалека. Тогда-то её и приметил проезжающий мимо рыцарь на вороном коне. Он догнал юную странницу и предложил подвезти, но та категорически отказалась. Как ни прекрасны были рыцари в песнях трубадуров, всё же няня всегда просила её быть строгой с проезжающими мужчинами. Но рыцарь не отступил, он спешился и отправился с ней кормить белку и смотреть на снежную панораму, открывавшуюся с заветного места на горе. Что-то было необычное в этой девушке, она была трогательно беззащитной, хрупкой, как тростиночка, выглядывающая из снега, и одновременно отважной и озорной, как проказница-белка. Рыцарь, уставший от жестоких сражений и плотских утех, влюбился в это юное создание, скачущее, как лань по горным тропкам. Ей же он показался благородным кавалером из песен трубадуров, готовым совершать ради неё подвиги и любить её преданно и самозабвенно до гроба. Он и его небольшая свита, остановились в их доме, и на следующий день она ответила согласием на его предложение руки и сердца и решила на него положиться во всем и всегда. Всё случилось так, как она себе и представляла своё будущее: хрупкая девушка в объятиях мужественного благородного воина. Их обвенчали в её же приходе, Анна стояла перед алтарём в материнском платье двадцатилетней давности, думала о большой любви на всю оставшуюся жизнь, и о новой прекрасной жизни, когда не надо будет думать о долгах матери и неясном будущем. На следующий день молодая жена отправилась с мужем на север в его владения.


Её ждало глубокое разочарование. Супруги приехали в мрачный замок. Внутри замка царил такой неприятный запах, что Анетта, привыкшая к аромату еловых веток и цветов в своём чистом доме, чуть не задохнулась. Рыцарь оказался грубияном по отношению к слугам и совсем не таким романтичным по отношению к ней, как она думала. В доме ни одной родной души: ни брата, ни родителей, ни старой доброй нянечки, ни привычной прислуги. Не было в лесу любимых гномов, эльфов и даже белок она не видела, их давно перестреляли. Анна бродила по новым местам, они, несомненно, были красивые, но тяжесть лежала на сердце, и радость больше не охватывала её с такой всепобеждающей силой, как раньше. Рождение сына, как луч солнца озарило жизнь молодой женщины, снова в ней появилась радость, и природа стала близка, и здешний лес стал родным и любимым.


Шло время, начались сборы в дальний поход за освобождение дальних земель. Всюду ходили проповедники, убеждающие в праведности этого дела, обещающие отпущение грехов и несомненную победу. Муж собрался в поход. Поначалу она даже обрадовалась возможности пожить без него вместе с ребёнком. Шли годы, а воины из похода не возвращались. От них приходили разные вести, и было не ясно, кто из них жив, а кто нет. А здесь на родине начался настоящий кошмар. Многие рыцари, уклонившиеся от дальнего похода, воспользовались отсутствием землевладельцев и стали захватывать их земли. Дошла очередь и до земель Анны, отряд воинов ушёл вместе с мужем, в гарнизоне оставалось только четыре стражника – разве они могли защитить их обширные земли? Она отправила посланника к сюзерену, но он не вернулся обратно. Анна стояла у окна в высокой башне замка и с отчаянием наблюдала, как крепостные стены берут штурмом. Даже ядра не понадобились. Враги лезли со всех сторон на стены, защитники атаковали их стрелами, жители выливали на них горящую смолу, скидывали камни. Но они часто промахивались, а врагов было видимо-невидимо. Что ждёт хозяйку, если они не смогут защититься, и замок будет взят? В лучшем случае её заставят выйти замуж за победителя, возможно, при живом муже. А в худшем просто растерзают. Впервые страх проник в сердце женщины. Отчаяние и никакой даже маленькой надежды.


И тут она увидела, что к ним летит дракон, он выхватывал когтями и зубами с крепостных стен атакующих и бросал их наземь, вражеское войско в ужасе разбежалось. А дракон приземлился на краю площадки-выступа под её окном и заглянул в него. Анна от испуга отшатнулась. «Он тоже хочет меня растерзать», – подумала дрожащая от ужаса женщина, услышав его грозный рык и почувствовав резкий звериный запах.


– Выходи, моя повелительница, не бойся, я разогнал их всех.


Она молчала, прижавшись в стене, чтобы он её не видел.


– Я не сделаю тебе вреда, госпожа, потому что ты прекрасна. Но если ты не выйдешь, я улечу. И они вновь полезут на стену. Больше тебя никто не защитит.


– Что ты хочешь от меня? – раздался слабый дрожащий голос Анны.


– Только посмотреть на тебя, я не сделаю тебе больно, всё будет хорошо.


– Я не смогу опуститься на этот выступ.


– Иди на галерею стены, госпожа, я прилечу к тебе.


«Он, наверное, не хуже эльфов и гномов, он защитит меня», – думала Анна, спускаясь из башни. Поднявшись на галерею замка, она увидела, что двор опустел. Дракон навёл ужас не только на врагов, но и на жителей замка. Сердце Анны стучало от страха, отдаваясь звоном в ушах. «Страх – это только плод твоего воображения, – вспомнила она слова эльфа, – он не спасёт от опасности, опасности не будет. Пока дракон здесь, мы в безопасности». Так успокаивала себя Анна. Когда дракон приземлился рядом, женщина вздрогнула от ужаса, но собрала всё своё мужество и не подала виду.


– Я страшный, но не злой, я буду защищать тебя, я буду приносить тебе украшения. Хочешь?


Когда-то в детстве и юности гномы дарили Аннете колечки, цепочки, браслеты и кулончики, всё это осталось в тайнике в лесу. Она улыбнулась при этом воспоминании, а дракон подумал, что улыбка подарена ему. Он улёгся у её ног, как послушная собака, и даже издал какое-то урчание, подобно кошке. Анна осторожно попробовала погладить его по морщинистой коже. Тёплая. Дракон лизнул ей руку. «В конце концов, он более кроток, чем мой муж», – подумала Анна. Она присела на лавку, а дракон стал рассказывать ей свою историю, полную драматизма. Всю жизнь люди обижали его и наговаривали всякую напраслину. А он такой благородный. Анна слушала и жалела дракона. Гномы и эльфы были куда добрее людей, заботились о ней, может быть, и дракон добрее и лучше людей.


– А хочешь полетать на мне?


– Полетать? – Анна всегда завидовала птицам, видевшим землю выше, чем она с горы.


– Это опасно, – сказала она, втайне надеясь, что он убедит её в обратном.


– Не бойся. Даже если ты упадёшь, я подхвачу тебя. Садись.


Прочитав про себя заветную молитву, Анна залезла на это чудовище, стараясь думать о нём только хорошее, и крепко обхватила его ногами, чтобы не свалиться. «Как на коне», – подумала она, ощущая ногами биение драконьего сердца. Он привстал на лапы, расправил крылья и взлетел. Анна в ужасе припала всем телом к его спине и обняла дракона руками. Они летели, как казалось Анне, с большой скоростью. Сначала был только страх, но потом красота земли и чудо полёта принесли ей такое наслаждение, какое ещё не приходилось испытывать в жизни. Они кружили над землёй долго, все её заботы на миг улетели из головы, а настоящая жизнь, казалось, существует только в это мгновение. Освобождение и наслаждение! Вот оно счастье, неведомое прежде!


Когда она вернулась домой, жители замка встречали её не только с неким страхом, но и отвращением. Враги больше не наступали, но и свои стали относиться к ней с подозрением, видимо, в душе осуждали. Она стала совершать полёты по ночам, когда никто не видит. Но, конечно, они не были тайной для людей, и теперь ещё больше, чем прежде, люди считали её ведьмой. Однажды дракон унёс её далеко от замка, приземлился в незнакомой долине и завалился спать. Анне пришлось идти на рассвете в замок по мокрой росе и осыпающимся под ногами камням горной тропы, а после стучаться в ворота собственного замка. «А что, если меня не пустят обратно?» – с тревогой подумала она. На следующую ночь Анна не вышла к дракону, он рычал у неё под окнами два часа, не давая спать ни ей, ни сыну, ни всей её челяди. Ей пришлось уступить ему, взяв с него слово, что он доставит её в собственный замок вовремя. От таких полётов по ночам она устала, уже не испытывала ни наслаждения, ни радости, и в какой-то день поняла, что не хочет летать и не хочет видеть дракона. Но он опять рычал и требовал её выхода. Днём Анна отсыпалась после ночных полётов, сына воспитывать было некогда, она его только целовала вечером, когда тот отправлялся ко сну, а после слушала песни трубадуров, уносящие её в другую реальность, в мечту, привычную с детства. Она влюблялась то в одного, то в другого трубадура, втайне надеясь, что их песни способны разорвать путы, в которых она оказалась. На первой же исповеди после штурма замка священник осудил её за полёты на драконе, но она доказывала священнику, что от её полётов зависит, будет ли дракон защищать замок. Если она откажет дракону, враги захватят замок, погибнут люди и священника враги могут растерзать так же, как её. Но священник возразил: врагов больше нет. И пусть она попробует расстаться с драконом навсегда. Такое же наставление священник ей дал и на следующей исповеди, и если сначала он причащал её, не смея отказать госпоже и надеясь на её исправление, то потом за упорство обвинил в грехе и отказал в причастии. «Всё, – решила Анна, – врагов больше нет. Может быть, попробовать отказать дракону. Ведь учил же меня эльф никогда и никого не бояться, если никого не обижать». Она решилась и с твёрдостью, которую дракон никогда не видел в этой женщине, объявила дракону о прекращении полётов. Он рассвирепел, он всё крушил, что попадалось ему во дворе, разворотил крыши, раскидал лошадей и не успевших спрятаться людей. Анне снова пришлось согласиться, только безмерную тоску и раздражение испытывала она теперь от принудительных полётов.


– Зачем я тебе нужна? – спрашивала она дракона.


– Я не могу без тебя, – отвечал дракон. – Ты такая благородная дама, в тебе течёт голубая кровь.


Это была обычная лесть, она не верила в его любовь и не могла понять, почему он не отпускает её. Анна вздыхала от безысходности, ей некому было даже пожаловаться. Народ роптал, так как дракон то у одного, то у другого крестьянина пожирал скотину.


– Почему ты воруешь у моих крестьян? – спрашивала Анна.


– Я не ворую, я их защищаю вместо твоего мужа. Они должны меня кормить.


– Ты обещал меня опекать, приносить украшения, но вместо этого разоряешь.


– Ладно. Я принесу тебе корову.


– Да не надо мне ворованного у соседей! Разве ты не можешь охотиться где-нибудь в диких лесах?


– Твой муж истребил в здешних лесах всю крупную дичь. Прикажешь за зайцами гоняться?


Анне оставалось только печалиться и страдать. Никто не может защитить её ни от врагов, ни от этого чудовища. Теперь, приходя в храм, она ощущала не только недоброжелательность прихожан и осуждение священника, ей казалось, что и святые на иконах смотрят на неё с укором. «Я отверженная Богом», – думала Анна.


Анна совсем не занималась хозяйством, констебль не обогащал имение, а только разорял его, и прежде богатое имение мужа приходило в упадок. Чтобы как-то поправить дела, Анна продавала фамильные украшения, доставшиеся ей от мужа. На супруга она уже не надеялась. Дракон же из обещанных украшений подарил ей только один перстень с изумрудом. Он требовал, чтобы Анна постоянно носила его и, в конце концов, перстень стал ей ненавистен. Когда она надевала его, готовясь к встрече с драконом, палец воспалялся. А утром она с облегчением и ненавистью срывала перстень с пальца.


Шло время, ничего не менялось, только дракон всё чаще забывал доставлять её обратно. Так было и на этот раз: она оказалась в каком-то дремучем лесу в объятиях дракона, он цепко держал её своими лапами, лететь назад отказывался, ссылаясь на то, что у него нет больше сил, и дремал. Она ждала, когда он заснёт окончательно и расцепит крепкие когтистые лапы. «Где же его нора? – думала она, – он ни разу меня туда не приносил. Я ничего о нём не знаю. Только небылицы о том, как его обижали неблагодарные люди». Наконец он заснул, издавая жуткий храп. Анна отправилась в замок, ориентируясь по звёздам. За время полётов она научилась разбираться в звёздном небе. По дороге ей попался рыцарский дом. Она постучалась в ворота, и её пустили. Анна назвалась именем своей нянюшки, объяснив, что лошадь её сбросила и умчалась. В доме жила старая вдова, она уложила Анну спать, а на утро накормила. Анна решила расплатиться с ней за гостеприимство перстнем, подаренным драконом. В конце концов, он сам виноват тем, что забросил её так далеко и ей больше нечем расплатиться за ночлег. Взяв в руку подарок, старушка вздрогнула, на лице её отразился испуг.


– Откуда у вас этот перстень? – голос старушки дрожал от волнения.


– Мне подарили, – ответила Анна.


– Кто?


Анна смутилась и решила соврать:


– Мой муж.


– Это кольцо моей дочери. Много лет назад её похитил дракон, когда она пошла утром собирать луговые цветы. Она очень любила цветы, моя деточка, особенно колокольчики, дарила мне букеты. Она звала на помощь. Он унёс её за горизонт. Больше мы её не видели, и дракон тоже больше не появлялся, хотя мы слышали, что летает к хозяйке тёмного замка. Как кольцо попало к вашему мужу?


– Я не знаю и спросить не могу: он не вернулся из похода. Но я рада, что перстень вернулся к вам. Простите, мне нужно идти.


Анна шла домой весь день и всё время думала о пропавшей девушке: когда-нибудь и она станет такой же жертвой. Тревога, надвигающаяся опасность и отчаяние терзали её.


В этот день пришло известие от Адриана, он сообщал, что их мать умерла от бушевавшей эпидемии, и что он не писал так долго, зная, что она обязательно приедет и подвергнет себя смертельной опасности. Теперь эпидемия закончилась, и она может навестить могилы родителей.


Анна поплакала и собралась в поездку в родительский дом с маленьким сыном. И вот она снова в родном краю, где и солнце теплее, и сады богаче. Каждый камень, каждое дерево родные и дорогие её сердцу. Она пошла в свой любимый лес с корзиной, наполненной тыквенными семечками, и к ней, как и прежде, прибежали белки. Тайник был на месте. Она достала спрятанные украшения и долго рассматривала их, улыбаясь и вспоминая встречи с гномами. Теперь это богатство пригодилось: они с братом продадут украшения и обновят на вырученные деньги обветшавший дом. Анна сходила к гномам и рассказала им про свою горестную жизнь. «Если тебе надо спрятаться от дракона, ты можешь жить с нами», – предложили они. Но Анна не могла представить свою жизнь под землей без солнца, цветов и неба. Где эльф, что обещал защитить её? Его не видно в лесу. «Наверное, я что-то сделала не так, – думала Анна, бродя по лесу, – раз эльф не приходит ко мне в трудную минуту. Все, кроме гномов, отвернулись от меня. Но надо же что-то делать…». Она поделилась с Адрианом своей бедой, брат единственный не осудил её, он провёл свои магические ритуалы, обнадёжив тем, что дракон больше не будет её беспокоить.


– Можно, я останусь здесь жить? – спросила она Адриана.


– Я буду только рад, хотя твоему сыну не нравятся, похоже, наши места.


– Да, он привык к роскоши, – согласилась Анна. – Впрочем, и у нас от роскоши почти ничего не осталось. Я не особенно умею ладить с сыном, он мне дерзит, впрочем, какой для него авторитет мать, спутавшаяся с драконом?


И тут она увидела в небе знакомую тень… Чудовище, словно рок, нашло её и здесь.


– Я прилетел за тобой, – крикнул дракон, приземлившись во дворе. В ужасе все слуги разбежались, а брат умолял её уехать. Она его понимала: зачем ему здесь чудовище? Дракон предложил донести её домой на себе.


– Слишком далеко, – заявила Анна, – я поеду в карете. Она отправилась с сыном в обратный путь. Ни брат, ни эльф ей не помогли. На кого же теперь надеяться? На сына? Нет – ни за что на свете она не позволила бы ему рисковать жизнью.


В дороге путники остановились в одном из замков. Анна влюбилась в проживавшего там вдовца. Он показался ей таким любезным и радушным. Вдовец был готов жениться на Анне, но разве дракон  позволит? Она ничего не сказала ему о драконе, потому что боялась, что и этот человек её осудит, и что он может стать жертвой чудовища. На рассвете она с сыном покинула замок, не попрощавшись с хозяином.


Так всё вернулось в прежнее русло. Она не вырвалась на свободу. Дракон заметил отсутствие кольца и с гневом спросил Анну, почему она не надевает его. Анна призналась, что знает происхождение кольца.


– Что ты сделал с девушкой?


– Она была строптивой, не слушалась. Но оказалась очень вкусной.


Дракон громко засмеялся, сотрясаясь всем телом. Ему нравилось пугать Анну и видеть, как бледнеет её лицо. Но Анна не подала виду, что испугалась, наоборот, с гневом произнесла, перекрикивая его булькающий хохот:


– Боже мой, а я носила это кольцо! Какой я была глупой! Ты и меня съешь? Я уйду от тебя туда, где ты меня не найдёшь, под землю – к гномам, они готовы приютить меня.


– Неблагодарная! Я давно мог съесть тебя и всю твою челядь в придачу, а я тебя защищал. Если ты уйдёшь к мерзким гномам, то будешь под землёй добывать для них руду, а я унесу твоего сына высоко в горы и оставлю на самой неприступной скале. Посмотрим, как он спустится, – дракон при этих словах засмеялся с каким-то отвратительным визгом. – Дом твоего брата я разрушу, а его подниму в небо и брошу наземь, – при этом он схватил лавку и швырнул её с высоты к ногам Анны. Анна отскочила, а дракон опять загоготал.


– Он храбрый воин и будет с тобой сражаться. Неизвестно, кто победит.


– Что-то не видел я у него меча. Ну а сынок твой тоже не всегда при мече.


Это было концом всех надежд на избавление. Только в легендах и песнях рыцари освобождают дам от драконов, а в жизни она обречена быть с драконом до конца своих дней.


Утром она вошла в храм и молилась весь день, никогда ещё так она не каялась так искренне, слёзы отчаяния и надежды текли по щекам. И тогда явился ангел в лучах неземного света с сияющей веткой в руке. Анна почувствовала душевную лёгкость и тепло в своём истерзанном сердце, словно растаяла ледышка, ранившая её изнутри все долгие годы безрадостного отчаяния.


– Я могу тебе помочь победить дракона, – обратился к ней ангел, – я дам тебе эту огненную ветвь, поставь её в подсвечник. Пока она стоит в нём, она не будет гореть, но как только ты возьмёшь её в руку, она запылает. Направь её на дракона, он вспыхнет и исчезнет в один миг. И читай молитву святому духу. Ветвь будет жечь тебе руки, но не бойся. Руки останутся невредимыми. Надо только вытерпеть эту боль, и ты будешь спасена.


Он поставил ветвь в подсвечник, похожий на распускающийся цветок, она тут же погасла, и тогда ангел передал подсвечник Анне. Она поблагодарила, ангел исчез, оставив после себя разлитый в воздухе тонкий аромат, ни на что не похожий, и благодать, которую Анне трудно было описать словами, но которую она хорошо чувствовала и понимала сердцем. Годы безнадёжности сменились радостной верой в торжество добра. Анна, сжимая в руке бронзовый подсвечник с драгоценным даром, в волнении пошла домой.


Ночью подул холодный ветер. Анна обмоталась тёплой шалью, взяла подсвечник и поднялась на галерею, читая молитву святому духу. Жёсткий, грубый ветер налетал на женщину порывами, стараясь скинуть со стены и задуть пламя факелов на крепостных стенах. Он пронизывал её насквозь, по телу шла дрожь. Рука, держащая металлический подсвечник, от холода и напряжения ныла. Серые облака неслись по небу подобно разъярённым драконам. «Неужели не прилетит?» – думала Анна. Последние годы она провела в страхе, надеясь на помощь кого-то, кто не приходил. И долгожданная помощь пришла – небесная, а потому самая сильная. Но Анна только теперь поняла, что ей самой предстоит вступить в сражение. Она никогда ни с кем не сражалась. Она подобно своей матери ждала чудес. Кто-то другой должен был за неё бороться. Но сама она готова ли к сражению? Да, она всю жизнь была слабой. А теперь должна стать сильной, чтобы защитить не только себя, но и сына, и брата, и свою челядь, крестьян и всех тех, кто ещё мог пострадать от чудовища. Это главная битва её жизни, главная битва, которую она не имеет право проиграть. Вот он! В сердце ударило что-то, будто в него вонзили холодный нож. Она увидела чёрную точку на облачном небе, выраставшую в знакомые страшные очертания. Дракон приземлился. Анна глубоко вздохнула, достала ветвь из подсвечника, та вспыхнула ярким огнём. Женщина с яростным выражением лица кинулась к дракону, но как вытерпеть страшную обжигающую боль в руке? Она сделала рывок, но не выдержала и расцепила пальцы ладони. Ветка выпала, тут же погаснув, а рассвирепевший дракон, который понял её намерения, ударил её со всей силой мощной лапой с длинными когтями, ободрав лицо. Она упала, ударившись головой, наступила полная темнота. Когда она пришла в себя, почувствовала сквозь невыносимую боль в затылке что-то тёплое под головой – это была кровь. Открыв глаза, Анна увидела над собой раскрытую страшную пасть, рука её потянулась и нащупала спасительную ветвь. Она подняла её, несмотря на жгучую боль, и протянула к чудовищной пасти, дракон вмиг вспыхнул, озарив всё вокруг огнём, и исчез.


Анна не раскрыла ладонь, но поняла вдруг, что ветвь не жжёт, и боль в теле прошла, ей стало необыкновенно легко. Рядом был ангел, он протянул ей руку, она протянула ему свою и взлетела с ним легко и спокойно. Она смотрела сверху на мрачную землю, на галерею с лежащим на ней её бездыханным телом, кучу пеплу, замок с трепещущими факелами, который становился всё меньше и меньше. Они поднялись через туман и облака. Впереди были звёзды, много звёзд, большие и мерцающие. Они словно приветствовали её! Ветвь горела всё ярче, наполняя душу неведомым прежде блаженством, и она вдруг вспомнила молитву, которой её обучила нянюшка и запела, как в детстве:


 


Ангел мой, ты со мной,


Я в пути, ты впереди,  


Во все часы, во все минуты.


Ангел мой, я с тобой.


 


Анна всё пела и пела, и они летели и летели всё выше – на ту планету, где, как в детстве, добрый лес, и нет тьмы и зла.


 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера