АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Гершанова

Говорящие статуи Рима

 

 Знаете ли вы, что в Риме обитают “говорящие” статуи? Не артисты в гладиаторских одеждах, которые фотографируются с  туристами на Римском Форуме. Не игрушечные копии Уст Правды, “предсказывающие” будущее за несколько монет. Нет, я говорю о настоящих статуях. Говорящих. Обычно на итальянском, реже на французском, а кое-кто еще не забыл латынь.

 

 Например, Пасквино (Pasquino), что разглагольствует на одноименной пьяцце сразу за Дворцом Памфили. Пасквино – античная скульптура, которую нашли в 1501 году при закладке фундамента одного из палаццо. Что эта скульптура собой представляла, без подготовки сказать трудно. Принято считать, что это Менелай, выносящий с поля боя Патрокла (желающие могут прочесть о них в «Илиаде» Гомера). По одной из версий свое имя Пасквино получил в честь учителя ближайшей гимназии, который то ли был самым остроумным в округе, то ли самым нелюбимым среди учеников.

 Эти самые ученики, скорее всего, и начали по ночам прикреплять к статуе записки с шутками об учителях. Потом к забаве подключились взрослые, и темы «речей» Пасквино резко изменились: он начал вещать о политике, экономике и новостях из жизни тогдашних звезд.

 Очень скоро статуя превратилась в проблему для римских пап – ведь они служили неиссякаемой темой для «пасквинат», как в народе называли «высказывания» Пасквино. От этих самых пасквинат и произошло слово «пасквиль» (сочинение, содержащее карикатурные искажения и злобные нападки, как рассказывает нам «Википедия»).

 Папы долго думали, как же им Пасквино истребить, все больше склоняясь к утоплению в Тибре, но здравый смысл победил, и возле статуи выставили круглосуточный караул. Власти добились своего – Пасквино замолчал… Временно, разумеется.

 

 Другом Пасквино был Марфорий (Marforio), с которым они частенько переговаривались. Вот пример их диалога о папе Сиксте V. Папа был крестьянских корней, и после его избрания сестра понтифика сделалась знатной дамой. Марфорий спрашивает у Пасквино: «Эй, Пасквино! Почему ты такой грязный? Твоя рубаха черна, как у какого-нибудь угольщика!» На что Пасквино отвечает: «Что поделаешь? Моя прачка стала принцессой!»

 Марфория можно навестить во дворе Нового Дворца, что на Капитолийской площади. Он родился в I веке до нашей эры, и римляне уверены, что статуя изображает бога Тибра, их любимой реки. Некоторые, правда, утверждают, что это Нептун, Юпитер или Океан, но те по большей части стоят (как в фонтане «Треви»), а вот реки лежат (как на перекрестке Четырех фонтанов).

 Что же это за имя такое, Марфорио? Статуя была обнаружена на Форуме Августа неподалеку от античного храма Марса Мстителя, в районе, который в средние века назывался Марсовым форумом (Martis Forum). Есть, правда, и другая гипотеза, утверждающая, что дело в ныне утерянной табличке на статуе, гласившей “Mare in Foro” (Море на Форуме).

 

 Буквально через дорогу, в уголке между дворцом Венеции и базиликой Сан-Марко пристроилась Мадам Лукреция (Madama Lucrezia) – единственная «говорящая» статуя-женщина. Странное имя для трехметровой статуи, да? Но в Риме ничего не называют просто так, всему есть причина (просто некоторых мы не знаем). Дело в том, что на этой площади проживала Лукреция д Аланьо, любовница короля Неаполя Альфонса V Арагонского. То есть сначала она, разумеется, была «прописана» в Неаполе, но после смерти короля кардинал Пьетро Барбо пригласил красавицу пожить у себя.

 Это об имени. А о самой статуе известно лишь то, что она стояла в античном храме богини Изиды, культ которой был очень популярен в Древнем Риме.

 «Изречения» Мадам не уступали мужским. В 1591 Папа Грегорий XIV, чувствуя приближение смерти, в надежде поправиться переехал во Дворец Венеции, расположенный в двух шагах от Мадам Лукреции. Высоченная ограда вокруг дворца изолировала понтифика от людей и производимых ими звуков. Когда он все-таки умер, Мадам Лукреция холодно заметила: «Смерть нашла калитку».

 В прошлом народ собирался перед базиликой Сан-Марко на всяческие демонстрации и праздники, особенно популярным из которых был «бал бедняков», проводившийся 1 мая. Кого только не было на этом балу – не самая образованная, но очень бойкая молодежь, калеки, убогие, нищие, но веселые в этот день обитатели Рима. Мадам Лукреция в честь праздника получала бусы из лука, чеснока и острого перца.

 

 Неподалеку от Мадам, на тихой улочке Лата, безвылазно торчит в буквальном смысле – барьельеф – Носильщик (Facchino). Этот фонтан, действующий и сегодня, – работа Якопо дель Конте, хотя некоторым историкам очень хочется приписать его Микеланджело. Придумали тоже, разве «Носильщик» похож на «Давида»? Не очень, прямо скажем. Он похож на Аббондио Рицио, того самого носильщика,  в честь которого и сооружен. Очень, кстати, прибыльная была профессия – носильщики, они таскали воду из Тибра и из фонтана Треви и продавали ее прямо на улицах или с доставкой на дом. Это продолжалось почти до конца XVI века, когда, наконец, починили античные акведуки, и ремесло потеряло всякий смысл.

 Раньше фонтан красовался на соседней улице Корсо, но там его задевали проезжающие мимо экипажи и обстреливали камнями мальчишки, поэтому в XIX веке Носильщика сдвинули с фасада на торец того же здания. Правда без таблички, которая ранее возвещала, что Аббондио Рицио «таскал груз, какой хотел; жил, сколько мог; но однажды, с вином в бочке на плече и внутри себя, умер против собственного желания».

 Ну, главное, что жил как хотел!

Идем дальше, на площадь Видони, в гости к Аббату Луиджи (Abate Luigi). Разве это аббат, скажете вы, ведь он больше напоминает одетого в тогу консула или оратора Древнего Рима. Да, прототипом для античной статуи, безусловно, послужил благородный консул или оратор… который как две капли воды походил на аббата по имени Луиджи, жившего через несколько веков. Сходство было трудно не заметить – аббат служил в церкви Плащаницы, возле которой статуя обитала некоторое время – ее часто переносили с места на место. Но судьба не баловала «Аббата Луиджи». Где бы он ни стоял, постоянно какие-то вандалы лишали его головы. Неясно, почему они выбрали именно статую Аббата Луиджи. Может, хотели, чтобы он сменил имя на «Аббата без головы», но статуя не разделяла их планов, и в 1966 году обратилась к неизвестному вандалу со словами на римском диалекте: «O tu che m arrubasti la capoccia vedi d ariportalla immantinente sinn?, v?i v?de? come fusse gnente me manneno ar Governo. E ci? me scoccia.» Что на русский язык переводится так: «О ты, кто украл мою голову, верни ее немедленно обратно, а если нет, знаешь что случится? Меня пошлют в правительство! И это меня беспокоит.» Надеюсь, вы уловили тонкий юмор Аббата Луиджи.

 На постаменте Аббата Луиджи высечено:

 

 «Я был гражданином Древнего Рима

 Сегодня каждый зовет меня Аббатом Луиджи

 С Марфорио и Пасквино

 Снискал я вечную славу в городской сатире

 Я пережил обиды, унижения и погребение

 Но здесь обрел новую жизнь и наконец в безопасности».

 

 Последняя говорящая статуя – Бабуин (Babuino) – живет на улице имени себя, via del Babuino. Сейчас там располагаются модные бутики и отели, а в XV веке улица делилась на две половины, одна из которых звалась «Неапольские сады» – поскольку там проживала община из Неаполя, а вторая – улица Кобылы. Нет, не той, которая лошадь, а той, которая орудие пытки, – заостренная сверху деревяшка на двух опорах. На нее сажали жертву с привязанными к ногам грузами. Вес грузов определялся степенью проступка, конечно же. Вот на этой прекрасной улице папские органы порядка и практиковали данную кобылу. С этим знанием ваш шопинг точно будет незабываемым!

 Потом улицу пару раз переименовывали в честь пап – Клементина в честь Климента VII, Паолина в честь Паоло III, даже неинтересно. И вот, наконец-то, в 1571 один из обитателей оной улицы, коммерсант Алессандро Гранди, решил провести в свое жилище водопровод. Чтобы получить папское разрешение пришлось пообещать соорудить фонтан для общественных нужд. В прошлом коммерсанты были не чета нынешним, так что Алессандро пообещал – Алессандро соорудил! Для общественных нужд даже статую древнегреческую не пожалел!

 А вот почему коммерсант выбрал именно Силена – воспитателя бога виноделия Диониса – история умалчивает. Может потому, что все приличные статуи, откопанные к тому моменту, уже разобрали. А может, потому что в эллинской мифологии силены считаются духами источников и фонтанов.

 Внешний же вид подарка обществу не смущал образованного синьора Гранди – он знал, что силены всегда изображались старыми, толстыми и с овечьей шерстью. Но окрестный народ был не очень в курсе эллинской мифологии, поэтому решил, что это такая обезьяна, бабуин. Так статуя и получила свое имя – Бабуино – и подарила его улице.

 Но не все похожие на обезьян статуи начинают говорить. Этой повезло, потому что кардинал Децца, который жил неподалеку, каждый раз, проходя мимо, снимал шляпу и кланялся. Наверное, потому что был близорук… По Риму поползли смешки о кардинале и обезьяне, и статуя сделалась «говорящей». Ее изречения, по аналогии с пасквинатами, которые рождал Пасквино, назывались «бабуинаты».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «АРТИКЛЬ» | К содержанию номера