АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Людмила Шарга

Среди кричащих имяреков. Стихотворения

Поэт, прозаик ( Южнорусский Союз Писателей). Родилась в России, но уже много лет живёт в Одессе. Автор публикаций в периодических изданиях и интернет-изданиях России и Украины. Автор двух сборников поэзии и прозы: «Адамово Ребро»(Одесса 2006г.) и «На проталинах памяти» (Одесса 2008г.) Руководитель творческой гостиной Diligans.


 


 


Цветы Серебряного Века




Среди кричащих имяреков


молчу о том, что мир жесток,


храня Серебряного века


необлетевший лепесток.


Кричащие не замечают


сколь скоротечен их полёт,


и скорби их и их печали


вмерзают в сумеречный лёд.


И юности –  как не бывало,


и воздух грустью напоён


о днях, где солнце остывало


и падало за окоём,


где край земли…


Где пепелище.


Где нынче все слова пусты.


Но Молох свежей крови ищет,


срывая новые цветы,


и воды скорбные несут их,


и я за ними наяву


до горькой истины,


до сути,


до осознания плыву, –


по тем потусторонним рекам,


куда печальны и легки


цветы Серебряного века


свои роняют лепестки.


И тают призрачные тени


невысказанных кем-то слов,


и расцветают хризантемы,


являя знаки вещих снов,


и опадают лепестками…


Всему свой век.


Всему свой срок.


Бесстрастная рука спускает


взведённый загодя  курок.


Но даже там, где чужды лица


и так жестокосерден век,


нежданная слеза случится


из-под дрожащих бледных век


кричащих что-то имяреков,


из подрастающей травы…


Где вы, таинственные реки?


Где вы…


 


Тревожное (диптих)




...тетрадь со стихами бросив


в какой-нибудь долгий ящик


я стану простым бариста


в ближайшей автокофейне


я буду варить вам кофе


на площади – у Собора


кому-то американо


кому-то двойной эспрессо


как будто не замечая


ползущую серую плесень


как будто не замечая


что сумерки правят миром


когда же совсем стемнеет


и фонари зажгутся


случайный прохожий скажет:


постойте-ка я вас знаю


вы жили в доме напротив


и вроде стихи писали


о городе


о грифонах


о море и о погоде


я этим стихам поверил


я думал – живут же люди


как в сказке – не замечая


что сумерки правят миром


но вы возьми да умолкни


прочтите же мне скорее


о море и о грифонах…


молчание – гавань бедствий


 


о нет


я сварю вам кофе


и сами вы убедитесь


его я гораздо лучше


варю чем стихи читаю


и несомненно – лучше


чем их сочинять пытаюсь


я столько слов заучила


но все они бесполезны


важнее всего не слово


а действие – чувство – дело;


 


я вам заплачу возьмите


за чашку американо


за чёрный двойной – с корицей


без сахара – с кардамоном


но пить я его не стану


мне кофе противопоказан


врачи говорят что сердце


не выдержит даже чашки;


 


и я растерянно стала


читать ему о погоде


о том что стихи – как беды


всегда приходят нежданно


и столь же нежданно счастье


и столь же нежданна радость


он молча стоял и слушал


парил остывая кофе


и я поняла что смысла


немного в моём молчании


и выдвинув долгий ящик


тетрадь наугад открыла…


 


…смешались стихи и кофе


с корицей и кардамоном


где сумерки правят миром


где рыщет серая плесень


 


***


Ты, правда, считаешь, что это легко–


запрятать стихи глубоко-глубоко…?


В молчании – мудрость.


В молчании – сила.


В молчании – боль, что невыносима.


Себя схоронив, без сомнений – живьём,


немою обыденностью заживём,


и раны затянутся рано иль поздно...


Ведь ты утверждаешь, что всё несерьёзно,


что только в молчании кроется благо,


а там и до истины шаг,


иль полшага,


но в жилах вскипает от боли р у д а…


Становится мёртвой живая вода.


 


Ты, правда, считаешь, что это легко,


дуть на воду, зная, что там – молоко,


в молчание спрятать невзгоды и беды,


ни звука, ни слова, ни тени, ни следа.


 


Средь ищущих, алчущих мнимых страстей,


ристалищ, турниров и прочих затей,


стихи –  это просто желание выжить


в миру, где свои убивают своих же,


где серая плесень ползёт по земле


с похмелья кровавого навеселе.


Где полнится небо смурным вороньём,


 


где каждый молчит о своём…


О своём.


 


Ты, правда, считаешь, что это легко…?


 


***


Когда-нибудь всё закончится,


и спеть о любви захочется,


о звоне спелого колоса.


Вот только… не хватит голоса.


Все те, кто молчал в запаснике,


споют и спляшут на празднике


и бросятся жизнь налаживать.


А ты похоронен заживо.


Не зелено нынче «молодо»,


и пусто в сердцах от холода,


и пусто в глазах от сытости,


цинизма и знаменитости.


Отребье анаэробное


придавит плиту надгробную,


и спляшет на общем шабаше.


А ты говоришь: душа… душе.


Иные в почёте ценности


в перформансах современности.


Мелькает чересполосица,


слова на свободу просятся,


слова о войне и голоде,


о лютом вселенском холоде,


о сводке с фронта.


О лезвии…


Побочный эффект поэзии –


седые слова и волосы.


Хватило бы только голоса…


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера