АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Мария Пасика

На час назад. Стихотворения

Родилась в Харькове в 1969 г. Закончила ХГУ, Мехмат. Затем вышла замуж и углубилась в семейную жизнь, плюнув на карьеру, (не модно, зато приятно). Любимая семья – неистощимая почва для радостей, стрессов, надежд, философских измышлений. Удирая от домашнего быта, я всё, что накопилось, перекладываю в эдакий продукт, замешанный на хорошем и плохом. Я не знаю точно, стихи ли это, может быть стоит ограничиться кулинарными исканиями, тем более, что на поварском поприще успех мною завоёван, да только ведь «не хлебом единым...». Так или эдак ли, приятного вам аппетита!


 


***


Ланцестон – Гордж, павлины; ясно сразу –


Час телепать (с кормёжкой мало – двух)!


Я видела – вверх рвутся скалолазы,


Аж у самой захватывало дух!


Ну, до того орудовали ловко –


Хотя бы не раскаялись потом!


Кратчайшая дистанция – верёвка.


Ух ты, pискнём?! Ещё чего – хребтом?


Они ползли, цепляясь через силу,


А по плечам плащoм стелилась мгла.


Скала их не звала и не просила,


А всё-таки держала, чем могла.


Вверх по камням – жестокая нагрузка!


Максимыча – сюжетец не застал:


У них – курoк взведённый каждый мускул;


Мы, пИнгвины, – тайком из-за куста


(Ну, как не стыдно!) рты раскрыв, глазели,


Жевать и то забыли – смех, и грех!


Хотя бы только – им живьём на землю.


Хотя бы только нам – туда, наверх!


 


ЧАРЛИКУ




Хоть лезь вперёд – хоть пяться раком, 


Не раскумекать до конца:


Собака Чарльз, и Чарльз-собака –


Две разных – морды? Два лица?


 


Чарлухевич – скажи, не хило


Караульные держат стойку!?


Подыскать бы тебе Камилу,


Чтобы – с радостным визгом в койку.


Подлецу всё к лицу: корону


Прикупить на собачьем рынке,


Выступал бы вальяжно, ровно!


А в привычном ворчливом рыке –


Будем властные слышать нотки.


Знаю-знаю, не так воспитан:


Хвост пропеллером, нос короткий


(Ты же сам понимаешь – титул!).


Лапы грязные – можно разве


Во дворец? Не-е, с такими – в будку!


В Веллингтонском лесу на раз бы


Завалил кабана (ну, утку!)!


Как в народе-то величают –


Спинкой-в-пятнышках, брюшком-белым?


Фу! Оставь эту гадость, Чарли!


Как-нибудь проживём – плебеи.


 


БУТЫЛКА И БРЕВНО




Валяемся в песке давным-давно,


А сверху чайки гадят – их тут стая.


Не стану спорить, полное бревно:


Хоть из под пива, я совсем – пустая!


Усмешкой встречу ханжество и зло –


Вот растрещалось брёвнышко – потише!


Мне только крышку хлипкую снесло;


Какими ты – судьбами? (сносит крышу?)


Достанется одним – путёвка в рай,


Другим – на службу, в детский садик – третьим;


Не парься, друг сердешный – загoрай;


И за тобой – придут (волна и ветер)!...


 


ОСЕНЬ




Броский портрет в позолоченной раме       


Странно знаком.


От тебя мудрено откупиться дарами –


Снаряжала тайком.


Птицам – в дорогу. До перелёта –


Времени чуть.


Осень, с секретом твоя позолота:


Трону – и улечу!


Гнулись берёзки, кланялись в пояс –


Сбросили шёлк.


Задний план мрачноват – переезд. А где поезд? 


Погудел и ушёл.


Пахнет наливка терпким и мятным,


Скошенный луг.


Кем-то небрежно надписана дата


В нижнем левом углу...


 


НА ЧАС НАЗАД




На посoшок пригубили – ну ладно, пока!


Ел-пил умеренно – плоско острил без умолку.


Жаль, рукавом (вот раззява!) смахнула бокал –


Может, на счастье? Бог с ним, заметаю осколки.


Гору посуды – на место! Шикарно одной;


Гость, оценив обстановку, откланялся (трезвый).


Это не кровь, по столу расплескалось вино –


Рислинг кислющий, сухой (ни слезы, ни пореза)...


Гость «недопонял – ну был бы кривым и косым!»


Время терялось – в намёках «а-что-то-в-тебе-есть!»


Дольше посплю! Как – уже переводят часы?


Лету конец. Не последнее – очень надеюсь!


 


ДОСЧИТАЕМ ДО СТА?




Досчитаю до ста – душ холодный с утра,


Дел навалом, побегаешь в мыле!


Так, о чём мы с тобой  говорили вчера,


Говорили – бла-бла, говорили!


Как секунды летят, точно искры костра –


Завести бы дневник, да облом мне;


Как забыли, о чём говорили вчера –


Может, высплюсь и утречком вспомню?


Как бредём наугад, как спешим череcчур,


Как сбежало вареньеизвишни;


Как забыла пойти за рецептом к врачу –


Сразу видно: рецептик не лишний!


За фанерной стеной сладко спит детвора –


Ну, одна – ну, студентка! Не смейся –


Лучше вспомни (с тобой проболтали вчера)...


Чё там помнить – о ней, да о ней всё!


Пробираюсь бочком – ей вставать не пора?


Дышит ровно картошечка-носик.


Позабыли, о чём говорили вчера –


А вчера-то и не было вовсе...


 


МУСОРНЫЙ БАК




Я верный страж. Бобик силён – лизаться;


Ему ласки, лакомства, сон на крыльце в саду.


Без меня – неуместна цивилизация,


А сыт отбросами – жду, когда подадут.


 


Главный закон природы: «НЕ СМЕШИВАЙ!»


Шарканьем тапок кто-то нарушил тишь.


Стеклотару впёрли – какого лешего!?


Объедки мне, стекляшки – туды! Капиш?


 


Судный день у них в порядке вещей, но:


Утро, вторник – хрипло ору, «Не тронь!».


С рёвом черти поволокут к очищенью –


Наружу вырвут стонущее нутро.


 


Чуть рассвет затеплится в дымке серой –


Дрожу, бочком прижавшись к сырой стене…


А как Европа – избавилась от холеры?


То-то! В первую очередь, благодаря – мне!


 


 


 


 


 


 


 


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера