АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Галина Лазарева

Свидание. Стихотворения

Победитель международного конкурса переводчиков поэзии «Пушкин в Британии»-2010, победитель международного поэтического конкурса «Пушкин в Британии»2017г., автор книги переводов австралийского поэта А.Д. Хоупа «Вечность подождет» (2011, Рудомино). Лингвист, переводчик, участница интеллектуальных игр «Что? Где? Когда?» и«Своя игра», выпускница МГУ им. Ломоносова.


 


 

Свидание (Прага)

 
Вот и настало - время печали, время исхода,

Гордые плечи, дьявол на левом, ангел на правом.

Катит устало долгие годы, тяжкие воды

Под мостовою, над головою, тёмная Влтава.
В сердце осколок встанет левее - станет ли легче?

Алой волною хлынет под горло мне – алилуйя;

Кто там в камзоле, кто там в крылатке, бархат и жемчуг,

Милая пани, чудная пани, ручки целую.
Ах, кавалеры, что ж недогрели, недолюбили?

Волглые крылья вяжет и тянет смертная влага,

Птичья повадка, пух лебединый, взор голубиный,

Пламя и пепел, память и мука, ты моя Прага,
О золотая! вот и светает! станет ли проще?

Хочешь - укрою, ласковым словом, шёлковой шалью?

Словно слепая, определяю имя на ощупь:

Прага - прозренье, Прага - прощенье, Прага - прощанье.

Мокрые камни, чернь с позолотой, пики и черви,

В ладанном небе, в облачном нимбе, в cнежном сияньи,

Свет незакатный, свет невозвратный, свет невечерний,

Милая пани, светлая пани, мёртвая пани.

2018


 


Malacia




Malacia (лат.) безветрие, тишь на море, штиль.


Бывают дни – стоячая вода:
Густеет воздух, вязнет в мутной тине.
И время застывает, как слюда,
Запутавшись в прозрачной паутине,
И легкий шелест чистого листа
По камертону вечности настроен –
Молюсь тебе, святая пустота,
И пью твои целебные настои,
И остаюсь наедине с собой,
И ухожу в темнеющее поле,
И кажется, что боль – уже не боль,
А тень воспоминания о боли,
Как будто начат заново отсчёт,
Как будто вновь – отметка нулевая...
И мир сквозь тело медленно течёт,
Ни сердца, ни души не задевая. 


2018


 


***


Будет так: потеряет сон и спадёт с лица,


И беззвёздность покажется злее любых агоний–


И звезда Алькор расседлает звезду Мицар,


И скользнёт с небес, и засветится на ладони.


 


А быть может, так: он привыкнет к звезде Алькор,


Успокоится, снова сможет дышать без света,


Слишком больно, и слишком, чёрт возьми, далеко...


Чёрт возьмёт, и в карман упрячет: была и нету.


 


А в кармане у чёрта вечность черным-черна;


Забываешь, кому светила, зачем мерцала,


И звенят все тише серебряные стремена


Где-то в млечных полях заблудившегося Мицара.


 


 


Deprofundis



   *когда ты всматриваешься в бездну, помни - бездна всматривается        
     в тебя (Ф. Ницше)


и слепящий свет накрывает поле


и уже что воля а что неволя


только тело жаром вот-вот истает


только глаз сияет из белой бездны


только голос сети свои сплетает


шепчет сделай шаг это очень просто


ах ты мой хороший ты мой болезный


это я зову я твоя прохлада


это я зову я твоя награда


у меня есть крылья тебе по росту


и зовёт и поёт и смотрит влюблённо:
говорю нельзя у меня ребёнок


говорю никак у меня любимый


и воронки край проплывает мимо


плавно словно мантия ската


и скользит по мне помутневшим оком


ну как хочешь сейчас я тебя жалею


а потом я стану намного злее


ты же помнишь как я бываю жестока


ты же знаешь будет расплата
а любимый держит меня за руку


из последних сил и глядит виновато


прости не могу сильнее


2019


 


***


Ничего и не было, ты это знаешь сам,


Оттого и рука, и речь моя ледяна,


 


Только дождь и дым, и пепел на волосах:


То ли пепел, а то ли ранняя седина.


Только дождь, и дым, и продрогший молчащий лес,


Где из мрака целятся тысячи цепких глаз,


 


И могло б случиться – но только не здесь, не здесь,       


И могло бы сбыться – но только не в этот раз,


 


И не в эту жизнь – слишком мало осталось лет


По живому резать, да песнями боль глушить,


Нам с тобою такой зарок: отдавать да греть,


До последней нычки, до выстуженной души,


 


А потом уйти, как уходит в зенит стрела:


Отыскать в небесах просвет, да сорваться ввысь...


То не грех, мой милый, озябнув, просить тепла:


Не кори себя, не вини себя, не казнись.


 


Отдавать да греть: так привычно и так легко–


Только дождь и дым, только пепел твоих волос...


 


Я смелей огня, я касаюсь тебя рукой,


И, нежней огня, прожигаю тебя насквозь.


2010


 


4.35 утра




Ты поклонялась, как и я, огню,


ты, как и я, металась и горела;


твой дом – хрустальный, стылый, закоптелый –


как драгоценность, бережно храню,


 


припоминая: трепет, дрожь, и вот


последний всплеск – о, нет, постой, мгновенье –


в беззвучном крике заходились тени,


в твоей тоске почуяв свой исход,


конец полночным танцам, песням, снам...


 


Но сбережёт признательная память


твой храбрый фитилёк, и свет, и пламя, 


как ты всю ночь держала нимб над нами,


как, умирая, ты светила – нам.


2010


 


 


 


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера