АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Роза Ляст

Потерянный триумф

Я хочу рассказать о римском императоре, который в какой-то мере определил судьбу еврейского народа на два тысячелетия. Его имя – Тит Флавий Веспасиан, тот самый Тит, который разрушил Второй Иерусалимский Храм. Сегодня много пишут и говорят о Триумфальной арке Тита, особенно в связи с небезызвестным антисемитским решением ЮНЕСКО. Однако личность разрушителя Храма и его судьба в популярной литературе, да и в научной, почти не обсуждается. А между тем, в исторических источниках содержится интереснейший материал по этой проблеме.

 Наши главные источники: еврейский историк Иосиф Флавий (37 – 100) «Иудейская война», Гай Светоний Транквилл (70 – 160) «Жизнеописание двенадцати цезарей», Корнелий Тацит (56 – 120) «История», Дион Кассий (160 – 230) «Римская история».

 Если верить Иосифу Флавию, который опубликовал свой труд при покровительстве династии Флавиев, то можно подумать, что лучшего императора, чем Тит, на свете не было. Второй наш автор – Светоний начинает биографию Тита словами: «Тит унаследовал прозвище отца – любовь и отрада рода человеческого». Но когда тот же Светоний описывает действия Тита, то выясняется, что человек он был подозрительный и злой, постоянно подсылал убийц к неугодным. О жестокости Тита не может умолчать и Иосиф Флавий. Достаточно вспомнить, что когда Тит вступил в Гамалу второй раз его солдаты начали по-настоящему зверствовать: они «не щадили даже грудных детей: многих таких младенцев они хватали и швыряли с высоты крепости» (Война, IV, 1,10). А свидетельство еврейского историка о расправе над пленными защитниками Иерусалима на празднике в Кейсарии не оставляет сомнения, что такое мог творить настоящий изувер. Я не случайно обращаю внимание на факты, порочащие Тита.  Дело в том, что уже в античный период складывалось мнение, что Тит не хотел разрушать Храм, без конца уговаривая мирно сдаться. Флавий не уставал доказывать, что в разрушении Храма повинны сами евреи, их внутренние войны, и в этом есть доля трагической правды. Однако нельзя забывать – рушили и жгли Второй Храм римские солдаты. Что же касается планов Тита и его роли в уничтожении Храма, то здесь необходимо обратиться к античным авторам, источниками для которых был не только Иосиф Флавий. О планах Тита бесценное сообщение содержится у христианского писателя Сульпиция Севера, который опирается на свидетельство Корнелия Тацита: «Тит, как говорят, созвал совет, чтобы обсудить, разрушить ли храм, возведенный столькими трудами. Действительно, некоторым казалось, что не следует уничтожать священное здание, прославленное превыше всех творений смертных, и что, если его сохранить, оно будет свидетельством сдержанности римлян, а если разрушить – вечным памятником их жестокости. Другие же и сам Тит, напротив, считали, что храм нужно разрушить» (Сульпиций Север, Хроника, II, 30, 3).

 Что Тит стремился разрушить Храм любой ценой подтверждает и другой известный историк, Дион Кассий, когда он описывает последний этап штурма Храма. Рассказывая в каком состоянии были римские солдаты на последнем этапе штурма, он отмечает, что утомленные долгой осадой, они стали подозревать, что слухи о неприступности города правдивы. Более того, те, которые должны были войти в Храм, «из суеверного страха вошли не вдруг, но вступили вовнутрь лишь по истечении некоторого времени и понуждаемые Титом» (Римская история LXVI, 5, 3).

 У Флавия читаем, когда римляне ворвались в Иерусалим «...и войско не имело уже кого убивать и грабить. Ожесточение не находило уже предмета мести, так как всё было истреблено беспощадно. Тогда Тит приказал весь город и Храм сравнять с землей» (Иудейская война, кн. VII, 5, 1).

Приведенный материал с несомненностью доказывает, что главный виновник разрушения Храма был Тит.

Знал ли Тит, на что он руку поднимал? Знал прекрасно, не мог не знать. В Риме Иерусалим признавался самым значимым городом на Востоке. «Иерусалим – самый знаменитый из городов не только в Иудее, но и на Востоке». Это наблюдение сделал известный естествоиспытатель Плиний Старший, тот самый, который погиб при извержении Везувия в 79 году. Корнелий Тацит, авторитетный римский историк (не филосемит), говорит о Иерусалиме «знаменитый город».  Я могла бы привести целый список подобных цитат. Кроме того, стоит напомнить, что, когда в 63-м году до н.э. Помпей захватил Храм, войдя в него, он ни к чему там не прикоснулся. Согласно Цицерону, разрушителя иерусалимского Храма «злоречивый Город» (Рим) облил бы презрением, т. е. кончилась бы его политическая карьера. Но времена Помпея прошли, Тит штурмовал Храм в период ранней Империи, когда победителя знаменитого города ждала высшая награда – триумф. В этот период, так же, как и во времена Республики, триумф назначался сенатом по окончании такой войны, которая сопровождалась тяжким поражением врагов, и это требование, по свидетельству Иосифа Флавия, Тит выполнил сполна. Как видим, даже Флавий не мог скрыть жестокости своего покровителя.

 После победы над евреями судьба погромщика второго Храма сложилась так, что дорога к триумфу и императорской власти затянулась на долгие годы, а свою заветную мечту – монументальную триумфальную арку, Титу вовсе не посчастливилось увидеть.

 В год, когда солдаты Тита по его приказу равняли с землей Иерусалим и жгли Храм, в Риме уже правил престарелый отец Тита Тит Флавий Веспасиан. В 69-м году он вышел победителем в тяжелой гражданской войне за императорский престол в Риме. Ход войны подробно изложен у Тацита, который дает еще и гениальное описание душевного состояния человека, добивающегося императорской власти в Риме в гражданской войне. «Не легко решиться на такое дело как гражданская война, и Веспасиан медлил, то загораясь надеждами, то снова и снова перебирая в уме все возможные препятствия. Два сына в расцвете сил, шестьдесят лет жизни за плечами, – неужели настал день, когда всё это надо отдать на волю слепого случая, воинской удачи? ...Перед тем, кто идет на борьбу за императорскую власть, один лишь выбор – подняться на вершину или сорваться в бездну» (Тацит, История II, 74). Веспасиану удалось выиграть в тяжелой гражданской войне и подняться на вершину императорской власти; его противником был полководец Вителий, за которым шла армия преданных солдат. У Веспасиана такой армии не было, ему пришлось собирать солдат по всему ближнему востоку. К Веспасиану примкнули все приморские провинции вплоть до границ Азии, а также Понт и Армения. Он призвал в армию ветеранов. Отборные отряды набрал в Сирии друг Веспасиана Муциан. К Веспасиану примкнул еврейский царь Агриппа II, который сколотил отряды из предателей евреев. «Царица Береника тоже встала на сторону восставших солдат. Молодая, красивая, она даже старого Веспасиана обворожила» (Тацит, История II, 81). Веспасиан вышел победителем в 69-м году. А в начале 70-го года он отправил Тита на усмирение Иудеи, где его ждали 5-й, 10-й и 15-й легионы. Тит присоединил 12-й легион из Сирии, а также 22-й и 23-й из Александрии. Кроме того, в армии Тита было двадцать когорт союзников, восемь конных отрядов, «значительные силы арабов, особенно опасных для евреев, так как эти два народа питали друг к другу ненависть, обычную между соседями» (Тацит, История V, 1). С такой армией, даже отчасти перебитой евреями, можно было смело идти на Рим, тем более «он заслужил такую любовь и ликование солдат, что они . . . провозгласили его императором . . . мольбами и даже угрозами, чтобы при отъезде из провинции он их всех увел с собой» (Светоний, Тит, V). Но Тит больше всего боялся развязать новую гражданскую войну, да еще против своего отца, поэтому вопреки желанию своих солдат он отправился не в Рим, а для начала в Сирию, затем в Александрию. После того как солдаты и в Александрии провозгласили Тита императором «Это внушило подозрение, что он задумал отложиться от отца и стать царем на востоке; и он сам укрепил это подозрение, когда в Александрии при освящении мемфиского быка Аписа выступил в диадеме: таков был древний обычай, но нашлись люди, которые истолковали это иначе. Поэтому он поспешил в Италию... добрался до Путеол, оттуда не мешкая бросился в Рим и, словно опровергая пустые о себе слухи, приветствовал не ожидавшего его отца: «Вот и я, папенька, вот и я» (Светоний, Тит V). Иначе описывает прибытие Тита в Рим Иосиф Флавий.

 Как только в Риме стало известно о «восточном походе» Тита, по Городу поползли слухи, что Тит задумал отложиться от отца и стать царем на Востоке. Чтобы успокоить отца Тит «начал готовиться к отъезду в Италию, он отпустил сопровождавшие его два легиона на места их прежнего назначения» (Флавий, Война, кн. 7, 4, 3). В Риме первым вышел ему навстречу отец, оказав сыну особенную честь. Но кроме отца высыпало население города, которое «к величайшему своему удовольствию» радовалось не встрече с Титом, а тому, что они могли приветствовать «всех троих»: Веспасиана и его сыновей Тита и Домициана. Воспользовавшись настроением народа, все трое решили устроить общий триумф Веспасиана, Тита и младшего брата Домициана, который вообще не имел никакого отношения к иудейской войне.  Все это происходило в то время, когда сенат готовил отдельный триумф Титу. Таким образом, Тит фактически потерял триумф и звание победителя Иерусалима. Но и это еще не всё.

 Каждому полководцу-победителю сенат присваивал титул императора, назначал триумф и принимал решение о возведении ему триумфальной арки. Такие арки обычно устанавливались на Форуме или вблизи его. Тот, кто бывал в Риме и видел Форум напротив Колизея, наверняка обратил внимание на несколько таких арок. Рядом с Колизеем вы видите роскошную триумфальную арку императора Константина в честь его победы над Максенцием в 312 году. На Форуме не пройдете мимо арки Септимия Севера в честь победы над Парфией. Существовала в Риме арка Трояна в честь его победы над германцами и даками.

 Тит до самой смерти Веспасиана в 79 году избегал напоминать о своей победе. Ему ничего не оставалось как терпеливо ждать смерти отца, чтобы получить от сената официальное звание императора и решения поставить в честь победы над Иерусалимом монументальную триумфальную арку. Поскольку такая арка немедленно не строится, а сенату необходимо было задобрить Тита в самый короткий срок, проблема была решена необычным способом. Согласно Иосифу Флавию, в Риме существовали ворота, названные триумфальными вследствие того, что через них всегда проходили триумфальные процессии. Ворота эти находились в восточной части Большого цирка. Сенат принял в 80-м году решение превратить эти триумфальные ворота в триумфальную арку Тита, о чем свидетельствует надпись на каменной плите, укрепленной на воротах. Ворота со временем разрушились и предполагалось, что они были навсегда утеряны для истории. Но в 2007-м году в восточной части Большого Цирка начались археологические раскопки, в ходе которых было открыто основание и фрагменты триумфальной арки. Раскопки велись десять лет и в 2017-м году место, где велись раскопки, было открыто для публики. Что касается надписи на каменной плите, то в IX-м веке она была скопирована анонимным автором и опубликована в одном из ранних сборников латинских надписей, а позднее перенесена в Свод латинских надписей (Corpus Inscriptionum Latinarum, сокращенно CIL). Надпись помещена в CIL vol. VI, 944. Ниже даю текст надписи в моем переводе с латыни.

 

Сенат и народ римский

Императору Титу Цезарю сыну божественного Веспасиана, Веспасиану Августу, Великому понтифику, облеченному властью трибуна в 10-й раз, императору (победителю Р.Л.) в 17-й раз, консулу в 8-й раз, отцу отечества, принцепсу своему, за то, что, руководствуясь наставлениями и советами отца, он покорил народ иудеев и разрушил город Иерусалим, на который до него все вожди, цари, народы или напрасно устремлялись либо вообще не нападали.

 

Приведенная надпись буквально кричит о том, как важно было Титу поскорее возвестить Риму, да и всей империи, что именно он покорил евреев и разрушил неприступный Иерусалим. Он десять лет ждал этого мига, поэтому и согласился водрузить победную надпись на триумфальных воротах Большого Цирка. Тит несомненно мечтал не о такой триумфальной арке. Возможно уже при его жизни была заложена монументальная арка, та самая, которая сегодня расположена напротив Колизея у входа на Форум и известна как триумфальная арка Тита. Но, как я уже отмечала, Титу не посчастливилось увидеть свою мечту, о чем свидетельствует надпись на плите в верхней части знаменитой триумфальной арки:

 

SENATUS

POPULUSQUEROMANUS

DIVOTITODIVIVESPASIANIF

VESPASIANOAUGUSTO

Мой перевод:

 

СЕНАТ И НАРОД РИМСКИЙ

БОЖЕСТВЕННОМУ ТИТУ ВЕСПАСИАНУ АВГУСТУ

СЫНУ БОЖЕСТВЕННОГО ВЕСПАСИАНА

 

Как видим, Тит фигурирует в надписи с титулом Божественный (Divus), который присваивался решением сената умершему императору.

В популярной литературе установилось мнение, что знаменитая арка была построена после смерти Тита следующим императором Домицианом, младшим братом Тита. Но братец был первым ненавистником Тита. Согласно Диону Кассию ходили слухи, что именно он отравил Тита, «а когда Тит умер, читаем у Светония, –  Домициан не оказал ему никаких почестей, кроме обожествления». Свидетельство Светония не оставляет сомнений, что арка не могла быть возведена при Домициане. Такое предположение было высказано ещё в 1915 году в самом солидном журнале античности The Classical Journal в статье The Date of the Arch of Titus (Дата арки Тита). На основании тщательного исследования правления Домициана автор пришел к выводу: распространенное мнение, что арка была построена при Домициане,  ошибочно. Автор предположил, что арка могла быть построена при императорах Нерве или Траяне. Это предположение в 1975 году было подтверждено эпиграфическим исследованием.

 Дело в том, что на обратной стороне современной арки существует надпись, которая сообщает о реставрации арки папой Пием VII в 1329-м году. В 1975-м году было сделано предположение, что в античное время на этом месте была надпись, которая опубликована в CIL VI, 946. Ниже даю её текст (перевод на русский мой):

 

«Божественному Титу Веспасиану Августу, сыну божественного Веспасиана. Возвел арку Император Цезарь сын божественного Нервы Траян Август Германский Дакийский Великий Понтифик облеченный трибунской властью император консул отец отечества»

Перечисленный в надписи порядок почетных должностей Траяна позволил датировать её 102-м годом. Именно Траян, который вместе с Титом осаждал Иерусалим, став императором, добился от сената разрешения возвести Титу Флавию Веспасиану монументальную триумфальную арку. Итак, мечта Тита исполнилась через 20 лет после его смерти и через 30 лет после разрушения Храма.

Тит ушел в мир иной на 42-м году жизни. Он правил всего два года, причем не самых радостных. Против него сложилась целая оппозиция, которая плела бесконечные заговоры (Дион Кассий). Особенное раздражение оппозиции вызывало намерение Тита жениться на еврейской принцессе Беренике. Боялись, что еврейка станет Августой.

 Кроме того, не было конца козням Домициана: он открыто подстрекал войска, стремясь стать главнокомандующим. Среди всех этих забот Тита настигла мучительная смерть. «… умирая он взглянул на небо и горько стал жаловаться, что лишается жизни невинно: ему не в чем упрекнуть себя, кроме, разве, одного поступка. Что это был за поступок он не сказал, и догадаться об этом нелегко» (Светоний, Тит, 10).

К списку номеров журнала «АРТИКЛЬ» | К содержанию номера