АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Николай Почтовалов

Високосный год

Николай Петрович Почтовалов родился в г. Лахденпохья (Карелия) 5 марта 1950 года. Сейчас проживает в г. Петрозаводске. Член Союза писателей России. Автор восьми сборников стихотворений.

 

 

            УХОДИТ ДЕНЬ

 

Уходит день. В ночи одни вопросы.

Не тает снег. И корочка хрустит.

Глаза в ночи немножечко раскосы.

Любовь нечаянно, но все-таки грустит.

Висит луна — не лампочка, а лампа.

Немой подъезд. Чуть эха. Шепоток.

И тень моя — растрепанным эстампом

на стенке грязной — знай сверчок шесток.

Сугробен двор. Поземка. Я причастен

к вершенью судеб в комнате пустой.

И даже жить — могу решать отчасти.

Жизнь приняла, но, вроде, на постой.

Уходит день. Бессонница на страже.

Туманны мысли. Рвется сути нить.

Спокойной ночи мне никто не скажет.

Забыться и... за все весь мир простить.

 

          НАДО ОДНОМУ...

 

Как незапятнанно суров я...

к себе... умеренно раним,

хотя и знаю, что — не ровня

тому, кто в памяти храним...

Я жду... отчаянно, тревожно —

еще безумства на лету,

но... чую — даже и подкожно —

причастность к желтому листу,

который, медленно, наивно

раскачиваясь на ветру

под взглядом, может быть, противным,

вписавшись в некую игру,

в пустопорожнее пространство

пытаясь отсигналить SOS,

раскачивает время странствий...

в которое меня унес

мой старый друг — противник спора

о том, что ж гложет изнутри...

Знать, время вовсе не опора

для тех, кто любит взаперти

сидеть и ждать... Умру от скуки

в пространстве верности уму...

Друзья протягивают руки,

но тут уж надо... одному...

 

               АХ, ВЕТЕР...

 

Ах, ветер... просквози июнь...

В углу беда — с названьем «паутина»...

И день молчит — так неизбежно длинный

у нас на Севере — не сдунь...

Брани меня — всегда готов.

Кручусь-верчусь: не онемели ноги,

хотя и... сбиты напрочь о пороги...

Был дом, а нынче просто — кров...

В глазу соринка: верно,— сглаз...

Но не прощу себе минутки страха,

ведь память не восстанет прахом,

похожим на простой заказ...

Не ветер глух — дыра, дыра...

сквозит, и годы пролетают мимо...

Как жаль, что за безумие простим мы

себе... Как солидарен страх...

 

      НАСТРОЕНЧЕСКОЕ

 

Ветерок бесстыж и липок.

Солнце плещется в волне.

На песке десятки пипл,

подзасушенных вполне.

Неизбежно в капле моря

застывает янтарек.

И никто ни с кем не спорит

ни в строках, ни между строк.

За простором два простора,

а за далью снова даль,

будто в ящике Пандоры

не надежда, а печаль...

Я в заботливой ладошке

таю. Баюшки-баю...

Мама кормит снова с ложки.

Я судьбу не ем, а... пью...

              ВЫЖИЛ

 

Словно не было меня,

а ведь был же.

Вот и в дверь опять звонят —

значит, выжил.

Значит, будет, не пройдет

даже мимо

жизнь. Не нечет это,— чет,—

объяснимо.

Да, и солнышко в окне

не растает,

хоть в несолнечной стране

в жизнь врастаю

и кручусь на кураже —

без завода,

только кучка сторожей

из народа.

Не мешают, но всегда

за спиною.

Вот, такая, вот, среда —

паранойя.

Но ведь не было ж меня...

А ведь был же.

Да, и в дверь опять звонят —

значит, выжил.

 

 

acdb

 

 

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера