АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Сорочкин

Стихотворения

Сорочкин Владимир Евгеньевич родился в 21 января 1961 года в Брянске. Окончил Брянский технологический институт и Высшие литературные курсы Литинститута им. А. М. Горького (семинар Ю. П. Кузнецова). Стихи и переводы публиковались во многих журналах и альманахах. Стихи переводились на белорусский, украинский и болгарский языки. Автор стихотворных книг «Луна» (1995), «Тихое «да» (1997), «Завтра и вчера» (2005). Лауреат многих премий и дипломант многих конкурсов. Награжден медалями «За вклад в развитие города Брянска» (2013), «За особый вклад в книжное дело» (2015). Председатель Брянской областной общественной писательской организации, секретарь Союза писателей России, член Союза писателей Союзного Государства. Делегат XIII и XIV съездов Союза писателей России (2008, 2013) и Первого съезда Союза писателей Союзного Государства (Минск, 2009). Член Союза писателей России и Союза писателей Союзного Государства. Главный редактор альманаха «Литературный Брянск», выходящего на Брянщине.

 

 

         КАКОЙ ПОРТНОЙ...

 

Какой портной в пресветлой горенке
                  Под шорох ветра и планет
Смог без сучка и без задоринки
                  Сшить воедино этот свет,
Соединить сиянье месяца
                  И синеву звенящей мглы...
Посмотришь — жизнь твоя поместится
                  На острие его иглы.

 

        ПОТАЕННОЕ НЕБО...

 

Потаенное небо вишневого цвета
Разольет осторожно — волна за волной —
Теплый чай утонувшего в зелени лета —
Терракотовый, терпкий, тугой, травяной.


Что за тени толпятся за нами, пугая?..
Ничего ты не скроешь: таи — не таи...
Как горьки на беспечных губах, обжигая,
Родниковые, глупые слезы твои.
Улыбнись! — и не будь так строга и предвзята.—
Уходя, я навек забираю с собой
Глаз бесценных твоих акварельную мяту,
Смолянистый чабрец, золотой зверобой.

 

                      ЗНОЙ

 

Дорога шла туда, где начинался зной,
И собственную тень притаптывали ноги.
Лес крался по бокам, и воздух слюдяной
Тлел над песком прямой, как долгий взгляд, дороги.
Вдоль просеки, едва покачиваясь, плыл
Свод сосен и берез, оттягиваясь мимо,
И радужница, сев в накатанную пыль,
Была, как все вокруг,— чиста и недвижима.
Все замерло на миг, протяжный, как юла
В движении своем на месте без запинок,
И бронзовый испод застывшего крыла
Сравнялся с чешуей обветренных песчинок.
Казалось, что вот-вот, и лес, и высота
Смешаются, совпав в частицах и ионах,
Найдя единый тон, пролившись, как вода,
Вобравшая цвета от синих до зеленых.
Казалось, жар сейчас сомкнется, завладев
И всем и вся окрест — потерянно и слепо...
Но дрогнули крыла, и бабочка, взлетев,
Вернула на круги земную твердь, и небо...

 

                   СИРЕНЬ

 

О, как спешит сирень цвести,
Когда ночами бьет остуда.
Шепчу: «Прости меня, прости,
Мое нечаянное чудо...»
Пусть я ни в чем не виноват,
Но — посмотри, как — изнывая,
Сирень горит, слова горят,
Своей вины не сознавая.
Готов вобрать духмяный вихрь
Любой каприз, любую шалость,
Когда дыханье губ твоих
С небесным сумраком смешалось.


Как густ и сладок аромат
Цветенья, мая и печали.—
Мы столько лет уже подряд
Лишь этим воздухом дышали.—
Так неразрывны и просты
И бесконечны в дымке смутной
И эта жизнь, и май, и ты,
И этот день сиюминутный.

 

             НА ОБЛАЧКЕ

 

Костер уже замрет вот-вот,
Погаснув без затей.
Гнездо из дыма птица вьет
Среди густых ветвей.
В такой глуши, в такую тишь
Исповедим покой...
Но никого не удивишь
Идиллией такой.


Цветенье яблонь. Полузной.
Огня дрожащий взгляд.
И откровенен — белизной —
Пропахший дымом сад.
А мы с тобой знакомы пять
Минут, а, может, лет,
Но всем словам моим не спрясть
Тебя и этот свет.
А день растет, как снежный ком,
И я в своей глуши
Тебя рисую угольком
На облачке души.

 

      ЧЕРЕМУХА ЦВЕТЕТ

 

Как ночь черна! Черемуха цветет,
И кажется — за неименьем веры,—
Что в этом городке — наперечет
Знакомы мне все улочки и двери.


Я здесь — впервые. В мареве весны
Пусты глухие окна, как стаканы.
Спит городок. И сны ему тесны,
Но так наивны и благоуханны.

 

Лишь нависает влажною стеной
Черемуха, обрушиваясь в плаче.
Ты — далеко. Ты даже не со мной.
Ты — там, где все иначе. Все иначе.
Как ночь черна в углах зеленых ниш!
Как жжется запах, ластясь пеленою...
Я жду звонка. Сейчас ты позвонишь,
И эту ночь рассеешь надо мною.

 

   ПУСТЬ ХОЛОДНАЯ ТЕНЬ...

 

Пусть холодная тень пробежит по судьбе,
Но лишь станут прочней нас связавшие нити.
Как легко каждый миг вспоминать о тебе —
Невесомой, как летнее солнце в зените.
Эти дни, словно сны пролетают, и в них
Остается надежда сияющим следом.
Как легко о тебе вспоминать каждый миг
Бесконечного дня, осиянного светом.
Не хочу ничего забывать и менять.
Не прервется горчащая память живая.
Как легко каждый миг о тебе вспоминать,
Нити солнца в волшебный клубочек свивая. 

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера