АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Маргарита Пальшина

Отголоски. Стихотворения

Город счастья


 

Записала на диктофон птичьи голоса,
чтобы научилась петь моя канарейка.
По весне птицы свили гнёзда под окнами,
а она умерла.
На подоконнике в запертой клетке.
Когда-то я различала птиц по голосам,
а сейчас не помню названий...
Тропинка без очертаний
сквозь виноградные лозы ведёт напрямик.
Но никто об этом не знает:
машины сворачивают на объездное шоссе.
– Что ждёт героев сказки в конце?
– Будущее станет прошлым.
Тропинка карабкается в город спящих.
В изголовьях гор и холмов – таблицы
счисления не лет, а мгновений счастья.
Живи настоящим!
По весне мне не спится.
Чуется, заждались меня там,
в городе виноградного солнца.

 

 


Пьеса

 

Я мечтаю написать пьесу

для театра широкой публике мало известного,

где на сцене и в зрительном зале бывает тесно,

но никогда на душе после премьеры пресно.

 

Чтобы двое на сцене, спина к спине, под фонарём.

Осыпается над головами снежное конфетти золотым огнём…

Это их лебединая песня.

Споём?

 

За их плечами ночи стареют угасшими маяками,

тают дни под колёсами поездов, летящих кругами,

зыбкий мир ускользает от понимания…

Мир, где они друг друга искали,

но не смогли найти.

 

Они расходятся в разные стороны,

чтобы вернуться – и встретиться в зрительном зале глазами,

соединив этой искрой чьи-то чужие пути.

 

 


Шахерезада


 

Посвящается Гелию

 

Осенний ветер картины неба

меняет, как декорации маскарада,

и в объективе жизни все смазаны кадры.

А солнце-Шахерезада лицо скрывает

под тысячей масок, вуалей, чаршафов

из облаков и туманов.

 

Шахерезада пока жива во всех своих персонажах,

но только кто же она сама сейчас, кто?

Беда, мечта или суть хлеба?

 

Мне бы

в пустыню, на белый сахарный пляж океана,

чтоб разглядеть её.

Но у меня есть лишь скамейка в московском парке,

осень, дождь и вино.

 

Мой солнечный мальчик,

быть может, я и жива до тех пор,

пока загадываю тебе эти мучительные шарады.

Ты – моя истина, ты – часть моего тела.

Ты… выздоравливай поскорее!

До лета ещё далеко.

 

 

 

 


Молитва


 

Господи, дай мне право любить тех, кто любит меня.

Господи, дай мне силы, чтобы выполнить всё, что должна.

Господи, дай мне правду, в которой живёт душа.

Господи, дай мне счастья, чтобы вера была крепка.

Господи, дай мне терпения, когда вокруг чужие слова.

Господи, не покидай, когда в ночи на дороге одна.

Господи, благослови – и позволь сохранить себя.

 

 

 


Квартет моих снов


 

1.

Мне снился отель под названием «Межсезонье»,

место встречи бродяг, жизнь прошедших босиком по разбитым стёклам.

Скучный триллер категории «b»: вот они остались одни посреди судьбы,

потому что осень – палач, и палой листвой засыпает пути.

И один из них засыпает на плече у другого.

Пошло писать о таких ночах, заурядно, не ново,

но ведь кто-то же должен выслушать – и пожалеть, как себя, дурного.

И тогда мой убийца вскроет дверь в пустой номер…

В отеле у постояльцев не спрашивают имён,

здесь все чужие друг другу, как в день похорон.

Низкое солнце, длинные тени, справедливый счёт.

Просыпайся! Позавтракаем – и отправимся на прогулку, как ходят на эшафот.

 

2.

Мне снилось, тысячи факелов ночь озаряли,

ведьму вели на костёр, в страхе дочь Луны проклиная,

и зверела толпа на площади от края до края.

Но палач был хитёр: «Открой правду преступную,

и костёр затушат не слёзы – вода,

а тебе будет новая жизнь под солнцем дана».

Улыбнулась им ведьма, беззащитная на ветру и нагая:

«Мы друг друга просто не понимаем.

Ваши плебейские радости мне недоступны,

а вы никогда не летали».

 

3.

Мне снилось, солнечный город с минаретов мечетей будит азан.

Хмурый час пик в подземке неверных. Смертник.

У каждого правда  — своя.

Истина в том, что не каждый проснётся на небесах.

 

4.

Мне снилось море, далёкое и чужое,

седое, мудрое, хранящее слова всех земных историй.

Я раковину взяла с письменного стола,

прижала к уху: там шепчет морская волна.

Надеялась сон написать длиною в роман,

но пульс вселенной  — удары сердца, и слышу я шум своей крови.

Мы рядом, мы вместе, но вместе с тем мы все одиноки.

 

 

 


Мечта

 

Нашёптывали, пророчили: поэты уходят по осени.

А я сжимаю в ладони тающий снег  — и улыбаюсь: я не поэт.

Приказывали: с крыши шагни  — и докажи, что крылья даны!

А я разбилась, чтобы понять: не так уж важно уметь летать,

главное — после падения встать и уйти по своей дороге.

Кричали вслед: «Но она не ведёт к морю!»

 

Узкий проулок, граффити на кирпичной стене,

угольно-чёрным  — слово «МЕЧТА».

Это послание мне…

Кто-то прошедший сей путь пожелал: «Береги себя!»

А я закрываю глаза  —  и вижу лазурную даль океана…

К списку номеров журнала «ОСОБНЯК» | К содержанию номера