АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгения Изварина

Летит как тонет. Стихи

*** 
ослепило безотчётно 
повело на нитке тонкой

роза-озеро где чьё-то 
счастье свёрнуто воронкой

матери верни отцу ли 
половинное в поклоне

рыбы тонут 
как танцуют

человек летит 
как тонет


*** 
дерево не удерживало у края 
волосы лишь и плечи потрогало

разлучённость это игра такая
долги покрыть благородно
можно и не умея
боги играют в неё стоя

и ещё некоторое время
благородная смерть хранит героя


*** 
беда — и подобье 
свеча — и блесна

заведомо обе 
как версии сна

одна — ни в какую 
другая — пустяк

ни ту ни другую 
тебе не простят


*** 
Пыль, тополя, пролёты, забор какой-то…

Город и не запомнится, разве только — 
клетки и сетки, 
вязанки всё да плетёнки… 
Тысячи тысяч, а что на душе — потёмки, 
полая свечка, привычка — тире сноровка; 
в каждом зрачке — полукровка, 
татуировка, 
синяя птица, наколотая сквозь веки 
(трупы поймавших её у ночной аптеки), 
похоронная улица, музыка объездная…

Ниже нужды живёшь, никого не зная.


*** 
Иссиня злы на выносе трамвая
полозья слов —
когда белеют губы, продлевая
подлёдный лов
наивнейших вещей тысячелетья,
и нам дано
одноимённые соцветья
разъять на соль, чернила и вино…


*** 
…вещей немного, но свет рассеян — 
этим утро вечера мудреней.

Великие реки текут на север. 
Птица летит на юг. Под ней — 
ледяные поля без конца и края.

Тем, чего никто ей не обещал, 
душа живет; человек, умирая, 
возвращает её вещам…


*** 
радость или страда 
обе об этом

только бы иногда 
перед рассветом 
трогала сны синева 
дымно и колко

только бы в уши слова 
Богу 
о ком-то


*** 
...отзываются прежде, чем разбужены,
«...влюблён...» — произносят, — «...влюблена...»
скрещивают холодное оружие:

вся война — танец,

вся луна — 
в полунаклоне безмятежном, 
Христофора пиши с неё,
что идёт по ручью, на руках держит
невозможное — как своё...


*** 
Галочьи плачи, 
прозрачные срезы вишен,
праздник исчезновения неказист...
Время как было — дождь, так и запишем.
Дайте учётный лист.

Кто-то из травы, комиссованный по болезни,
поднимается, скрипку прижав к плечу:
— Ничего не изменится в этом саду,
но всё исчезнет.
Я так хочу.


*** 
оберни бумагой руку 
из огня достань одну 
ледяной реки излуку

там снега метут по дну 
как железные опилки

наградной земли обмылки 
дед в окно протянет внуку 
и обратно на войну


*** 
…успеются ночи другие, 
чем эти — сидеть и молчать.

Из черного льда ностальгии
любую точите печать,

любую предчувствуйте цену —
мне мало.

                Но мысль обо мне
приходит смотрящему в стену —
и камни танцуют в стене.


*** 
Мир адресован музыке, но конверт
утерян. Круг памяти стал дугой.

Сивилла стоит на чёрном снегу. Никого нет —
за руку взять, отвести домой.

Приходили и уходили — смеясь, кляня...
Тонкий слой земли. Парящий снег.

Сивилла стоит на столпе огня.
— Спрашивай, человек.

К списку номеров журнала «УРАЛ» | К содержанию номера