АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Леонид Сорока

Хамелеон

ХАМЕЛЕОН

 

Хамелеон меняет цвет –

То рыж он, то светлее мела.

Хоть он тут есть, а вроде – нет,

Он маскируется умело.

 

Вот так бы нам с тобой, когда

Вести не хочется беседу,

Вдруг стать прозрачным, как вода,

Вдруг стать невидимым соседу.

 


ПРО НАИВНОГО


Легко собирается стая для травли. 
Неважно – травимый виновен ли, прав ли.

Но вдруг появляется некий чудак
С наивным вопросом:
– А что тут не так?

От наглости этой теряется стая.
Магически действует фраза простая.

 


С ПРИБОРОМ


Скажет нам прибор напольный,
Кто большой поэт, кто мал,
Кто чуть-чуть, а кто по полной,
Кто и рядом не стоял.

 

*  *  *
И снова ток-шоу, и снова токуют
Дежурные тетерева.
С трудом завершаю без мата строку я,
Хоть с матом хотел я сперва.

 


В ГРЕЧЕСКОМ ЗАЛЕ


Мифы старые листая,
Задаюсь вопросом вдруг:
Гея – мать Земля сырая…
Кто же Гей – Земли супруг?



ДИАЛОГ


– Повторение, чья же ты мать?
– Я устало уже повторять!

 

ЧАСТУШКА ПРО СЕМЁНА

Пуля – дура, кто ж умён?
Ну уж точно не Семён.
Хоть у Сеньки нет извилин,
Но зато любвеобилен.
А подбить его на брак
Не удастся – не дурак.

 


ПЕЙЗАЖНОЕ


Был когда-то клён кудрявый,
Был когда-то лист резной.
На лугах поникли травы,
Позади жара и зной.

Волки спрятались и лисы,
Нынче осень правит бал.
Клён стоит, бедняга, лысый,
Лист резной давно опал.

 


МУЗЫКАЛЬНОЕ


Вдруг подумал, себя смутив
(Пусть мне скажут, что я не точен), –

Для убийства нужен мотив.
А для песни порой – не очень.

 


ДУШЕВНОЕ


Вопрос такой, ребятки, 
Хоть он и не глубок:
Душа уходит в пятки, 
А почему не в бок,
Не в часть другую тела –
Причины не найду.
Уютней бы сумела
Пересидеть беду. 

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера