АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Рузанна Восканян

В мыслях дерева

Восканян.jpg
Рузанна ВОСКАНЯН
 родилась в 1989 году в Ереване. Аспирант филологического факультета Ереванского Государственного Университета. Член Союза писателей Армении. Автор двух поэтический сборников. Удостоена ряда премий, в том числе Молодежной президентской премии за первую книгу. 

 

 

*** 
Баю, баю, бай… 
Под деревом — тень, 
в мыслях дерева — тень… 
Спать… 
Обещаю быть верной и сильной, не упасть, 
не сгибаться и не исчезать 
(становлюсь понемногу тенью, 
обещанье боюсь нарушить)… 
Спать, спать, спать… 
Та, что в кресле — я, та, что рядом — я, 
и везде лишь я; 
спать, спать, 
пока не срубили дерево, 
тень, 
тень в мыслях дерева … 
Спать… 
Возможно, быть может, вряд ли 
солнце начнёт восхожденье… 
Кресло рядом — это не ты — 
оно теплом своим 
меня окружило. 
Не ты и дерево 
(усмешка, напряженье губ, улыбка ли), 
которое к земле прислонилось… 
Спать, спать, спать… 

*** 
В зелёном-зеленеющем лесу 
меня не скрыли: 
красную и опалённую. 
Но, знаешь, были дни, 
когда по свету бегала зелёной, 
руками я себе не помогала, бежала, 
ногами — даже — я себе не помогала, 
бежала… 
Сегодня я в себе свернулась, тело стало 
сожжённой серою коробкой, 
коробкою, прикованной к земле, 
земле, которая к объятиям способна… 
Невыносимо 
даже для земли 
моё сереющее тело — 
глаза мои прикованы к земле, 
там нет небес — 
лишь зеленеющая медленно везде 
земля, земля, земля… 
В лесу моём, в лесу том 
всё зелено. 
Так может быть зазеленеть и мне… 

*** 
Город, ликуй, 
меня больше нет… 
Я давно не боюсь уже стаи, мой Бог, 
я боюсь одиноких волков, 
нападающих поочерёдно, 
я боюсь, что не хватит сил… 
Город, ликуй, 
аплодируй, танцуй, 
меня больше нет… 
За собой обещаю не плакать, 
даже если хотела бы, вряд ли смогла бы, 
потому что все слёзы мои, 
мои руки и ноги, идущие вслед, 
город мой, ты увёл за собой… 
Кто же сможет меня полюбить 
такую растерзанную 
(одинокие волки — не стая — по мне прошлись), 
кто ж такую ослепшую сможет меня полюбить, 
обезрученную, обезноженную… 
Город, кто за меня проливать станет слёзы… 
Нет, ты, город, ликуй, 
я заплачу 
… хотя бы бесслёзно … 

*** 
Ты улыбаешься так нежно, 
когда тебе нужно солгать... 
и я кладу в конверт 
свое сердце, руки, глаза 
и посылаю в неведомом направлении. 
И в корявых буквах какая-то маленькая девчушка 
прятала свои маленькие вёсны, 
когда в десять вечера положенная на стул кукла 
вновь начинала лгать, улыбаясь улыбкой твоей... 
Ты улыбаешься так нежно, 
когда тебе нужно солгать... 
Ты не знаешь, как страдает молчанье, 
что в ящике пылится, 
когда... повсюду стоит тишина. 
Ты не знаешь, что чувствует разорванный луч рассвета, 
радость телесного цвета 
радуги после дождя. 
Ты не знаешь, что ищет одинокая тень незнакомца 
во взглядах прохожих... 
Ты улыбаешься так нежно, 
когда тебе нужно солгать... 
И каждый вечер в углу комнаты 
какая-то маленькая девчушка 
в конверте безадресном сердце находит свое, 
и каждый вечер десятилетняя кукла 
вновь начинает лгать, улыбаясь улыбкой твоей... 

*** 
Сегодня я не буду рассказывать сказку для малышей — 
сегодня одноглазая медведица не станет матерью, 
и три тыквы не упадут с неба. 
Для рассказчика, слущателя и просто верящего в россказни 
с возрастом длиннеют винтовки, 
и улицы пустеют, как небо. 
Сегодня я не буду рассказывать сказку 
о бегущих по улицам желтых листьях, 
и ты не будешь осторожно пробираться ко мне, 
чтобы украсть меня. 
Сегодня я выросла ровно на один день 
и по-взрослому уйду от тебя, 
как только почувствую, 
что у тебя нет никого, 
кроме меня… 



К списку номеров журнала «ГВИДЕОН» | К содержанию номера