АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анатолий Васильев

Бункер


«За неоднократное нарушение трудовой дисциплины: опоздания и невыполнение в срок проектной документации, сотрудника подразделения «Отопление и канализация» конструктора второй категории Смирнова В. А. командировать на объект гражданской обороны в качестве дежурного с пятого по восьмое марта сего года без сохранения содержания».Долго бродил по этажам многоярусного бетонного бункера в поисках комнаты «Дежурный по объекту». Но где она, эта комната? Табличек на дверях нет, а поэтажные планы показывали лишь пути эвакуации при пожаре. Усталый и раздраженный остановился перед металлической дверью с мощными рычагами запорного механизма.
Интуиция подсказала, что «ДЕЖУРКА» здесь, за этой дверью. Вошел в помещение со следами опалубки на бетонных стенах окрашенных темно зеленой масляной краской. Огляделся, поискал стул — был один, да и тот ломаный: с продавленным сиденьем. Обязанности дежурного самые простые: сидеть у телефона и ждать звонка.
Сбросил со стола рулоны плакатов по гражданской обороне: «правила поведения» при атомном взрыве, при пожаре, инструкции по использованию огнетушителя и противогаза.
Проверил телефон: черная тяжелая трубка издала низкий, протяжный гудок.
Уселся на краешек стола, согнулся «в три погибели»: подперев голову руками и опершись локтями в колена. Задремал. В полусне привиделся директор подписывающий приказ о моем увольнении по 47 статье — «за прогулы». Левая рука уродливо вывернута выводит каракули, правая — протез, придерживает бумагу, а потом с размаху бьет им по столу, да так, что лопается черная перчатка на протезе. Бьет раз, другой, третий! Я пробудился от стука в дверь. Это уборщица с ведром и шваброй предупреждала меня: — У вас все в порядке? Сейчас сюда придут…
Вошел Иосиф. Одет как всегда в серо-зеленый френч. Поверх накинута кожаная куртка без рукавов с тяжелыми металлическими застежками — бронежилет, — догадался я. Следом за ним вошли Лаврентий и Лазарь.
Иосиф неспешно раскурил трубочку и очень доброжелательно, по-отечески распросил меня об основных обязанностях дежурного. Мой краткий ответ удовлетворил его. — А что делаете в свободное от работы время? Какое у вас увлечение? Чеканкой занимаетесь? — Что он имеет в виду, когда произносит «ЧЕКА-нка»… Нет, не занимаюсь, даже не знаю что это такое… — Лаврентий, объясни товарищу что такое Че-кан-ка! Блеснуло стеклышко пенсне под бровью Лаврентия. — ЧЕКА-нка — это процесс, когда берется какой-либо материал, и из него с помощью нехитрого инструментария ударами выбивается нужная форма. Можно не только выбивать, выколачивать, но и ВЫДАВЛИВАТЬ, если материал окажется податливым. Это уже называется ДАВЛЕНКА.
— Хорошо объяснил, Лаврентий, знаешь дело! Теперь, мы думаем, товарищу Смирнову есть чем заняться, когда он выйдет отсюда. Главное, вовремя подсказать и направить! НАШ человек должен быть гармонично развитым и в труде, и в отдыхе, и в своих увлечениях!
— Лазарь, а что скажешь ты? Что делаешь в свободное время? — сапоги точаешь, как в молодости, до партийной работы, или пироги-пирожные печешь на досуге?
— Он в паровозики играет, — ответил за него Лаврентий, — из Германии посылку получил: с вагончиками, рельсами, в кабинет не войти: под ногами так и шныряют: чух- чух- чу… ту- ту– туу! Стоит в красной фуражке с фонарем в руке, переводит стрелки, команды отдает…
— Хорошее, полезное увлечение, Лазарь, быть тебе НАРКОМОМ путей сообщения!
— Хочу вас проинформировать, товарищи, — продолжил Иосиф. — Присутствие здесь дежурного по объекту очень кстати: народ должен знать проблемы международной обстановки! Меня беспокоит поступающая информация от наших друзей-интернационалистов. По их сообщениям, у западных границ формируется мощный ударный кулак войск сопредельных государств под прикрытием якобы «тактических учений». Агент Морге в своих донесениях называет точную дату и час начала агрессии. Не будем поддаваться панике. Будем внимательно следить за развитием событий на наших границах.
Однако, в случае нападения, готов ли ты, Лаврентий, к такому повороту событий? Что ты можешь противопоставить наглым проискам врага? Или все еще веришь в «Пакт о ненападении» и союзнические договоренности?
— Верю, Иосиф, но, как говорят: «ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ». У нас «УШКИ НА МАКУШКЕ» и «ПОРОХ ДЕРЖИМ СУХИМ!». Практически же, в моей лаборатории разработана система, которая обеспечит нашей армии преимущество в боях даже с превосходящими силами противника.
Лаврентий поднял с пола рюкзак, с которым вошел в помещение, бережно притрагиваясь к нему, стал демонстрировать содержимое:
— За основу берется саперная лопатка в парусиновом чехле и спецкарманом. Лямками особой прочности крепится парашют. Это дает возможность применять предлагаемую многофункциональную систему не только в сухопутных войсках, но даже в авиации.
По инструкции, летчик подбитого самолета должен воспользоваться парашютом, а после приземления окопаться и вести бой с противником. Возможно применение лопаты в ближнем бою. А теперь о самом главном:
— Вот этот карман, — продолжал Лаврентий, — содержит набор пробирок с токсинами различной силы и сроков воздействия. Содержимое пробирки с красной пробкой используется тогда, когда боец попадает в окружение, сопротивление бесполезно и возникает угроза пленения, которое невозможно допустить! Как должен поступить боец? — Принять содержимое внутрь, — действие препарата безотказно и мгновенно! Наш солдат живым в плен не сдается! — Значит, он непобедим!
— Красиво сказано, Лаврентий. Эта маленькая пробирка с красной пробкой воодушевит наших бойцов на беспощадную борьбу с врагами.
— С желтой пробкой, — продолжил Лаврентий, — для командиров младшего и среднего звена, допустивших тактические просчеты во время проведения боевой операции. Порядок действий: откупорить, залпом выпить содержимое. Действие препарата наступает через сутки, что дает шанс выполнить поставленные задачи, и в случае успеха, умереть с чувством выполненного долга, получив посмертную… реабилитацию.
С синей — для генералитета и руководителей высокого ранга, совершивших стратегические ошибки, повлекшие неблагоприятное развитие событий на фронтах.
Препарат пролонгированного действия, что дает возможность следственным органам в течение одного месяца допрашивать виновных и выявлять причины просчетов. Действие препарата неотвратимо. Противоядия не существует! Из гуманных соображений токсичные составы «КРАСНОЙ» и «ЖЕЛТОЙ» серии разбавлены порциями по сто грамм в «МОСКОВСКОЙ» и «СТОЛИЧНОЙ» водках, а синяя — в армянском коньяке «ДВИН».
Всем названным категориям военнослужащих вменяется в обязанность добровольно принять содержимое под цветными пробками в соответствии с занимаемыми должностями в экстремальный «ЧАС ИКС». Отказ от исполнения предписания — расстрел.
Так будет осуществляться ротация кадров. ДОСТОЙНЫЕ займут места ушедших и поведут наши Победоносные войска к новым свершениям и победам.
— Кто их поведет, Лаврентий? Уж не ты ли? — постучав трубкой по лбу Лаврентия иронично усмехнулся Иосиф.
— Что ты говоришь, Коба, все победы нашей армии свершаются ТВОИМ ИМЕНЕМ, ты воодушевляешь бойцов на подвиги!
— А какой «ЦВЕТ» предназначен для тебя, Лаврентий, в случае просчетов в твоей работе?
— Скажи только СЛОВО, Иосиф, и я, как преданный тебе и партии боец, без колебаний и сомнений выберу «КРАСНЫЙ»!
— Это хорошо, что красный. Красный цвет — НАШ цвет. Но выбирать не тебе, Лаврентий. Я — выбираю и назначаю! «СИНИЙ» — твой цвет, чтоб порасспросить тебя хорошенько о твоей деятельности на занимаемом посту.
— Лазарь, что скажешь о СИСТЕМЕ, предложенной и разработанной Лаврентием?
— Я скажу просто: «Люди говорят — уходит время… а время говорит — уходят люди!». Надо слушать ВРЕМЯ и поступать в духе времени. Система «РОТАЦИИ» — правильная система. Мне как руководителю «Организационно распределительного отдела» нужен инструмент для работы с кадрами. Дел — непочатый край: по партийной линии и хозяйственной: строительство метрополитена, перепланировка столицы, борьба с церковниками, саботажниками. Выявлять врагов партии и народа — главная моя задача. Чем значительнее наши достижения, тем агрессивней враги. Их преступления, перешедшие грань человечности, должны караться по законам перешедшим грань милосердия… Лаврентию надо проявлять большую ревность, жесткость в работе. Не надо церемониться, искать повод к наказанию, причин итак предостаточно! Нам нужны результаты, которых мы сегодня не видим. Кругом — ВРАГИ… каждый десятый!
— Иосиф, ты же знаешь, я работаю, «засучив рукава». Лазарь, прав — всем нужно проявлять большую активность в работе! Но и ему тоже! Можно подумать, что он безгрешен, и в ОРГ-отделе полный порядок!
— Не буду преувеличивать, Лаврентий, но в ОРГ-отделе полный порядок: две трети сотрудников подверглись РОТАЦИИ. Что касается лично меня, то скажу честно: у меня ЕСТЬ два недостатка — коснулся пальцами лба: — плохая память и… еще что-то, не помню!
— Критика и самокритика, важная составляющая в работе госаппарата, — заметил Иосиф, — А как обстоят дела с самокритикой у товарища ДЕЖУРНОГО?
— Должен сознаться, что находясь на дежурстве у телефона, на такой ответственной работе, в голову вдруг… приходят мысли о еде… пить тоже очень хочется. Здесь нет даже бачка с водой!
— Жизнь так полна и щедра, что человек всегда найдет, где ему досыта нахлебаться, — с назиданием произнес Лазарь и посмотрел на Иосифа, ожидая одобрения своим словам.
— Вот ты, Лазарь, и организуй завтрак для товарища дежурного, и мы заодно перекусим.
Лазарь позвонил, и вскоре в «ДЕЖУРКУ» ввалился Никита с авоськой, наполненной бутылками «Боржоми», горячим лавашем и пакетами с колбасой и сыром. Толстый, вспотевший, в шляпе, съехавшей на затылок, он походил на циркового борова, выряженного «под человека», который бегает по арене и откалывает заученные штучки.
— Никита, покажи, как ты умеешь снимать и надевать шляпу, — обратился к нему Иосиф.
Эта просьба воодушевила Никиту, видно было, что он не раз проделывал этот номер и всегда с большим удовольствием. Весело взвизгнув, Никита тряхнул головой, и шляпа полетела к ногам «Хозяина». Потом он грохнулся на колени, на карачках дополз до шляпы, ухватил ее зубами, резко мотнул головой назад, поймал на затылок.
— Ай, Никита, ай, дурак, — развеселился Иосиф.
— Он еще не то может, — добавил Лаврентий: — Никита, покажи-ка нам троцкиста на допросе…
Никита повалился на бок и, катаясь по полу, вытаращив глаза, визжал и хрюкал, внезапно переходя на собачий вой.
— Ну, пес, ну, собака, молодец, Никитка! — похвалил Лаврентий, швырнув ему кусок лаваша. Хватит, вставай, иди готовь бутерброды.
Все собрались у канцелярского стола застеленного плакатом, на котором Никита разложил колбасу и сыр. Иосиф отказался от бутерброда, попросил Лаврентия открыть бутылку «Боржоми».
— Сейчас, возьму «открывашку» — и с бутылкой пошел к рюкзаку с лопаткой.
— Лопатой открывать будешь? — съязвил Лазарь.
— Можно и лопатой, лопата универсальная, — отозвался Лаврентий.
Подошел, поднес Иосифу бутылку пузырящегося «Боржоми». Иосиф, посмотрел бутылку на просвет — на горящую над столом лампу, спросил у Никиты: — Свежая? Где брал?
— В спецраспределителе у Лаврентия. Пей, Иосиф, вода хорошая, проверенная! Дайте стакан Иосифу, не из горла же пить!
Лаврентий поискал в мешке, передал стакан.
— Какое сегодня число, Никита?
— Спроси у Лазаря, он у нас зав ОРГАНИЗАЦИОННЫМ отделом.
— Пятое марта, надо бы знать.
— Будем знать, сиплым голосом откликнулся Никита.
— И будем ПОМНИТЬ! — торжественно подхватил Лаврентий.
Иосиф поднес стакан к губам, задумался, с неприязнью поглядел на «ТОВАРИЩЕЙ», сделал осторожный глоток.
— Водкой отдает, «СТОЛИЧНОЙ» — успел с выдохом прошептать Иосиф. Стакан выпал из руки, разбился об бетонный пол.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера