АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юлий Стоцкий

Нелегальные маршруты. Рассказ

 


(Творческо-креативная концепция при участии Руслана Владимировича  Пашкова, Москва, Шаховское)


 


Этот обломок несчастной планеты Фаэтон, этот астероид, помнил многое. Многим больше, чем остальные его безликие, пронумерованные людьми, братья-обломки, тоже «астероиды», то есть вроде как маленькие планеты.


 


Был тот день, тот час и та секунда – сто пятьдесят миллионов лет тому назад, – когда цветущая и самая прекрасная из планет группы небесных тел Юпитера – самая счастливая планета Солнечной системы Фаэтон случайно попала в гравитационную ловушку – в точку равного притяжения двух соседних с ней планет, – и мгновенно погибла, взорвалась, раскололась на сотни тысяч повисших в равнодушном Космосе холодным поясом астероидов…  Земляне в неком немом восторге наблюдали за этим грандиозным Поясом, азартно давали им номера…  а потом, в коммерческом XX веке началась безумная и бездумная торговля – всего за десять тысяч долларов (цена непрезентабельной легковушки) любому астероиду можно было дать любое имя. Астероиды чувствовали, чьи имена им дают. И тот обломок планеты Фаэтон, что ещё помнил, как на нём шумели буйные оранжевые рощи над зелёными реками, и птеродактили прыгали с ветки на ветку под малиновым небом, этот астероид по версии землян стал именоваться «Хо Ши Мин».


 


А спустя двадцать пять лет в крупнейшем южновьетнамском городе Хо Ши Мин в семье Доангов, безработных жителей окраины мегаполиса, родился при свете керосиновой лампы мальчик Нгуен, седьмой ребёнок.


 


– Пора и тебе, сынок, ехать работать в Москву! – эту объективную истину сказали родители Нгуену на его двадцатилетие, такие сейчас времена во Вьетнаме, что иначе нельзя.


– Ну если очень надо… что ж, поеду. Боязно только.


– Но ты же мужчина.


После этого отвечать было нечего и нельзя.


 


Родители Нгуена взяли деньги из своего, даже в голодные месяцы не используемого НЗ и купили сыну билет в один конец на московский рейс Русских Международных Авиалиний.


В перегруженным багажом и переполненном угрюмыми пассажирами «Боинге-777» Нгуену Доангу неожиданно повезло, и ему досталось место у запылённого иллюминатора. В самолёте тоскливо, зато под самолётом блеск, восторг! – синейшие пики Гималаев, белый с зелёным оттенком лёд, огромные и очень красивые снежные завихрения, лиловое небо. Говорят, в Гималаях живут йоги. Как, оказывается, прекрасна наша планета!


 


…Астероид в этом убедится, но чуть позже. Его запутанная на отрезок времени в Бесконечность орбита повлекла небесного Хо Ши Мина на этот раз напрямик к Земле.


Астероид уже вдохнул запахи саксаула Сахары, пыль алмазных шахт ЮАР, дурманящую кислоту прелой листвы средней полосы, свежесть солёных волн у норвежских фьордов.


 


Нгуен увидел в вечернем синем небе России новую яркую звезду. А вскоре самолёт коснулся взлётно-посадочной полосы «Шереметьево-2».


Аэропорт! Во всём Южном Вьетнаме нет ни одного даже на секунду напоминающего его по красоте здания. И женщины, – высокие, стройные и странные, влекущие…  Россия…  чудо!.. Чудо?


Скучающие и открыто зевающие пограничники проводили Нгуена равнодушными взглядами, и только инспектор по трудовой миграции смерил Нгуена очень недобрым взглядом, что-то вполголоса буркнул по-английски, но миграционно-трудовую карту всё ж протянул Нгуену…


Нгуен вышел из здания аэропорта. Ух ты! Машины вокруг американские, немецкие, японские, – и все новенькие, яркие! А по дальнему полукружию – высотки, их много, десятки, а может, и сотни! Да-а, вот это – Москва…


– Гражданин Доанг! – крикнули ему по-вьетнамски, – вам сюда. Сдайте паспорт бригадиру, по нему ещё десяткам ваших соседей въезжать сюда в Россию, и садитесь в микроавтобус, сейчас всех вас с трёх рейсов соберём и – сразу на фабрику на Ямской улице. И запомните – на Ямской ни фабрики нашей нет, ни общаги, понятно? Ну, если кто спросит. Общага – вагончики, ваш ряд девятый, найдёте. Там жить будете.


 


 «Ну, может, пока будем ехать, ещё Москву посмотрю…. А то потом с этой Ямской мне, наверное, редко придётся в город выбираться…»


 


И вьетнамский мальчишка Нгуен, принятый уже лоном города-гиганта, города его надежд, серо-цветным пятном разлившегося на поверхности планеты, перед тем как влезть в микроавтобус, поднял глаза вверх. Там, на тёмно-синем своде сверкал другой, небесный, нелегал – астероид Хо Ши Мин. Он улетал с Земли. Он не оставил следа на ней, – и в Истории. Ну и хорошо, что так.


 


21–23 марта, 19 мая 2009 года, Москва, Сокольники

К списку номеров журнала «Северо-Муйские огни» | К содержанию номера