АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Вячеслав Алтунин

Под музыку ветра, дождей и метелей. Цикл стихов из нового сборника «Книга прощаний»

В СНЕЖНЫХ ПОЛЯХ

 

А в снежных полях —

Угодия сна.

А в снежных полях

Всегда тишина.

А в снежных полях —

Таинственный свет.

И вечен здесь прах.

И времени — нет...

 

Алмазы — с небес.

Алмазы — с земли.

Щетиною лес

Чернеет вдали.

И чувствуешь: вот,

Всерьез, без игры,

Он здесь, этот вход

В иные миры!

 

 

  ХУДОЖНИК ПИШЕТ

 

Все замерло. Художник пишет.

На всем — безмолвия печать.

И гром старается потише

Греметь иль вовсе замолчать.

 

Стоят, едва дыша, деревья,

Из-за спины на холст глядят.

И город, сумрачный и древний,

Вдруг посветлел, как будто рад.

 

Художник пишет, как умеет,

Являя людям жизни свет.

К нему и смерть сейчас не смеет

Приблизиться: резона нет.

 

Художник пишет, а в предместье,

Нарушив ход небесных дел,

Во мраке сгрудились созвездья,

Мечтая, чтоб запечатлел!

 

И облака легли на крыши.

И гомон суеты угас.

Все замерло. Художник пишет.

Он мир творит. Он Бог сейчас!

 

       ЗАРОСЛИ ДОЖДЯ

 

Пойдем бродить по зарослям дождя!

От них светлее темная округа.

В журчание прозрачных чащ уйдя,

Увидим мы и небо, и друг друга.

 

О заросли дождя! Недаром в них

Обыденного не услышишь звука.

Но там звучит небесный светлый стих,

Тревожа сердце радостною мукой.

 

О заросли дождя! Услышим мы

В них пение небесного органа,

Давида величавые псалмы,

Стихи шестой главы от Иоанна!

 

Глаза омоем и прозреем вдруг.

И вечности приняв благословенье,

Почувствуем, что свято все вокруг,

Что Сам Творец живет в своем творенье!

 

 

         ВОРОН

 

Нет ни солнца над миром,

Ни луны, ни звезды.

Рыхлым льдом, словно жиром,

Все заплыли пруды.

Ожиревшие птицы

Дремлют возле двора.

Лето все еще снится,

Словно было вчера.

 

Тонут в сизом тумане

Сад и поле, и лес.

Тополь светел и странен,

Как посланник небес.

С поволокой во взоре

Осень дивно легка...

«Кра-кра-кра!»,— это ворон

Прилетел сквозь века.

 

ОСЕННИЕ ЗЕРКАЛА

 

Осенние сияют зеркала.

Сияет лес в своем цветном уборе.

Голубизна прозрачна и тепла.

Луна ущербна. Но багряны зори.

 

Немыслимый и многоцветный свет!

И облаков блистающих громады.

Ни серости, ни тьме здесь места нет.

Здесь даже тленье чисто, ароматно!

 

И мир на миг весь ясен, до основ.

И тишина в округе не случайна.

Безмолвие превыше всяких слов

И снов... В нем — бытия святая тайна.

 

РЫДАНЬЕ ЗИМНЕГО ДОЖДЯ

 

Зимний дождь разрыдался о лете,

О сияющей дальней стране

В этом тусклом, холодном рассвете,

В этом стылом, обыденном дне.

И природа давно неживая.

И под вечер, как и поутру,

Его слезы звенят, застывая,

Превращаются в лед на ветру...

 

Неприступен в своем безучастье

Этот мир. Но, идя стороной,

Зимний дождь разрыдался о счастье,

Невозможном в юдоли земной!

 

              В ГЛУШИ

 

Поздний август. Пора звездопада.

Я один на бугре над рекой.

Изливается в душу прохлада.

Изливается в душу покой.

 

Далеко, за полями, в деревне,

В полумраке мерцают огни.

Вот простор мой, родимый и древний.

Отдохни здесь, душа, отдохни.

 

Здесь знакомо все, мило и просто.

Не слышны здесь раздоры, бои.

Недалече, на старом погосте,

Почивают родные мои.

 

Сердце чувствует смертную тягость.

Это значит, что скоро уже

Я и сам в эту землю улягусь,

Одинокий и с болью в душе.

 

Вот и ночь опустилась на землю.

Ароматов и звезд торжество.

Августовская глушь. Не приемлю,

Кроме этих чудес,— ничего.

 

              ПОРА!

 

                          «Пора, мой друг, пора!»

                                                 (А. С. Пушкин)

 

Пора под ели и березы,

Под эти травы и кусты,

Под ветры, под снега и грозы,

В просторы, что темны, пусты.

Пора на тот бугор над речкой,

Под православный строгий крест.

Здесь, кажется, почила вечность

И на погосте, и окрест.

 

Пора! Никто не даст отсрочку.

Ну что ж? Я дожил до седин.

И, как прожил я в одиночку,

Так буду и лежать один.

А славно! Здесь — поля без края,

Курганы. И Ока течет.

И небо. И земля родная.

Чего ж, душа, тебе еще?..

 

         ПЕЙЗАЖ

 

Рыжие дороги зимы.

Серая пустыня небес.

Белые поля тишины.

И вдали чернеющий лес.

А по вечерам, вечерам —

Синяя, чернильная тьма.

Желтые огни из-за рам.

Мертвая, глухая зима.

 

Лишь собачий брех иногда

Потревожит стылую тишь.

И текут чуть слышно года

И века над скатами крыш.

И в молчанье мглистых высот

И полей, где жутко, темно,

Ужас душу вдруг обожжет:

Может быть, я умер давно?

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера