АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Людмила Щипахина

И верность, и долготерпенье. Стихотворения

Тыл

 

Вдалеке от всех сражений,
Но в невидимом строю,
Мы — на страже убеждений
В стратегическом бою.


Незаметно и заочно
Обретаем естество,
«Свой-чужой» — сверяя точно.
Точно зная — кто кого...


Может быть, ещё не скоро,
Но придёт желанный час...
Против нас — такая свора!
Но история — за нас!


Пусть от нас далече беды —
Мы как будто в стороне...
Но в тылу куют победы!
...На невидимой войне.


Украина

(Так будет!)

 

...День придёт и час настанет,
На смертях и на крови
Возродится и воспрянет
Вековой простор любви.


Будет путь смертельно труден.
Позади него — война...
...Над Днепром, который чуден,
Разольётся тишина.


Память дней приглушит грозы,
Приутихнет в сердце ком...
Мы утрём святые слёзы
Знаменитым рушником.


Вновь Россия с Украиной
На привольный выйдут шлях,
Дети матери единой
На родительских полях...


На бесславную кончину
Не надейтесь, господа!
Ще не вмерла Украина!
И не сгинет никогда!


Россия

 

Крепки любовь и память о былом...
Опомнились мужи её и дети.
Не уничтожил ни распад, ни слом
Её надежду, равную победе!


Россия копит главные слова...
Стряхнёт проклятья аспидного груза!
Она — святая, грозная вдова
Погибшего Советского Союза.


* * *

Всё досталось мне от века:
на пороге появился
Чудотворец Николай...
В меру грустен, в меру весел.
Нимб на вешалке повесил.
Остальным — готов делиться
щедро, только пожелай!


Не перечу Николаю,
я сама к нему пылаю.
Закрутилась, завертелась
запоздалая метель.
Два разрозненных бокала —
это много или мало?
В стороне стоит устало
одинокая постель.


В перламутровом тумане
позабудешь об обмане.
Словно бабочку с ладони —
это марево не сдунь...
Далеки ещё морозы —
от поэзии до прозы.
А пока что так прекрасен
осенивший нас июнь.


Светит лунная дорога,
нимб сияет у порога.
Всё на свете — быстротечно.
Разве ты не знаешь сам?
Тает время, словно свечка...
Николай, скажи словечко!..
...Капля вечности стекает —
сном медовым по усам.


Осеннее

Под осенним крылом небосвода,
Там, где полдень в деревьях увяз,
Захлестнула меня непогода
Ваших хмурых не пристальных глаз...


Может быть, не предвидя ошибку
И беспечностью этой правы,
Так опасно скупую улыбку
Обронили нечаянно вы...


И неясную жажду ответа
Вы зажгли, не заботясь о том...
Словно с неба упала комета
И меня зацепила хвостом.


Содрогнулся простуженно воздух.
В бесконечность ушли поезда.
И на западе тускло и поздно
Загорелась ночная звезда.


Ощущенье подземного гула
Прокатилось по облику дня.
Вечным холодом с юга подуло
И осыпало снегом меня.


В никуда полетел ниоткуда
Света дивного огненный сноп.
...Это, может быть, просто простуда...
Это, может быть, просто — озноб...


Воспоминания о Никарагуа

Отрывок

 

...Взлетают слова раскалённо
Сквозь взрывы, стрельбу и пальбу.
Каратели шлют батальоны.
Луис продолжает борьбу.


Сто раз бы он с жизнью расстался.
Смертельные шрамы на лбу...
Но не отступают повстанцы!..
Луис продолжает борьбу.


Он здесь на виду — и в подполье.
Собратьев в атаку ведёт.
Он падает, корчась от боли.
И, корчась от боли, встаёт!


Под кроной разбитых орешин,
Во рву, на далёкой меже,
Быть может, он трижды повешен,
И трижды убит он уже.


Спросите о том у сограждан:
Какую он принял судьбу?
И вам обязательно скажут:
Луис продолжает борьбу!


О пятой колонне замолвите слово...

Надо сорвать вековую печать —
Хватит о пятой колонне молчать!
Ходит она по дороге кривой,
Тайный вредитель. И спрут мировой.


Вместо святого содружества наций
Ей по нутру — торжество корпораций.
И по натуре ей — новенький «изм»,
Хитрый, секретный её глобализм...


Чёрная, грязная, грозная сила
Тайно внедрилась и власть захватила.
Ею затеяны козни и войны.
Видно, такого мы нынче достойны...


Двое неравных: «элита» и быдло...
Правду искать — и смешно, и обрыдло.
Но чистоганом несутся поклоны
В банки всемирные пятой колонны.


Наша реальность — как лошадь хромая.
Так и живём мы, не всё понимая...
Дом покосился, разбито корыто.
Многое видим! Но большее — скрыто...


Совесть и праведность — наши награды.
Нас — миллионы, и тьмы, и громады.
Скоро ли станем в прекрасной дали
Светом планеты и солью Земли?!


Друзьям

Друзья мои, у вас легка рука.
Ваш глаз не сглазит.
И известно тоже:
Когда хула слетает с языка,
Она ему досадна и горька...
Молчанье — легче. Истина — дороже.


Так чист родник, приближенный ко рту,
Что я глоток поспешный сделать трушу.
Зачем стряслось такое на роду?
Зачем я вникла в вашу доброту?
Пустила в сердце. И связала душу.


Общительности скрученная нить
Сухую отчуждённость распилила.
И вот учусь я с вами есть и пить.
И всё, что есть, и всё, что может быть,
Я меж собой и вами разделила.


Друзья мои, не тяжела ли вам
И верность ваша, и долготерпенье?
Угодно ли разумным головам
Простить моё пристрастие к словам
И от меня — принять стихотворенье?

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера