АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юлия Попова

Рождество

РОЖДЕСТВО – 1
  
говорили, что успеешь, и дом построить,
и сына, и дерево, слухами мир полнится
разными – говорили, что если ладони в ладони
то это совсем незаразно

а тут ветрянка, грипп, простая простуда
плюс ко всему родовая травма в качестве
жизненного вовсе не чуда, мама, почему
ты не выбрала безопасный?

а теперь-то деваться некуда – позади
ну москва – не москва, но хотя бы лето
разувайся, ногами в холодную воду вставай
и переливай её до рассвета.

***
несерьёзное время какое-то пошло -
то ногою в навоз, то пальцем в ребро
адамово, из яблока делаем апельсин
марокканский в напоминанье о лете
адовом, что было то наверно прошло,
и неважное стало совсем неважным
без обиняков говорит шарманщик:
если вляпался, не беда, в тридесятое
царство идёшь, можешь сменить
и ботинки, и время на более подходящее,
без иглы кащеевой смастерить и коня,
и седло, и езжай дальше – тут уж
вляпался или так пронесло -
заживёт и отвалится, аки хвост собачий

***
и как жена декабриста
куда, куда, да неважно куда, далеко,
молва говорит, их ссылают в Сибирь,
газеты печатают то же, а нам
смотреть в эту чёрную дырь
негоже, неведомо, позже
как закроются ставни,
как девица скажет «прощай»,
как заведомо лишний уходит и дверь прикрывает
сторукая и многоликая печаль
то ли Аве Мария, то ли иди к чертям
хриплым шёпотом запевает,
чтобы не разбудить внебрачного сына
не потревожить спокойного сна
спи, спи, малое имя, спи, и прирастёт тебе сполна
и там, где не больше его, и не меньше,
вровень столько, чтобы смогло унестись
в тридесятые, чёрт, как всегда и в помине
не званные гости хуже чужих
пусть уж лучше бродячие псы
прирастают к теплу, к людям, к людям
туда, где когда-то был ты,
где когда-то спускались ступенчатые перепутья
кто-то что-то напутал, похоже на «здесь были мы».
но жене декабриста положено складывать скарб,
заворачивать шмотки, перекладных сменять
от заставы к заставе
и никогда не знать, доедешь ли до конца,
хотя, впрочем, концы отдавать не всегда отпускают

***
беги-беги ручеёк
panta rei, говорит Гераклит
протекают мосты от рек до облаков
измена измене рознь
перескажи как зазубрил назубок
авось не солгал дурачок
огонь плавит реки и обречённых
наверняка
язык упирается в зубы
губы придают живость лицу
раскрываются клювом и молчат
замыкая логический круг:
друг другу, северу юг,
а безродному духу медные трубы

РОЖДЕСТВО – 2

у меня в жизни была только одна женщина
и когда она умерла, то я заболел аллергией
на дом, кошек и сына, на цветы счётом четыре
на холодные зимы и пустые чужие квартиры

исключительно ради любви к перспективе
трамвайных маршрутов я катаюсь туда и сюда
чтобы в этом вагоне не было душно от пыли
по рельсам всегда попадаешь туда, куда нужно

было бы время считать протяжённость пути
от дня и до дня по дорогам раскрытой ладони
хотя знаю, что гадать на себя неудобно, всё же гадаю
выпадают попеременно бумага, ножницы, камень

К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера