АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Щербаков

Мы живём в снегирином краю…

          ***          
Мы живём в снегирином краю,
Где в снегах стынут сосны и ели,
Ну, а всё-таки птицы поют,
Несмотря на мороз и метели.

Улетают вьюрок и удод,
Злата иволга и иже с нею…
Но снегирь, как несорванный плод,
И зимою на ветке краснеет.

Наш воробушек не соловей,
И сороки петь не мастерицы,
Но как дивно звенит из ветвей
Эта малая алая птица.

Я подслушал на зимней заре,
На студёном  багряном  восходе,
Что и даже полёт снегирей
Полон тонких волшебных мелодий.

Нет, не зря нам при встречах снегирь
Каждый раз представляется чудом,
И поэты рифмуют Сибирь
С этой  птахою  пламенногрудой.

                  ***
Полный света, сияния, блеска –
Лучезарный весенний восход
Всё мне видится над перелеском,
Упиравшимся в наш огород.

Не бывает чудесней видений…
Столько лет пролетело и зим,
Но мне памятен свет тот весенний,
Всё любуюсь я мысленно им.

Его отблеском дальним согретый,
Ныне исподволь осознаю:
Это ясным и радостным светом
Светит родина в душу мою.

И до вечного пусть до покоя
Озаряет мне думы и сны,
Ибо в жизни не знал ничего я
Ярче той лучезарной весны.


  ЕНИСЕЙСКОМУ  КРАЮ

Наши деды, Сибирь обживая,
Неизменно сходились на том,
Что земель енисейского края
Нет щедрей за Уральским хребтом.

         Великая река подобна морю,
         Леса  под небеса по берегам,
         И есть где развернуться на просторе
         Размашистой души сибирякам.

И поныне с той лестною славой
Ты в трудах и заботах живёшь,
Край опорный Российской Державы,
И могуч, и богат, и пригож.

        Здесь Енисей величествен, как море,
        Леса под небеса по берегам,
        И есть где развернуться на просторе
        Похожим на свой край сибирякам.

Мы, наследники первопроходцев,
Сохраним эту славу сполна.
Пусть она нелегко достаётся,
Красноярцам посильна она.

        Наш Енисей величествен, как море,
        Леса под небеса по берегам,
        И есть где развернуться на просторе
        Влюблённым в отчий край сибирякам.

  
    МИНУСИНЬЕ

                    Александру Кулёву

В Минусинье небо сине,
Дали сини в Минусинье,
И на диво там красивы
И синильги, и аксиньи.
А ещё жила в Подсинем,
На пороге Минусинья,
Хороша и неспесива
Молодайка Ефросинья.
Я когда-то был в Подсинем
И влюблялся в Ефросинью,
Да и мной, ещё не сивым,
Увлекалась Ефросинья.
Мы сидели на тесине
Возле дома Ефросиньи
И весь вечер голосили
«Я люблю тебя, Россия…»
Помню, помню, ярче синьки,
Фросин взор из-под косынки…
Говорят, у Ефросиньи
Ныне дочь большая – Сина
И что Сина та красивей
Всех синильг и всех аксиний,
И что сватался к той Сине
Аж какой-то…абиссинец.
Я не против абиссинца,
Но обидно за подсинцев,
За тесинцев, большеинцев
И за прочих минусинцев…
Потускнеет Минусинье
Без дочуры Ефросиньи.
…Ныне вновь по Минусинью
Мы с друзьями колесили:
Меж Ничкой, Сизой, Подсиним,
По увалам, по низинам,
Вдоль боров, берёз, осинок,
Обступивших тракт Усинский,
Мимо кур, гусят с гусыней,
Красных дев – ничкинок, инек,
И сизинок, и подсинек –
Ефросиний и аксиний…
И всё опять превозносили:
«Ах, Минусинье, Минусинье!»
                            
                   ***
Дождик намочит – солнышко высушит,
Как говорит наш народ.
Вроде всё просто, да только ведь выше суть
Слов, что таит оборот.

Грусти минуют – и явятся радости,
Жизнь полосата у нас.
Не пребывайте лишь в неге да праздности,
Бог вам сторицей воздаст.

Были детьми – быть и старцами жидкими.
Ныне же, полные сил,
Хлебом делитесь, своими зажитками
С теми, кто беден и сир.

Ну, а в беде уповайте на Высший Суд.
Тяжба?  Измена?  Подлог?
Дождик намочит – солнышко высушит,
И да поможет вам Бог...


               ***
Всё-то слышал, всё-то видел,
Всё-то в жизни испытал…
На судьбу я не в обиде,
Просто малость подустал.
Укатали Сивку горки,
Подгорбатили года.
Верно, лишку на закорки
Брал в дороге иногда.
Все мы жили - не тужили,
Не впадая в лень и грусть.
Что нам стоили, двужильным,
Этот путь и этот груз?
Под команду «раз-два, взяли!»
Сверхдержаву возвели.
Вознесли. Да разве знали,
Разве знали-ведали…

Нынче нам не до империй.
Впрочем, если позовут,
Вновь готов я, сивый мерин,
Добровольно влезть в хомут.
Не боясь прослыть святошей,
Помолюсь на каланчу
И на горб заброшу ношу –
Мне любая по плечу.


УХОДИТ ПОКОЛЕНЬЕ

А стрелы падают всё ближе,
И ворон кружит за спиной…
Ещё один скоропостижно
Собрался сверстник в мир иной.

Подкатит  чёрная карета,
Контора выпишет ярлык –
И оттартают спешно предка
На божью нивку «Бадалык».

А то, что жил трудягой честным
И был Державой  награждён,
Ему зачтёт лишь Царь Небесный,
В Которого не верил он.

До срока наше поколенье
От прав уходит и свобод,
Чтоб милостей до околенья
Не ждать от нынешних господ.
        
  ПРИВЕТ ИЗ АЗИОПЫ

Не нужен мне язык эзопов,
Я напрямую вам скажу:
Сижу в глубокой Азиопе
И на мели притом сижу.
Моё ж открытое забрало
Обезоружило меня –
В итоге шайкой либералов
Обобран я средь бела дня.
Но мало им, что нас лишили
Державы, крова и зарплат:
Вчера карманы потрошили,
Сегодня – души норовят.
Так неужели же я струшу
Или разину рот опять
И Богом вдунутую душу
Позволю нехристям отнять?
Не склонный к басенкам Эзопа,
Отвечу без обиняков:
Да, есть разини в Азиопе,
Но не ищите дураков!


К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера