АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Павлов

Сыворотка молчания. Стихотворения

ЕНУНАКАН

 

встретишь в майолике вырванной выси клок
пленки глазных мембран зияние брат на брата
слышно едва-едва по ком оверлок
грянет вот-вот в 24 карата
сложишь мозаику пятнами лысых гор
слез кучевьем отрезками горизонта
молниями распарывающими озон до
чистого как делириум итого
вспомнишь вонзая как отторгает плод
выстрелишь в молоко попадая в кому
не завещай своих крапленых колод
джокер тут вытанцовывает по-другому
а на ее лике тени не спрятаться
возраст исчез и впрок беды отмолены
космос молчащих матери и отца
катит твоей невесомости валуны

 

***

 

постояли под дождем он и ты и та
так отчаянно мы ждем смерти и поста
внукам волосы растут свечи ест огонь
ненадолгие мы тут так что нас не тронь
дождь грибной как смерть весной
в линии листа
струнной поступью за мной
ходит пустота
а когда глухой орган затевает бах
к непроверенным богам
сопли на губах

 

НЕМНОГО СТРОК ДЛЯ ЛАПСАРЯ


раздавлен панцирь черепаший,
полнеба кается в салют.
мой прапорщик позавчерашний,
ты заключен в стрелковой башне,
тебя последнего сольют.
мы раньше были экипажем,
варили в чанах наше зло.
жаль, в разные погосты ляжем
из-за разборок между пажем
и королем,

не повезло.
ты понт эвксинский выбираешь,
я в степь хазарскую мундир
свой закопаю.

ты — товарищ,
а мир нам больше не товарищ,
раз распоследний гимараеш
разучивает командир.
наш штурман мерит земли мери
под отвоеванной москвой.
мы не объявлены в потери,
и циркуль нас пройдет, похерив
на этой карте войсковой.
засни в угаре или в блуде,
поковыряются в носу
нештатно в штатском эти люди,
в подушечке твою медаль
снесут

таким, кому не будет.
тогда, как в старом детском чуде,
пацан надавит на педаль.
и небо, грешных принимая
из абиссиний января,
покатится как плоть живая,
пока ты там переживая,
не перезарядился.

зря.

 

 

****

...и снег у них цветет на абрикосах
                 джабба х. сиссе

 

у кота несложно отнять пальто,
томик кокто, кошку, с которой вдрободан лобызались,
уютный дворик с видом на то,
о чем винилом запиленным шепчет игле «chrysalis” .
у кота не сложно все это отнять:
территорию, кров и крышу с соседской кошкой.
он в репьях уснет, дней позабыв на пять
даже то, как гладили, что было хозяйке тошно.
обживет куриный сарай, едва
брошенный родней за смертью неправильного соседа.
передавит крыс поутру гарнизона два -
ради работы желез секреции, не из-за обеда.
сколько не корми ты его потом,
он вильнет хвостом - без или внутри с обедом.
потому что гордость его лишь в том,
что был котом настоящим, зимой и летом,
как угодно ободранным при этом,
иногда без глаза и с вырванным нафиг хвостом.

 

НЕСОН

 

осталось бы понять где я живу
согретой веткой сбить немые сливы
мне четверо приснились наяву
все остальные живы
осталось не задеть тебя нутром
потом мы разберемся что усталость
жаль утром их оставим вчетвером
но ты такая малость


из бензобака выкипает жир
вдоль самолета вниз инжир струится
мы раньше затевали миражи
теперь они как лица
ты проводи меня куда идти
а дальше протопчу свое тихонько
бесснежны неасфальтовы пути
лукава здесь возгонка

 

СЫВОРОТКА МОЛЧАНИЯ

 

чиркнет крылом мимо света летучий мыш
запах арбузный навалится аки спас
вон от сгоревшей травы поджигали мы ж
брызнут майолики смолкнет иконостас
вот постоишь в росе как порог оббит
ломкий доселе кукушкин нарушив счет
а от звезды летящей в глазу рябит
все у нее рябиновое еще
вылет стрижей над помятой извне мечтой
треск по околице где-то любовь прошла

просится выдох сумеркам на постой
глохнут напившись неба колокола

 

 


СКОЛ НА АМАЛЬГАМЕ

 

                а. королеву
все думаю что выберем январь
попыткой вместо жить побыть немного
вылечивай свой грустный коленвал
давай с паркета каблуками шпарь
крути вокруг нее любого бога
в борьбе за измельчание травы
мы цели промежуточной достигли
в глазах кефир нездешней синевы
там живы все а здесь опять мертвы
сиречь недостоверные артикли
донашивающим ногу судьбы
как павшим в предпоследней перестрелке
жмут мокасины мысли и гробы
любови сны про кабы да абы
и прочих прежних жизней мусор мелкий

 

***

забывай забывать что ты есть
под верлибры стрижей и сурдинку
сверху выльются папа и тесть
в них промокнуть шнурку и ботинку
в огороде небесном пора
сеять то что не здесь уродилось
под дождем подрастет детвора
их лошадки на палке ура
скачут лихо под божию милость
парниковым эффектам души
тихо месяц согнувшись внимает
говорят что хлеба хороши
пальцы колет смешной индпошив
улыбаются прежние в мае
вечность им возвращает гроши

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера