АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Валерий Пайков

Из неопубликованной книги «Восьмая тетрадь»

 


 


*  *  *  


Мне дано молчать, мне дано мечтать,


замечать закат в резком крике птиц,


мне дано с листвой по рассвету мчать


и ответ искать на полях страниц.


Мне дано вступить с тишиною в спор,


спать громам назло и весну трубить,


по траве бродить, освящая вздор


незабытых дней, и… печаль хранить


всех былых надежд, всех моих разлук,


всех дорог слепых, всей игры взамен,


чтобы каждый шаг, повторяя вслух,


одолеть и вновь попроситься в плен.


                                                            19.01.2005


 


 


СТАРЫЙ ГОРОД  


 


Старый город, где солнце отвесно,


где кварталы похожи на тир,


а грядущие вести известны


много раньше, чем выйдут в эфир.


 


Где тропинки остывшей геенны –


как следы затянувшихся ран,


где мутируют древние гены,


а чужие – растут как бурьян.


 


Старый город картавит, горланит,


зазывает, лукавит, поёт,


словно птица, парит над горами,


словно тройка, подковами бьёт.


 


Здесь на прежних богов не надейся –


как Завет, береги автомат.


Здесь деревьев зелёные пейсы,


точно вражьи знамёна, шумят.


                                               23.03.2005


 


 


РЫНОК  


 


Всё узко, и пахнет дымом,


фалафелем, рыбным царством,


забытым таким, родимым –


каким-то чужим, опасным.


У рынка душа в законе –


бормочет она, грохочет:


ей тяжко в своём загоне,


она на свободу хочет.


Она раздвигает стены


и пляскою половецкой


кидается на Аллéнби,


собой накрывая вечер.


Трещат пояса и блузки,


и острым движеньям тесно…


Мне ближе другое место –


там тихо теперь и пусто.


Там время живёт печалью


под окнами в шторах тёмных,


и сам я кажусь случайным,


придуманным и бездомным.


И мне не понять до гроба


причину своих метаний,


и где мы остались оба,


судьбу поменяв местами.


                                 24.03.2005


 


 


*  *  *  


Вот, кажется, нашёл себя – при деле,


но ставлю крест и отдаю ключи.


И сам я вижу: цели поредели,


как высоты последние лучи.


 


Молчу, но знаю: что искал – пустое,


а что нашёл, рассеялось, как сон,


что с каждым годом я всё меньше стою


и всё больнее прошлым обожжён.


 


Но я страшусь не уменьшенья роста,


не мглы, где все слова мои сгорят,


боюсь, душа покроется коростой,


утратив силу всех своих карат.


                                                               18.01.2005


О, КАК НУЖНЫ МНЕ…  


 


Пески, оливы, утро – вольно.


Так просто задохнуться волей.


Отчизна, Patria! Довольно –


опасен  свет сердечной боли…


 


О, как нужна мне дальнозоркость,


когда легко сквозь время видишь,


что ты совсем другого сорта,


что любишь, словно ненавидишь.


 


О, как нужна мне кротость духа –


терпеть спокойно, не перечить


и понимать чужие речи


почти в обход законов слуха.


 


О, как нужна мне память неба,


в которой каждый миг хранится,


чтоб мне, в её проникнув недра,


узнать, где родины граница.


                                         16.04.2005


 


СТРАННЫЕ ОБЕТЫ 


 


На исходе жизни,


если буду сниться,


лишь негромко свистни,


я примчусь – проститься.


 


Я вернусь исполнить


странные обеты,


чтобы снова вспомнить


наших слов рассветы.


 


Позови – отвечу,


прошепчи – услышу.


И любовь не вечна,


и «прости» излишне.


 


И не нужно чуда


с прежнею игрою.


Что смогу, забуду,


что хранил, открою.


                          07.03.2005


*  *  *  


Души коснётся, поманив,


необъяснимый миг


из новых снов, от юных нив,


из опалённых книг,


сквозных песков, от белых стен,


чтоб, завершив виток,


вернулся сызнова я к тем,


кого забыть не смог,


под шум дождей и ветра вой,


среди чужих подруг,


упав седою головой


на перекрёсток рук.


                                            20.02.2005


 


 


*  *  * 


Музыка, музыка. Кружит кассета:


чудится, всё о судьбе, обо мне.


Вот и закончилось новое лето,


отговорило – и осень в окне.


Музыка, музыка. Падают листья


с жёлтых акаций. Алоэ в дыму.


Время встречаться и… время проститься.


И не ответит никто, почему.


                                                                   23.01.2005

 

 

*  *  *

Начну сначала: прямо из окна

я вижу, как торопится весна

взамен увядшей на ветвях листвы

зажечь цветов пурпурные костры,

смахнуть с платанов ржавую кору,

и плоть стволов разгладить на ветру.

 

                                                                       14.03.2005


 

 

 

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера