АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Денис Вафа

Остальные свободны. Стихотворения

«В этой быстрой реке лежит Матырь-камень, под этим камнем лежат два червячка.
Коль они тонёшеньки, головы у них чернёшеньки.
Коль им тошно, коль им горько под эти камнем лежать…»
(из Отреченной книги XVII в.)


со вчера полыхает наше село
а сегодня он прискакал
поднесли гражданину мира сего
на ладони свиной оскал

поднесли бутыль он плеснул на землю глянул поверх голов
говорит проделал нелегкий путь от самых нижних котлов
до наших белых столбов
говорил еще неспроста искал неприметную нашу весь
говорил еще веселей колхозники сам от боли светился весь

говорил еще у него за пазухой новые ждут рубли
кто не верит иди смотри
кто не с нами господа похули
умри

остальные свободны

***

потому что нет спасенья
дальше глубже нет спасенья
не хочу на дно бассейна
богомерзкая москва
в темноте себя нашарив
до последней ноты в теме
до последней буквы алеф
до последнего мазка.
открывается картина:
всё пройдя до середины
с патриаршьего моста
шишел-мышел, дрогнул, выжил
дрогнул воздух, ну и воздух
рыбаки несут корзины, замечательный улов -
много-много многохвостых
двоедушных, без голов.
всю мою природу рыбью не засыпешь мелкой сыпью.
понимаешь, снегопад.
это что за обстановка? это новая уловка?
рыбы хором говорят
задыхаясь, говорят:
*непечатный русский мат*
*непечатный русский мат*
гедонист и некрофил!
суша плавает в крови, господи благослови
что стоишь-молчишь, словил?

"Потому что жизнь не ждет.
Не оглянешься - и святки.
Только промежуток краткий",
эйнцвейдрей komm, süßer Tod.

***

монстры которые были моей семьёй
звали нелепой дурой набитой сырой землёй
усаживались в головах валялись в ногах
приходили заполночь на рогах, выпитые до дна
все разбежались так
что я осталась одна.

даже отец - пожилая рептилия - вникая во тьму
повторял до последнего я тебя с собой не возьму.

мать раскалённая до бела скулила пожалуйста, не смотри
дрожала зализывала стигматы выгорела изнутри.

с той поры я себе повелела над миром княжить.
с той поры я такая нежить
значит выцарапала глазки выкорчевала рёбра предавалась огласке цвела недобро
нарисовала красивый голос на каждом теле
чтобы тела беспрерывно плакали или пели.

милый ты знаешь в начале было не сладко
черти мои тебя на руках носили
заживо истончалась твоя облатка
что ты кричал тогда о заёмной силе?

где ты скрывался? по монастырям вокзалам
прятался в людях в могилах родного гетто
смерть забывала витийствовать тонким жалом
где её жало? у пчолки. а пчолка на ёлке. а ёлка в дремучих лесах Тайгета

мой кровоток бесконечно бежит по следу
я повседневно раскидываю тенёта
если ты почему-нибудь не нашёлся в среду
найдёшься другой в субботу

всё у нас милый накроется полной чашей
не залупайся не вороши былого
пиши мне как можно чаще
любовь
контрольное слово.

***

далеко позади сохранилась улица Большая Подлянка
там не спит немыслимая чеченка партизанская молдаванка
огрызается из ниоткуда Цепной Бульвар
стережет границу кромешный терьер брадатый
неземной природы вечный левый эсер скучающий соглядатай
вот моя отрада простая как три копейки
окопался в полный профиль в одной кофейне
и сижу и рядом сидит мой лошадь крылатый пегий
дорогие прочие строем к едрене фене

кстати где ты моя добыча словесной снеди
золотая груда со всем смешайте покройте снегом
офицьянт голицин привет извольте валите в нети
но сперва поднесите поужинать почвы с небом

как ходил я однажды развеяться против ветра
навернулся кубарем с воробьёвых такой довольный
как потом однажды забили в грунт меня на три метра
не гуляй по верхам бесхарактерный слабовольный

бог со мной на Большой Никитской звучит фагот
в подворотне ворона с кошкой разучивает гавот
значит зимняя сказка ещё крепчает её не ждали уже
а вот

возле храма Всех Просветителей мёрзлых пьяниц теснее круг
неживые нежные мне б сейчас ваших рук
чтобы весь накопленный жар пропади насмарку
чтобы всё туда под хвост городскому снарку
мир ловил тебя городское чудо и был таков
что осталось подробно описывал Шульпяков

***

Трижды Алексею Сомову

1
Что творится в зазвездной, неразменной стране,
О которой теперь никто, никто-никто не мечтает?
Там, наверно, Макар теля пасе и рожь жне,
Землю свою послушает, Жене полистает.

2
Не создай кумира, не пришей ему хвост.
Глобус не привинчивай, где голова.
Если догадался, что Бог - это квест,
Слушай, что солярная бредит братва:

Будешь одной саранчой обжираться, кадить фенамин.
Волчьим железом ласкать эротичных скотов.
Твой пиар-менеджер - добрый святой Беньямин.
Будь откровенно готов.

3
Не буди гудошник, то, что плохо лежит,
не бузи художник, твои стези -
поезд муравьиный, журавлиный зал.

Вон, гляди, летит с повинной
ангел строгий, мент безрогий,
помнишь, он тебе вязал
руки неразрывной пуповиной?
***

К списку номеров журнала «АЛЬТЕРНАЦИЯ» | К содержанию номера