АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Роман Гершзон

ГОРА МОРИА – ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ ИЦХАКА





«Авраам!.. Возьми сына твоего, единственного твоего, которо-го ты любишь, Ицхака; и пойди в землю Мориа, и принеси его там во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе».
                                                                                                                  Бытие 22:2-3

Одним из центральных событий Библии является эпизод жертвоприношения Ицхака на горе Мориа. К тому времени наш праотец Аврам уже изменил свое имя на Авраам, стал зажиточ-ным хозяином, переехал на жительство в Беер-Шеву и воспиты-вал сына Ицхака. Последовал однозначный приказ Всевышнего. «И встал Авраам рано утром, оседлал осла своего и взял с собой… Ицхака, сына своего…и пошел на место, о котором сказал ему Гос-подь. На третий день возвел Авраам очи свои и увидел то место издалека…»
                                                                                                                    Бытие 22:3-4

И возникает естественный вопрос: почему, каким образом это место было видно издалека? Еврейские мудрецы объясняют это следующим образом. «В начале место было низким, но поскольку Господь намеревался простереть благодать Свою на это место и сделать его священным, Он сказал: Царю надлежит поселяться не в низине, а на высоком месте, заметном, видном для всех и укрепленном. Немедленно указал Господь сдвинуться горам в одно место, чтобы образовать место для Шехины. Вот почему названа гора Мориа, ибо вследствие страха Божьего образова-лась гора» (Агадат Вильнаи). «Что увидел Авраам? Увидел столб огня, подымающийся от земли к небу»
                                                                                          «Ялкут Иерушалаим», 1971.

По преданию, при подходе к стране Мориа Авраам и Ицхак увидели в небе прекрасный город и пошли по направлению этого видения. Рядом с Авраамом и Ицхаком были слуги, но увидеть прекрасный город – божественный Иерусалим – было дано толь-ко двум патриархам еврейского народа.
Интересно, что сегодня город в небе, реальный, а не духовный Иерусалим, можно увидеть в районе современного города Мевассе-рет-Цион, западного пригорода столицы, расположенного на скоро-стном шоссе Тель-Авив – Иерусалим. При подъезде к Иерусалиму на перевале в Иудейских горах внезапно открывается панорама города в небе, земного Иерусалима, расположенного на высоте 800-900 метров над уровнем моря. Не исключено, что именно отсюда и уви-дели Авраам и Ицхак страну Мориа.
А гора Мориа, вероятно, обладавшая уникальными энергети-ческими особенностями,  во время путешествия Авраама и Ицха-ка проявила себя во всем своем нраве. Возможно, «столб огня, подымающийся от земли к небу», был в те дни реальным явле-нием этого удивительного места.
Авраам с сыном идут к горе, и по дороге происходит разговор, полный трагизма и иронии. Ицхак спрашивает: «Отец мой!…Вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?» И с грустью отвеча-ет Авраам: «Господь усмотрит агнца для всесожжения, сын мой».      
                                                                                       Бытие 22:7-8

И когда уже связанный Ицхак лежит на жертвеннике и Авраам поднял для заклания нож, ангел останавливает жертвоприноше-ние. Вместо Ицхака в жертву идет баран, «случайно» запутав-шийся рогами в кустарнике.                                            Бытие 22: 9-13

По одной из версий, испытание Авраама было спровоцирова-но Сатаной, оспаривавшим благочестие Авраама (Талмуд, Трак-тат Сангедрин, 89б). Сатана пытался также искусить Ицхака и вызвать возмущение его жертвенной участью, на что богобояз-ненный отрок, боясь собственного малодушия, попросил отца связать его по рукам и ногам  
                                                          Талмуд, Трактат Берешит раба, 56

Рассказанный эпизод имеет много аспектов. Это, в первую очередь, готовность принести в жертву Всевышнему самое доро-гое, что есть у человека, – собственного ребенка, и готовность человека пожертвовать собой ради Господа, и воспоминание о человеческих жертвоприношениях, а также принципиальная от-мена этих жертвоприношений.
Важное значение имеет и место жертвоприношений. Это гора Мориа, которая выбрана Всевышним. И не случайно именно на этом месте через много веков будет построен Иерусалимский Храм, где в дар Всевышнему будут приноситься жертвенные жи-вотные.
Библейский рассказ о жертвоприношении Ицхака вызывает тяжелые вопросы. Как мог разумный человек, которого мы счита-ем праведником, принести в жертву собственного ребенка? Рав-вин И.Телушкин отвечает на этот вопрос так: «Если сегодня мы считаем жертвоприношение ребенка, мягко говоря, аморальным, то именно потому, что это запрещено Библией, а не потому, что это самоочевидно. Тысячелетиями в самых разных обществах по всему миру практиковались человеческие жертвоприношения…
Столетия после Авраама царь Моава, придя в отчаяние от не-возможности предотвратить победу израильтян, взял «сына сво-его первенца, который должен был стать царем после него, и принес его во всесожжение».                                          
                                                                                    2 Царств 3-27

И когда Господь потребовал принести в жертву Ицхака, Авра-ам был, вероятно, больше удручен, чем удивлен, – ведь ему не-откуда было в то время узнать, что людям не следует приносить в жертву своих детей; и конечно, он слышал, что его соседи так делают. Новым в этой истории поэтому было не то, о чем Гос-подь попросил вначале, а то, что Он заявил в конце о своем не-желании человеческих жертв».          
                                                        И.Телушкин «Еврейский мир», 1997

В этой истории практически не упоминается мать Ицхака, Са-ра. Знала ли она, что Авраам повел на заклание их сына? А мо-жет, Авраам не сказал жене, куда он идет? Как отреагировала Сара, когда вернулись Авраам с Ицхаком и она узнала, что про-изошло?
В Библии есть намек на глубокую обиду Сары и на то, что она не простила Аврааму жертвоприношение Ицхака. После возвра-щения Авраама с Ицхаком с горы Мориа «жил Авраам в Беер-Шеве» (Бытие 22:19), однако, по прошествии времени, «Сара умерла в Кирьят-Арбе» (Бытие 22:26) и пришел Авраам на похо-роны «скорбеть по Саре и оплакивать ее» (Бытие 23:2). Вероят-но, Сара не простила мужу его поступок и после этого жила от-дельно от него.
Нежелание человеческих жертв Всевышний выразил с помо-щью барана, запутавшегося в кустарнике.
Зададимся вопросом. В каком кустарнике мог запутаться ба-ран, какая растительность и какие животные были во времена Авраама в стране Мориа – районе современного Иерусалима?
Из наиболее распространенных деревьев в районе горы Мо-риа в библейские времена могли произрастать кипарисы – твер-дые высокие деревья с сильным приятным запахом, которые царь Соломон использовал при строительстве Иерусалимского Храма. Здесь росли  вечнозеленые обильно плодоносящие оли-вы, высокие зеленые сосны, фиговые деревья (инжир) со съе-добными и целебными плодами. Были «вечно растущие» дубы, названные так потому, что когда деревья отмирали, из-под кор-ней произрастали молодые побеги. Были разнообразные паль-мы, платаны и клены, миндальные деревья с цветами и листья-ми, похожими на персиковые. В Иудейских горах росли ветвистые вечнозеленые рожковые деревья, плодами которых в древние времена питались бедняки, также произрастали деревья боя-рышника, обильно ветвистые египетские смоковницы – сикимо-ры, благоухающий вечнозеленый мирт, вечнозеленый лавр, не-редко образующий кустарниковые массивы, обильно цветущая акация, гранатовое дерево, дикие побеги которого образуют вет-вистые кустарники.
С глубокой древности известны на Святой Земле густые за-росли вечнозеленых кустарников так называемой маккии, для которой характерны поросли каллипринского и галлового дуба, боярышника, фисташки, рожкового, земляничного и «иудиного» дерева, а также лавра, платана и сирийского клена.
Типичной для горных массивов Средиземноморья является и, возможно, являлась в древности растительная формация гарига, которая представляет собой сообщество низкорослых вечнозе-леных кустарников и многолетних трав. Эти кустарники постепен-но сменяли участки маккии, разрушенной выпасами домашнего скота, и представлены шалфеем, ладанником и метельником.
Вероятно, что за куст дикого граната вполне мог зацепиться заблудший овен на горе Мориа, так как остальные кустарники были не такими крупными и жесткими.
Это предположение основано на реальных знаниях, хотя по воле Всевышнего жертвенное животное могло зацепиться рогами и за кустик шалфея. Но, поскольку сегодня мы живем в реальном мире, то предпочитаем остановиться на варианте гранатового куста, в котором запутался жертвенный барашек на горе Мориа.
А собственно, почему барашек? В Иерусалимском Храме, на-ряду с домашней птицей, барашек был одним из самых распро-страненных жертвенных животных. Еще с библейских времен ба-раны, овцы и козы были высоко ценимыми домашними животны-ми, почетным занятием было разведение этих животных, и они составляли основное богатство хозяина. Овечье и козье молоко пили и изготовляли из него различные сорта сыров, мясо шло в пищу, а из шерсти делали различные одежды.
Основными средствами передвижения в библейские времена были ослы и верблюды. И если наличие ослов у хозяина говори-ло о его зажиточности и достатке, то верблюды свидетельство-вали о несомненном богатстве.
Поэтому мы можем оценить дар Иакова, внука Авраама, брату Исаву в «тридцать верблюдиц дойных с жеребятами их» (Бытие 32:15) как, несомненно, очень богатый дар. Из верблюжьей шер-сти готовили пряжу для выделки грубого сукна, кожа шла на изго-товление одежды, обуви, мехов и мешков.
Верблюжье мясо, молоко и молочные продукты в те давние времена употреблялись в пищу, и все это считалось признаком высокого достатка и богатства. Надежными и распространенны-ми вьючными животными были ослы, молоко ослиц шло в пищу и служило лекарством от болезней.
Могучие быки, волы и буйволы использовались для жертво-приношений, их мясо шло в пищу, а рога служили в качестве до-машних емкостей и сосудов.
Из диких животных на территории Страны Израиля были рас-пространены львы, упоминаемые в Танахе (Библии) под назва-ниями «арье», «ари», «лави», «шахал». Эти могучие животные охотились на диких лошадей, ослов, диких козлов и других жи-вотных. В основном львы были истреблены крестоносцами в 11-12 веках.
В давние времена леопарды во множестве водились в стране Израиля, последние крупные представители были уничтожены в 1920-х годах. Мелкий подвид, возможно, упоминаемый в Танахе «намер» (Иеремия 13:23), появился и размножился в заповедни-ке долины Мертвого моря в 1950-х годах. Это было связано с увеличением животных, употребляемых им в пищу, – газелей и козлов.
Гепард, упоминаемый в Талмуде как «барделас» и известный в Стране Израиля с давних времен, был обнаружен в 1980-х го-дах в зарослях возле Бейт-Гуврина.
Библейские лисицы («шуал»), имевшие широкое распростра-нение в стране, легко попадались в ловушки древнего героя Самсона (Судей 15:4), как символ опустошения и разрухи упоми-нались пророком Иермиягу: «Опустела гора Сион, лисицы ходят по ней» (Иеремия 5:18).
В библейские времена, как и в настоящее время, с севера, востока и юга на постоянное обитание проникали в страну волки (библ. «зеев»), питавшиеся мелким скотом, газелями, зайцами и грызунами.
Возможно, родоначальником современных котов был древний камышовый кот, питавшийся рыбой на заросших травой и камы-шами берегах прудов и рек.
Вероятно шакалы (библ. «тан») были весьма распространены в стране. Днем эти животные скрываются и отдыхают, а ночью выходят на поиски добычи, питаясь преимущественно падалью, отбросами и грызунами.
Пятнистая гиена (библ. «цавоа») тяготеет к районам пустынь, питается падалью и мелкими животными.
Медведь (библ. «дов») редко встречался в стране, окончатель-но был истреблен в нашем регионе в 1920-х годах (Ливан), однако в 1980-х годах был обнаружен в Иордании в районе Петры.
К нечистым животным принадлежит дикий кабан (библ. «ха-зир»), питающийся дикими плодами, корнями и отбросами.
К жвачным животным, мясо которых разрешается употреблять в пищу (Второзакон.14:5), относятся благородный олень («аял»), газель («цви»), лань («яхмур»), безоаровый козел («акко»), анти-лопа («дишон»), сернобык («земер»).
Из птиц в библейские времена особой популярностью пользо-вались куропатки и перепела («слав»), водившиеся в кустарниках и пустынных местах, охота на них была достаточно распростра-нена. И в настоящее время на средиземноморском побережье Синая любимым развлечением бедуинов является ловля пере-пелов с помощью сетей.
В стране встречаются аисты («хасид»), цапли («анафа»), удо-ды («дуфикат»), черепахи («цав»).
Особым почтением окружены орлы («нешер»), ягнятники («пе-рес»), соколы («баз», «тахмас»), ястребы («нец»), коршуны («дая»). К дневным пернатым хищникам относятся также грифы («озния»), сарычи («ая»), стервятники («рахам»). Ночными пер-натыми хищниками являются совы («яншуф»), филины («оах»), сычи («кос»).
Сейчас мы имеем представление о жертвоприношении Ицха-ка. Разумеется, подоплека тех давних событий намного сущест-веннее и глубже, чем это прозвучало в нашем рассказе. Мы по-лучили также представление о том растительном и животном ми-ре, который, вероятно, существовал во времена Авраама и Ицха-ка в земле Мориа. Нам не дано достоверно знать, как в действи-тельности происходило жертвоприношение, где и в каких услови-ях оно происходило. Остаются только предположения и гипотезы. Возможно, в будущем у нас появится больше информации по этому вопросу.

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера