АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Оболикшта

Субъективное резюме



Ивкин – плотные, крепкие тексты, правда, местами, звучат несколько манерно.
Каневский  – естественно рождённая интонация, финалы отдельных текстов хороши.
Филимонов – верлибры пространны и скучны, нет оригинальных мыслей, рифмованные стихи абсолютно искусственны и надуманны, понравился и сильно отличается во всей подборке только цикл «Ненадолго» (восемь хокку для разведенных друзей) – это очень хорошо.
Лада Дождь – это уже определенное отношение к языку, но еще не поэзия.
Олег Хлебников – импонирует личность поэта, полное отсутствие манеры или манерности, это подкупает,  но не хватает «мяса».
Вячеслав Тюрин – тяжеловесный запах Бродского. В таких текстах больше литературы, чем жизни.
Сергей Чернышов – много лексического мусора, отдельные словосочетания и строки неплохи, но все это рассеивается, длинноты, не запоминается, не вторгается в сознание.
Нина Краснова – предмета поэзии нет, есть формальный подход к языку.
Кристина МаиLOVEская – залихватская женская лирика, много «я». Темперамент есть, мяса нет.
Дмитрий Мухачев – неплохо: есть и мастерство, и мысль, и своеобразие.
Анна Гроссул – типичная женская лирика, местами морализаторство, но ничего удивительного ни по форме, ни по содержанию.
Галина Рымбу – я могу войти в поток этих странных ассоциативных связей между строчками, я ощущаю отчетливо единую нить, которой все это связано.  Думаю, что я с этим человеком на одной волне, но не уверена, что эту волну могут слышать  все.  По форме – сложно читаются длинные тексты, у меня не хватает терпения, а текст не обладает в достаточной степени свойством вихря, чтобы затащить меня внутрь и держать до конца.
Светлана Чернышова –  читала и терялась  – верить или нет. Много уменьшительных суффиксов, якобы фольклорные интонации  –  саночки, веточки, сыночки. При этом безусловно  –  человек знает, что хочет сказать и сказать это умеет. Но в эту интонацию  – вернее в эксплуатацию уже существующей интонации  –  не совсем верится.
Евгений Горбачев – заговаривание смерти и пустоты, шаманизм. Особенно про петуха.
Ольга Брагина – усложняет чтение выкладывание строк в горизонталь. А так – вполне себе женская лирика, без претензий на большее, правда.
Боргил Хрованон –  я не понимаю, зачем эксплуатировать эстетику Маяковского и Вознесенского.
Егор Мирный – хорошая естенственнорожденная лирика.
Алексей Кудряков – крепкие тексты, но пронизаны литературой – то Бродский просвечивает, то Рыжий.
Сергей Бирюков  –  я не поняла, что это было. Но думаю, что что-то все же было – не может же кандидат-филолог и доктор культурологии совсем ничего не иметь ввиду. Конечно, можно «вчитать» любое содержание в любой текст, но не в поэзии  -  текст должен в меня вчитывать новое содержание, а я должна быть пустотой, готовой к этому. Ибо мне лень вдаваться в пространные интерпретации таких текстов, экстраполировать смыслы. Я хочу попасть в центр настоящего циклона, а не рассматривать глянцевую фотографию с изображением его.
Александр Хинт – длинноты неоправданные, показался откровенно пустым.

К списку номеров журнала «ПРЕМИЯ П» | К содержанию номера