АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Мария Цыганкова

Стань форелью. Стихотворения


***
Увеличь  меня  во сколько угодно раз.
Но не преуменьшай, чтобы потом ласкать
Словом, жестом, беглым касанием глаз,
Измеряя прицельно птичью мою стать.
Изувечивая суффиксом окаянную суть,
Что с рождения уместилась в формат листа
Полным именем,
Которое не сменить, не перечеркнуть.
Возлюби молча:
От забора и до креста.
От затвора до выстрела.
Чем нынче не шутит черт,
Расплескав закатное золото по простыням.
Дыши этим длинным, заменяющим кислород.
Потому что свое, ты, забыл, а других не искал...

СТАНЬ ФОРЕЛЬЮ


Стань форелью,
Мечи икрою
Слова.
Пока не попался в сети,
А твоя голова
Не отринула тело,
Хвост,
Плавники.

Пока твои жабры
Трепещут в недрах реки,
Рыбаки
Готовят снасти на берегу.

Уходи вверх,
Туда, где найти не смогут.
Где в морозном небе
Плещется рыба-луна.

Стань собою...
        Мечи бисер....
              Достань до дна...  

  
ПИСЬМО ИЗ ПОДНЕБЕСНОГО ГОРОДА

Расскажи что нибудь, а то мне, не по себе,
В этом городе, где "зима" означает "ночь".
Где деревья, продрогшие до самых кривых корней,
Завидуют птичьей способности превозмочь
Расстояние, с две трети самой большой страны,
Оставляя под крыльями холод, лед и метель.
Расскажи что нибудь, слова твои очень нужны.
Мне без них так не просто, продолжать дальше верить
В то, что десять часов к югу, по трассе - рассвет,
Красит бледно-розовым, тундры заснеженный холст.
И взмывают в стылое небо, безудержно, вверх,
Две опоры, что держат над Обью сургутский мост.  

***
Мне с тобой - беда, да без тебя - беда.
Есть слова - вода, есть слова - руда.
Но не то, что молчать - думать некогда.
Вещи собраны. Вечность выпита.
Сохнет возле раковины стакан, чисто вымытый.
Ты похмельным утром уедешь рано.
Без тебя - беда мне, с тобой - беда.
Есть слова - огонь, есть слова - слюда,
Лучше бы молчать.
               Поздно.
                    Некогда, говорить - прощай...  

О ГЕРДЕ, ГРЕТХЕН И ПУТИ ХОЛОДНОГО ОРУЖИЯ  

Между Гердой и Гретхен слиток дамасской стали:
Безликая заготовка с узорной плотью,
Воплощенное мужество, запертое в металле
Не отличающее близость от страсти и похоти.

Молот по имени Герда безжалостен и напорист,
Распластывает стальное тело по наковальне Гретхен,
Которая ночами рассуждает о совести,
Как о чем - то, по природе своей безответном.

Слиток безропотно утрачивает форму,
Вместе с надеждой остаться собою прежним.
Две женщины меняют его поочередно,
Соревнуясь друг с другом в нежелании быть нежными.

Герда не любит Гретхен за то, что груба и статична,
Тяжела на подъем, необъятна в широких бедрах.
Гретхен считает Герду вульгарной, двуличной,
При всяком удобном случае посылает к черту.

Обе они с не девичьим остервенением
Нервы мужские перепроверяют на прочность,
Зная прекрасно, кто был у него последней,
С кем разделит себя сегодня, во сколько точно...

Он стал клинком благородной дамасской стали.
Юркий и ловкий, как молодая нерка.
После него на Гретхен уже не ковали,
И забивали сваи уставшей Гердой.

О ГЕРДЕ И ГРЕТХЕН НЕ КОТОРОЕ ВРЕМЯ СПУСТЯ.

Постылой, простуженной ночью,
Молчаливая Гретхен,
Дурея от одиночества,
Пишет письмо Герде.
Пишет о том, что в кузне
Тихо, безлюдно, пыльно.
В горне остыли угли.
Их покрывает иней.
Даже подпольные мыши
Перекочевали в церковь.
Лучше остаться нищим
Чем пасть по немилосердной
Воле ноябрьских тварей.
Бесплотных теней прошлого.
Надеется наковальня -
У молота все к лучшему.
Ведь Герда стала кувалдой.
Уехала с новым мужем
Строить загадочный БАМ
И еще чертову дюжину
Авантюрных проектов.
В землях, где небо - выше.
Забывшая себя Герда
Мечтает о стальном кружеве.
О раскаленном метале
В пляске шипящих искр.
И о сопернице Гретхен,
Неумеющей прощать близких.

ВОСТОЧНОЕ

38* различных типов бессонницы -
Диагноз матери Шехерезады,
Пытающейся уберечь дочь распутницу
От жизни любовницы в чертогах сада -
Гарема Великого падишаха,
Где из западных окон видно барханы, дюны,
Пыль по углам пахнет солнцем, сандалом, сахаром,
Не спасает чадра от хамства евнухов.

Мать ночами читает заморские книги,
Ведет переписку с персидскими астрологами.
Она уже знает, что не доживет до крика первого,
Своей, пока еще не рожденной
Красавицы, умницы, по любви и в любви зачатой,
Отрады единственной мужа, в глубокой старости...

Годы спустя, взрослеющая Шехерезада
Станет лечить 38 типов усталости.

К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера