АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Машарыгин

С неба жужжит подвох

***
Мы не аисты; но полететь
нам мешает не то, что нет крыльев.
Даже хуже: чем больше, тем уже
наши планы ходить аки по…

Я замечу, что завтра рассвет;
встаёт солнце всегда из-под палки;
встаёт всё, чтобы доумереть;
исключенье: с бомжами на свалке
поутру вспомнить не о себе…
Философия бога. Такие
Вот дела. Бог дымит на избе
вслед за Ванькой – не в такт латании.

***
Вода расходится и шепчет;
вода, сворачиваясь в жемчуг
и женщину, почти проходит  (?) –
вода не ходит.

Вода (читай: обратно – трезвость:
материки, другая мерзость
лежачая) – она же вобла;
она же что бля
Протей (но даже он проходит);
Вода не ходит.

***
Я ехал на перекладных
Писал дневник
Смотрел прохожим не в глаза,
Но лбы. Поручик опоздал  
Ко мне в живых.

P. S.

(Поручик приписал
ко мне живых).

***          

А.П.

-1-                      
Прибыли в себя и стало тем-то
То-то эзотерика – заруб
Пятница до гипсового слепо
Повторит – часы перевернут
сколько. Ученик смещает время
время резонирует на так
с плотностью до воспроизведенья
впрочем, так – не тик: их слишком – «так».

Говоришь конструктор божнев века
производное «пожарное родство»
потому что языки на темя
и потоп – один Его раствор.
Толоконный Ясперс перевешен
(вознесенный русский киловатт
на столбе распят – то не Арешин)
в пустоте за поздним Ницше – над.

Это голубое как железо
подавляющее меньшинство
северный над южным и тверезый
ты перетасовываешь ГО
ЭЛ – это почти чёрная РОссия-
Северный под Южный не запой
Нечленора-раздельное спаси мя
Выйди Лазарь отглаголь, постой…

2.
На языке ландыш
платишь, речешь
вырытые таланты
за не съестной трэш.

Пили сильны были
выдали, чтоб не сберечь;
это, прости, были;
тач пустоты – речь.

И ни одной суке
горло першит, мяг-
кий черный съестной уголь,
врытый в огня шлак.

Шизо Назон лузер
смех без овчин стерв
перекроит в русой
тернии губ терн,

в чуть не сплошной гомо
лязг, не с косой, а
эха Карпат, Томов
нефть разлагающего.

***
Возможно Пушкин (Пушкин не возмножен).
Так угреби меня.
Я обезрожен.

Ебет она.
На лодочке. Кучкуясь, мы над позой,
Скаляясь без

акустики зыбучей (там берег т.е. совесть)

(читай: Дантес).

***
Какой же ты никто, никем не сбыт;
я также убивал, но не убит;
я убиваю, но не камень; камень –
что губы утишает; утешает
такое пернатое гуленье;
а позже станешь воду… и не слышно
и ничего    а позже убывает.

***
Какой-нибудь язык   но языком
всегда не так. Когда-нибудь очнешься
и выплюнешь все это – языком –
которому вернешься.

Какой-нибудь не стык. Ну а потом
и воздух – существительное легких –
не хватишь и не хватит тебя в нем –
вернее – легких.

***
Пространство – это дождь и этот дождь.
След пыток земляничного уклада.
Морщина – это молодость точь-в-точь
Не повторимая, а рядом.

И в этот бред, в который не войдешь
Ни обратимо ни попятно
Ни даже сплошь –
Обратно
Не этому дождю – ни в этот дождь,
Ни все пространство.

***
С неба жужжит подвох;
варится, зная квас.
Глянешь с него в бинокль –
порознь: глаз да глаз.

Через скафандр его
слышно ого, Го-ГО,
голос а выше: лязг
и убивает нас.


К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера