АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Лапина-Балк

И шо он у нас

Родилась в Санкт-Петербурге. Oкончила ЛИТМО (Ленинградский Институт Точной Механики и Оптики) факультет «Квантовой физики», одновременно отделение журналистики ФОП. В настоящее время живет в Хельсинки.

Автор нескольких книг.Член финского ПЕН-клуба. Член Союза Писателей СПб и СПб ГО Союза писателей России. Составитель, редактор-составитель альманаха «Иные берега» 2002-2006г, г. Хельсинки. Руководитель международной творческой ассоциации «Тaivas». Руководитель проекта и шеф-редактор литературного альманаха мировой русскоязычной диаспоры «Под небом единым». Член редакционной коллегии антологии переводов «Небо без границ».

 

Они и на самом деле любили друг друга, а уж когда выходили в люди, то изображали даже страстную любовь!!!


Не только для того, чтобы подтвердить истину, выдуманную финнами, что самые лучшие браки с иностранками — это браки финнов с украинками, нет!


Им было вместе и тепло, и конечно же, по-житейски удобно. А самое главное, соседи завидовали, а подружки, так те и вообще, видя их идиллию, каждый раз почти что умирали от зависти.


Вот относительно её домовитости и кулинарных способностей — тут этого ничего не было: Оксана не готовила, не убирала, не гладила рубашек мужу.


Так и он— Пекка, был не тот муж-герой, о котором мечтают украинки: «Ну шо он усё молчит, и не поёт даже, не танцует, забывает дарить подарки на 8 марта и ни ист сало...»


Но у Оксаныбыла чудная мама, которая и жарила, и парила, и чистила!


А Пекка деньги зарабатывал — и неплохие, работая день и ночь. Работал, чтобы скрасавицей женой по миру поездить, дачу построить, машину поменять, квартиру обновить... и быть обласканным свекровью.


Вот только жена всё равно шипела: «Ну шо он усё копит, — или, — ну шо он у меня какой дурень...»


Так они и жили...


Родились дети. Воспитывали вместе.


Девочка, как мама — кокетливая-кокетливая и горластая. Мальчик, как папа — серьезный -серьезный и молчаливый.


И теперь уже в три голоса, нет, в четыре (свекровь ведь почти жила у них): «И шо он у нас какой — ни рыба ни мясо, финн типичный...»


— Вон у Таньки, — жужжала Оксана, — муж «Мерседес» ей купил, а мне «Тойотку» какую-то...


А у Зойки, хляди, хгде дети учатся, в специальной платной школе, а наши хгде?


Мы ему хто или родственники?! Нет, не орёл он у меня, не того я взяла в мужья...


Молчал Пекка, молчал, а потом рассердился. Взял и ушёл, насовсем, навсегда, то есть умер...


Полгода всё украинское и полуукраинское семейство плакало горючими слезами, ещё пуще ругая Пекку: «Не, ну хгад какой, умер он, а о нас он подумал, а мы теперь шо? А на Майами же обещал в отпуск... Ой хгоре-то какое...»


Через полгода объявили завещание.


Жене, Оксане Виртанен:


— оплаченный чек на покупку машины «Мерседес» самой последней модели;


— дача, квартира, акции;


— оплаченная путёвка в Майами;


«Ах, жаль, — подумала Оксаны, — в Майямах не смогу на своем Мерсе выступить...»


Детям:


—счет в банке, и довольно-таки приличный;


«Всё, наконец-то оторвёмся, на месяц, да, пожалуй, на три — укатим в Таиланд!!!» — закричали


наперебой шестнадцатилетний и восемнадцатилетняя — детишки.


А любимой свекрови:


— щенка добермана, который смотрел на неё такими ласковыми и умными глазами, что Наталия Петровна вскрикнула: «Нет, ну ты похгляди, вылитый Пекка, ну шо ж он с нами делает!!!»


Но...Всё это было завещано при одном условии: никогда и ни при каких обстоятельствах не вспоминать Пекку плохим словом и забыть навсегда фразу «... и шо он у нас какой...»

 

 

К списку номеров журнала «НОВЫЙ СВЕТ» | К содержанию номера