АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Вероника Коваль

Ночью мир – навыворот. О книге Галины Соколовой и Эллы Мазько

(Галина Соколова, Элла Мазько. Страшная ночь, или Визит зелёной феи. –


К.: Издательский дом Дмитрия Бураго, 2018. – 202 стр.)


 


Вышел в свет новый роман Галины Соколовой и Эллы Мазько «Визит Зелёной Феи». Авторы считают его продолжением предыдущего – «Хождение по Золотой Горшок или Сказки Гофкина». Действительно, книги объединены важным персонажем: в первом случае это кот Муркевич, якобы настоящий автор произведения, во втором за него выдаёт себя наглый самозванец. Важнее, однако, похожесть жанра и стилистики обоих романов. И тот, и другой – это хорошая, серьёзная современная литература. Современная – со всеми её признаками. А именно, отказом от линейного повествования и письмом в формах постмодернизма, но не стесняя себя его уже затвердевшими приёмами. Один из них – смешение жанров. Обе книги – авантюрные приключенческие романы с вкраплениями детектива, love-story, комикса, рассказа в рассказе, триллера и – в новом произведении – изрядной доли романтических сцен. Далее – брехтовский принцип «остранения» в отношении к персонажам. Далее – включение в текст, казалось бы, не имеющих отношения к нему фрагментов – как-то: рецепт пирога «Двойная улитка» и эссе о ненависти к морю графомана Ардальона. Далее – абсолютно свободное и даже, можно сказать, бесцеремонное обращение с пространством-временем. Пласты эпох авторы сталкивают лбами – так, что искры летят. Из пещеры в нынешней одесской глубинке героиня шагает прямиком в 1917 год. Через старую чугунную ванну в подвале дома на Молдаванке герои просачиваются на тропический остров. И таких «приколов» видимо-невидимо. Вдумчивый читатель (на такового и рассчитаны романы) поймёт, что этот микс не ради приплясывания перед публикой, а замаскированные смысловые загадки. Например, зачем одна из авторов дала героине собственное имя? Почему все краски текста замешаны на зелёном? Для чего раздвоение (даже расслоение) личности главного персонажа? Отгадывать их – интеллектуальное напряжение, но и удовольствие!


Сюжет укладывается в одну фразу. За ночь героиня отыскивает исчезнувшего гражданского мужа, спасает двоих детей от родителей-самодуров и возвращает на время свою первую любовь. Возможны ли такие кунштюки? Вполне – после кружки отвратительно горького, схожего с мутно-зелёной болотной жижей гаитянского чая, на котором вышеупомянутый муж хотел сделать бизнес в Одессе. Именно им баловалась врач «свердловки» (известное одесситам заведение!) в ночь дежурства 31 марта.


Глоток за глотком – и в её мире всё выворачивалось наизнанку. Сплетались и сливались миражи и явь, зло и добро, человеческое и звериное, копошились в своих семейных норах бесчисленные персонажи, вдруг наплывали космические туманности…


Из этого вороха воспоминаний и впечатлений героини, ответвлений от главного ствола текста, лабиринта ассоциаций явственней всего вырисовываются три персонажа: пропавший муж Бредо, первый муж Ян и Улитка, назвавшая себя Камелией Сазан – секретарём невидимого всемогущего Кота Муркевича.


Оставим пока в тени Камелию. Остов сюжета – противопоставление двух человеческих типов. Контраст натур. Подразумеваемая борьба их жизненных принципов. Висящий в воздухе вопрос – кто жизнеспособней: расчётливый хитрован или живущий чувствами романтик?


Авторы наводят на резкость до предела. Сшибка двух начал дана с беспощадной, слепящей яркостью. Но не с публицистической прямотой. Плоть литературы – художественный образ, и авторы облекают в художественную форму житейские коллизии, персонажей (а роман – густонаселённый).


Суть первого типажа – неудачливого одесского барда (по нику – Бредо) – растворена в более мелких его двойниках на пространстве всего повествования, но они то и дело всплывают, выкрикивая своё кредо: «Меня за рупь за двадцать не взять!». Они узнаваемы даже по внешности. У них длинный нос (даже у кота!), хвост (у рыжего Бредо – перетянутый резинкой) и щель между резцами. Эти несимпатичные черты доводятся в романе до абсолюта: есть, утверждают авторы, такое, занесённое в Красную книгу, похожее на крота животное – щелезуб. Водится он на тропических островах, у него жёсткая рыжая шерсть и голый толстый хвост. Туда же через чугунную ванну попадает бездарный бард, многоженец, вымогатель, лжесвидетель, авантюрист мелкого пошиба Бредо. В Одессе его разыскивают кредиторы, жена (последняя из шести) и целое сыскное агентство, а он себе голышом бегает по острову, поёт для фанатов-аборигенов, охотится на щелезуба, не замечая, что сам стал таковым.


И Бредо счастлив!


История бредовских авантюр перемежается в романе с историей возвышенной юношеской любви. Эти исповедальные страницы написаны с пронзительным лиризмом. Они возвращают читателя в мир нормальных человеческих чувств – жертвенности во имя любви, трепетности, доверчивости, нежности.


Ян дарит любимой уникальную, чудом взращённую Зелёную розу. Он готов принести к её ногам весь подлунный мир!


Казалось бы, напрашивается happy end.


Увы! Неловкое па в танце – и роза падает, рассыпается, исчезает.


Рассыпаются и отношения, хотя любовь жива, она не подвластна времени. Счастье, как видно, не может длиться дольше мгновения.


Так кто же из контрастных фигур жизнеспособней?


Авторы не дают ответа. Но объясняют, почему действен принцип единства и борьбы противоположностей. Вернее, излагает эти истины загадочная Улитка в ярко раскрашенном панцире, с рожками-антеннами в виде полумесяцев. Единственный моллюск, сумевший покорить сушу.


 


Как мне назвать тебя? Какая


В тебе загадка колдовская?


Праматерь всех существ иных,


Воздушных, водных и земных?


 


Д. Саклинг, поэт XVII века


 


Улитка – древний символ вечности и бесконечности. Её панцирь, закрученный в спираль, – иллюстрация закона развития природы и человека. Всё развивается по спирали. Привезённая Бредо с острова Гаити Улитка Камелия выползает из тазика и рассказывает Галине свою love story, и оказывается, что они зеркально похожи! Просто всё подчиняется законам Вселенной. Любимого Улиткой Сазана ловят удочкой. Другой превращается в человека типа Бредо. Улитка в отместку даёт ему в зубы – так получился щелезуб.


«Мы принесли на землю жизнь», – вещает Камелия, но Бредочеловеки опасны тем, что Вселенная может рассердиться и растворить земную жизнь в туманности Двойная Улитка.


Так что выбирай, человек: скатываться по спирали вниз и вырождаться в щелезуба или, ошибаясь, скорбя, теряя и обретая, неуклонно подниматься…


 


 


 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера