АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Николай Столицын

И вечность – нипочём

ЛУННЫЙ ШАМАН

 

Лунный шаман удар-рит

В лунный – холодный – бубен:

Брату – пора проснуться…

 

Старшего будит брата,

Лупит – в холодный бубен,

Космы его – трясутся…

 

В путанных чёрных космах

Звёзды застряли… частью

Ссыпались вниз, погасли…

 

Что же, шаман – доволен,

В бледную кожу бубна

Кроличьей лупит лапкой…

 

«Брат, поднимайся, в бубен

Солнечный бей скорее…

Эй, просыпайся, соня!!»

 

Лунный шаман смеётся:

Красный – горячий – бубен

Виден у края ночи…

 

Все-таки – брат проснулся,

Рокотом, эх, р-р-р-разбужен…

Солнечный, старший, ну же!!

 

 

БЛЕДНЕЮЩИЕ ЗВЁЗДЫ…

 

Бледнеющие звёзды

Нырнули в облака…

Увы, не оправдались

Надежды рыбака.

 

Погасла папироса

В тяжёлом кулаке…

В привычную обитель

Вернётся налегке?

 

А в термосе – гор-рячий

Да с мятою чаёк,

И Солнце потихоньку

Окрасило восток.

 

Пора бы – возвращаться

К бесчисленным делам…

Рыбак неторопливо

Кивает небесам…

 

Они его дождутся…

И удочки собрал,

И в синее, родное

Неспешно зашагал.

 

Подсвеченные Солнцем,

Ложатся облака

Ступенька за ступенькой

Под ноги рыбака,

Небесная обитель –

Совсем недалека…

 

 

КИТОВАЯ ПЕСНЯ

 

Белый слушает ночами,

Долгими, без снов,

Разрывающее сердце

Пение китов…

 

Самых разных очертаний,

Маленьких, больших,

Только белому остаться

Хочется – без них.

 

Да! киты поют о самом

Важном – для кита…

Ну, а белый – не ответит,

Даль его – чиста…

 

Не ответит, не сольётся

С пением чужим…

О, под ним – морская бездна,

Звёздная – над ним.

 

Что ещё? – киты умолкли…

Пение китов

Всё зовёт его ночами,

Долгими, без снов,

 

Всё зовёт его… напрасно:

Лучше промолчит

Белый-белый, одинокий

И счастливый кит.

 

 

РЫЧАЩАЯ EXISTENTIO. КИТЁНОК

 

К пению отзывчива

Синего кита,

Звёздами рассыплется

Неба чернота…

 

У китёнка – сла-абенький,

Тонкий голосок,

Даже в половиночку

Вытянуть не мог.

 

Заглушили бедного

Взрослые киты:

Достигая пением

Верхней черноты.

 

Мощное, прекрасное

Пение китов…

А китёнок к пению

Вовсе не готов.

 

Всё равно – старается,

Пробует опять,

Чтобы в общем пении

Тоже прозвучать!!

 

 

НЕБЕСНАЯ ЧЕРЕПАХА

 

Небесной черепахе

И вечность – нипочём,

Пылающие звёзды

Раздвинула хвостом…

 

Зелёными глазами

Таращится во тьму,

Спокойно поглощая

Её, её саму…

 

Работает утроба,

И, а-ах, уже вослед,

Вослед за черепахой

Плывёт неяркий свет.

 

Они плывут неспешно,

Бесцельно, никуда…

Ударилась о панцирь

Сверхновая звезда.

 

Царапина ничтожна,

Задерживаться что ж?..

Задумываться нужно,

Напрасно ли плывёшь?

 

Вовсю смещая звёзды

Стар-рательным хвостом,

Плыви без всякой цели,

И вечность – нипочём.

 

 

DE ПРОФУНДИС. УТОПЛЕННИЦА

 

Утопленница мается на дне,

В груди её, изъеденной мальками,

Как будто бьётся, жаркое вполне,

Живое… очарованная снами,

 

Бездонными, холодными, она,

Конечно, просыпаться не желая,

Неспешно поднимается – со дна,

Навстречу небу звёздному всплывая.

 

Улыбка, тронув вывернутый рот,

Лица подобье словно озарила…

Её неукоснительно влечёт

Незримая, чудовищная сила

 

К чему-то ослепительному… ах,

Не лучше ль – пребывать в привычных снах?!

 

 

DE ПРОФУНДИС. БОГ

 

Обычный Бог лежит в 6-й палате

И пялится в постылый потолок,

Вздыхает и томится на закате

Уставший от себя – обычный Бог.

 

Смиренно принимает препараты,

Почёсывая ноющую грудь,

И до размеров собственной палаты

Пытается Вселенную свер-нуть.

 

О, прежние бессчётные заботы…

Насколько проще с психами – ему?

Не сдерживая яр-ростной зевоты,

Неспешно погружается во тьму,

 

Когда во всей психушке гасят свет,

И кажется анамнезом – «Завет»…

 

 

ПОВЕЛИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ

 

Повелитель Времени,

Хмурый часовщик

Солнце, словно маятник,

Должен покачнуть.

 

Тронул бы легонечко –

Огненный бочок,

Запустил бы заново –

Звёздные часы…

 

Время – остановлено,

Смерти – больше нет,

Но и не рождаются –

Новые миры…

 

Часовщик задумчиво –

Смазал шестерни,

Пыль сдувая, звёздную,

Вытер циферблат.

 

Хочется – движения…

Хмурому, ему,

Чтоб омыл вселенную

Времени поток.

 

Тронул, тро-онул маятник,

Солнце по-кач-нул…

И услышал – звонкое,

Мерное «тик-так»,

 

И погладил ласково –

Звёздные часы…

Повелитель Времени,

Хмурый часовщик.

 

 

ОСЕНЬ

 

Разбитная молодуха

В полыхающем платке

Да под Солнцем заходящим

Зашагала налегке…

 

Ох, под пятками босыми –

Жухнет, ёжится трава,

И скукожилась, сопрела,

Посерела – синева…

 

И хохочет молодуха –

И шагает всё быстрей…

Листья, листья, багровея,

Так и сыплются – за ней.

 

Вот – набросила на Солнце

Полыхающий платок:

Жара в Солнце заходящем

Поубавилось чуток?

 

И пошлёпала босая –

По холодной по росе,

Словно иней, самый первый,

Седина – в её косе…

 

Заблестела развесёлым,

Разудалым серебром…

И взгрустнула молодуха –

И расплакалась дождём.

 

И опять – повеселела…

В полыхающем платке

Побежала, побежа-а-а-ала

И пропала – вдалеке…

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера