АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Гоголев

Смерть частникам


СМЕРТЬ ЧАСТНИКАМ!

Следователь долго всматривался в кишки. Никто из окружающих его людей в ту минуту, конечно же, не знал, о чем он думает. И вполне возможно, следователя переполняло чувство омерзения, но, возможно, ему так и хотелось смотреть и смотреть; еще как вариант, он мог думать и вовсе: как бы было здорово мне уединиться с этими прелестными кишочками в какой-нибудь уютной комнатке. И, что самое интересное, как будто бы специально, в подтверждение одной из наших догадок, он выдохнул, отдающий каким то волшебством звук – «Ммммммм… дааа…».

О, если бы в тот самый момент, в этой тесной, грязной комнате присутствовал любой мало-мальски одаренный писатель, он бы смог написать целый рассказ, да что рассказ – повесть, трилогию, эпопею о только что услышанном «Ммммммм… дааа…». Этим словесно-звуковым выдохом наш следователь описал (наверняка не отдавая себе отчета в содеянном, не прикладывая специального желания) всю,  так нам знакомую, до боли до желчи, жизнь. Причем у каждого человека конкретно было и есть свое «Ммммммм… дааа…», наполненное у кого счастьем, удовольствием, а у кого и потерей, утратой всего и всех. Всех святынь, которые только бывают у человека. Но именно в том, следовательском, «Ммммммм… дааа…» отразилось все многообразие, вся палитра оттенков, которые только могут быть у случайного, незатейливого, на первый взгляд выдоха…

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– алло!
– да…
– это ремонт компьютеров?!
– да…
– у меня сломался монитор, можно вызвать мастера?!
– да… когда вы можете…
– если можно на завтра, в часов 12!
– давайте лучше я приду… в часиков… 16…
– ну ладно, куда деваться.
– скажите ваш адрес…
– записывайте _ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _ (адрес)
– а это где такой?...
– это _ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _
– да … хорошо… я понял…
– до свидания…
– до свидания

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Дмитрий выключил телефон и уныло посмотрел в окно.
«Пидарас какой-то,  –думал он. – Разве так можно? Я ему – алло, а он – да! Что да?! Ну, нет бы сказал – ремонт компьютеров, я слушаю… а он, вот же тварь! «Да» выдает!».
– И, что самое главное,  –он начал уже произносить слова вслух. – Зачем! Зачем надо спрашивать, когда я смогу, если все равно назвал свое чертово время! Скотина! Сволочь! Как я их всех ненавижу! СПАСИ ГОСПОДИ МОЮ ДУШУ…

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Да! Следователь я – ГОВНО!
Петр Эдуардович сидел в самой разпиздяйской позе, которую может себе позволить в полном одиночестве мужчина вечером, дома, в кресле. Он потягивал некогда холодное пиво, уже успевшее согреться в его руке, изредка рыгая и улыбаясь. Улыбка его была презрительной и издевательской, но ее вызывал он сам, осознавая никчемность своего жалкого существования. Он жил один в старом доме, в однокомнатной квартире, издевательски бедно. Причем эту нищету, как и улыбку, он направлял против себя самого. Зачем и для чего, это для всех оставалось загадкой. За всю жизнь Петя успел добиться малого, настолько малого, что ему ни вспомнить, ни рассказать было нечего. Ко всему прочему сегодня опять был найден труп. И это его не радовало. Петя понимал, что работа, скорей всего, его убьет – либо физически, либо духовно. И что он сам никакой не разведчик, не следователь, не сыщик, не муж, не отец, а просто – говняшка. Он часто представлял себя этой самой маленькой говняшкой. Маленькой, никому не нужной, беззащитной бедняжкой говняшкой! На сей раз эта фантазия так растрогала Петю, что он чуть не заплакал, но, вовремя рыгнув,  вспомнил, что у него очень много дел…
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __


Он нервничал. Электрические часы показывали без двух минут четыре. Раздался звонок. Дмитрий взял телефон.
– алло…
– я по поводу компьютера…
– да, я слушаю…
– понимаете, я не успеваю, задерживаюсь на заказе. если вы согласны подождать, я смогу придти только через час…
– хорошо… я жду вас в 17 часов…
– до свидания…
– до свидания…
Дмитрий бросил сотовый на диван.
– вот же тварь! мразь чертова! жди его теперь целый час!
Его переполняло чувство гнева вперемешку с ощущением, что ничего нельзя изменить.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Пивка бы сейчас. Такой средней теплоты. Я б, наверное, просто взорвался от счастья, – мечтал Петр Эдуардович на работе, ковыряя указательным пальцем в ноздре. Это весьма неприличное занятие он уважал больше других неприличных занятий. Если кто-то заставал его в такой момент, то Петя без капли неудобства объяснял, что у него насморк, да такой, аж сопли засохли. И никак, кроме как пальцем их оттуда не вытащить. Неизвестно, как реагировали на это окружающие, но в носу Петя продолжал ковыряться регулярно.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Дмитрий был среднего роста, совершенно дурацкого телосложения (местами – худ, местами – толст). Всегда находился в задумчивом состоянии. Он нигде не работал, друзей у него не было вообще, в основном все время проводил дома. Именно дома. В частном доме без удобств. Его соседями, которых он крайне редко видел, были в основном старушки, доживающие свой век в жутких условиях, со своими непутевыми, пьющими детьми или же совершенно одни. Когда Дмитрий попадался им на глаза, они любили с ним поговорить, возможно, потому, что видели в его лице не потерянное поколение, которое разлагается под пиво и всяческие средства массовой информации (в смысле телевизоры), а, наоборот, очень скромного, вежливого, молодого человека, который всегда спросит о самочувствии стареющего организма; причем всегда выслушает их незатейливые истории про спивающегося сына и про дорожание всего на свете.
Хотя Дмитрий нигде не работал, никому даже не приходило в голову – почему? – и на что он живет.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Дано два трупа. Один с кишками наружу и с пальцами, другой с кишками внутрь, но без пальцев. С помощью недюжинных умственных возможностей я смог понять, что они как-то между собой связаны. Но как?! – Петр Эдуардович схватился за голову.
– Думай, думай, думай! – проговорил он вслух.
– Если очень много думать, можно очень сильно пукнуть!!! –  визжа, ворвался Вадим Григорьевич.
Раздался общий добродушный смех.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Была зима. Январь. Дмитрий шел домой, как неожиданно ему бросилось в глаза объявление, просто выведенное черной краской на стене одного из гаражей, которые окружали частные дома в большом количестве. Объявление о ремонте компьютеров. В любой другой день он прошел бы мимо, просто не заметив эту надпись, но именно сегодня у него что-то случилось со стареньким монитором. Он напрочь отказывался работать. Дмитрий, с первого взгляда запомнив номер указанного телефона, прибавил шагу. Падал мерзкий снег.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Антон, несмотря на довольно полное телосложение, старался, как можно быстрее успеть на заказ. Он был свободолюбивым человеком и поэтому быстро понял – лучше иметь свое собственное дело. Компьютеры Антон знал средненько, но склонность к разнообразным авантюрам, смелость и принцип, что все можно преодолеть, привели к идее о частном ремонте, так необходимой в современной жизни техники. Заработанных денег ему вполне хватало, да и клиенты, почти всегда, оставались довольны. И, что самое важное, Антон был сам себе хозяин.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Быстрым шагом он добрался до дома.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Тук-тук!!! грох-грох!!! Петр Эдуардович стучал в калитку. Через семь минут вышла измученная, потрепанная старушка. «На хуй! На хуй!!!»  –доносились из дома пьяные, мужские крики.
– Следователь Конфеткин. Сегодня вашего соседа нашли, так сказать, мертвым. Вы очень можете помочь следствию, если ответите на несколько вопросов. Что вы делали вчера вечером?! А?!
По лицу старушки побежали слезы, ей было искренне жалко Дмитрия.
– Убили…  –пробормотала она, давясь от горя.
– Наверняка! – сказал Петя.
– А вчера я телевизор весь вечер слушала…
– На хуй! На хуй! – неслось из дома.
– Заткнись изверг, все душу мне измотал!
– Кто!?
– Да сын, окончательно спился! Смерти моей добивается!
– Щас, я его блядь на пятнадцать суток посажу!    
– Посади! Посади! – обрадовалась старушка.
– Ну все! Щас я его!
– На хуй! На хуй! – доносились крики…

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Антон неплохо знал это место. Особо знакомым ему показался забор. Хотя, он поймал себя на мысли; старые, покосившиеся заборы мало, чем отличаются друг от друга. Он позвонил клиенту, сообщил, что прибыл.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Что вы можете сказать о погибшем?
– Да Митек был ебанутым, да и пидор наверняка. Сидел целыми днями дома. Девчонок рядом с ним я никогда не видел. Да вообще – баба, а не мужик! Спаси Господи мою душу…
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Дмитрий сильно разочаровался, увидев перед собой мастера по компьютерам. В его воображении сложился образ совершенно другого человека. Более старшего возраста, внушающего доверие. А тут стоял пухлый двадцатилетний парень, вызвавший стойкое отвращение у Дмитрия. Но, несмотря ни на что, подал знак, чтобы тот прошел во двор и даже протянул ему руку. При мгновенном рукопожатии, Дмитрий ощутил то самое – мерзкое, теплое, мягкое прикосновение кожи, которое его так покоробило. Он еле-еле сдерживая переполняющее отвращение, махнул рукой в сторону дома. Пропустив мастера вперед, проследовал за ним.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

С преступным миром Дмитрий не был связан вообще и никогда. Все живущие рядом преступные элементы знали, что, мол, живет здесь один. Денег у него нет и не было и сгодится он ни на что не может. Так что все к нему привыкли. Он никого не трогает и его никто не трогает. За приделы своей остановки он особо никогда и не выезжал. Да и навряд ли его кто-то там знает, – рассказывали следователю.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Антон резко очнулся, пытаясь из всех сил восстановить картину происходящего.
Его пухлые руки были связаны вместе тонкой веревкой и обмотаны скотчем. Точно так же обвязаны и ноги. Антон лежал на полу.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Полтора часа назад Дмитрий был погружен в сильнейшее раздумье, постепенно переходящие в медитацию. Он представлял себя, стоящего на крыше девятиэтажного  дома, ощущая всем телом чувство приближения смерти. Обязанность умереть – да, спрыгнуть… спрыгнуть головой вниз… наблюдать как секунды разделяют… нет, наоборот приближают все ближе и ближе… все ближе и …это сладкое мгновение ценою – длиною в жизнь…конечно же, не своей жизни, а человеческой, общемировой. Раз – мира нет… я убил всех людей, весь мир – убил я один, прихлопнул его своим телом… я пробил дыру в бездну… в бесконечность, а там меня ждет Создатель всего… всего сущего – КОАЛА!!! В тот самый момент, лицо Дмитрия расплылось в улыбке, и он произнес, смакуя каждую букву «К – О – А – Л – А». Открыв глаза, он увидел лежащего на полу человека в бессознательном состоянии. Дмитрий, нагнувшись к телу, встал с пола, напевая: «Я люблю насиловать усопших детей!», вышел на кухню. Через несколько минут он вернулся, держа в руке охотничий нож. «Я люблю насиловать усопших детей,  –повизгивал Дмитрий.  – Я люблю насиловать усопших детей!»
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Эх…  –вздыхал Петр Эдуардович. – Надо бы проверить, кому он вчера звонил…
Но, не успев и домыслить, он принялся зевать. Зевал Петя с душой, вкладывая в это дело, в отличие от других людей и дел, особое значение. Он широко открывал рот, наслаждаясь каждым мгновением.
– Эх, если бы я мог вечно так зевать! – стал только было Петя мечтать, как зевота резко прошла. Он уныло опустил глаза и открыл рот еще шире, в надежде зевнуть еще раз, но судьба отнеслась к этому намерению отрицательно. В расстроенных чувствах, он схватил сотовый Дмитрия, ища хоть какую-нибудь зацепку. В набранных номерах стояли одни лишь цифры, ни одного имени, ни одной фамилии. В полученных звонках  ситуация была та же.
«Ой-ой-ой!  –мелькнуло в голове Пети. – Я сейчас зевну!» Но нет, это была ложная тревога.  
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Антон еле-еле смог придти в себя. Туман еще стоял перед глазами. Он не мог встать, его ноги отнялись. Постойте-ка! руки, оказывается, то же не шевелились. Пальцы были отрублены через один, и там и там. Тошнота перекрывала ему дыхание. Антон захлебывался от крови и рвоты. Перед ним лежал, весь перекореженный, тот самый клиент. Его тело было залито кровью. Антон разглядел – у трупа вспорот живот, он покоился на своих же, вывалившихся органах. Антона вырвало. Он плакал и кричал, в надежде, что хоть кто ни будь, его услышит.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Петр Эдуардович размышлял.
– Его убили. Так. В начале компания людей бухала…
Петина мысль, неожиданно, оборвалась. Камнем преткновения стало «волшебное» слово – «бухала». Он почувствовал, как слюна накапливается у него во рту. Петя сглотнул.
– Ну, все на сегодня достаточно работы! Пора домой!

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Антон лежал на диване, тяжело дыша. Он не мог поверить, что все-таки добрался до дома. Его голова разрывалась на части от боли и величайшего на всем свете вопроса – что делать? Идти в милицию было нельзя. Антон всегда соблюдал принцип – никогда не обращаться к ментам, все решать самому; и еще менты – пидарасы… Он закрыл глаза и тихо застонал: сука, сука…

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Военные – ублюдки! Военные – дерьмо! (песня гр. «Пурген», прим. автора) – неслось из окон дома. Петр Эдуардович шел, медленно передвигая ногами. Придя домой, он расплакался, уткнувшись лицом в подушку и пробыл в такой позе до тех пор, пока подушка не намокла от слез. Подняв голову, Петя запричитал:
– Я всего лишь маленький милиционер, что я могу сделать! Я крошечный милиционерик в бушующем море страстей. Господи, спаси раба твоего Конфеткина Петра Эдуардовича…
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Эй-эй! Жирная тварь! – улыбаясь, визжал Дмитрий.
Антон лежал на полу, замотанный веревкой и скотчем. В тот самый момент, Дмитрий больше всего боялся, что он развяжется.
– Как же я ненавижу тебя! Как же я ненавижу всех людей! Я люблю, лишь усопших младенцев! – нараспев произнес Дмитрий.
Антон пытался изо всех сил выбраться. Первые минуты ему казалось, что сейчас все это дерьмо, которое его связывало, разорвется и вот тогда он будет долго-долго бить этого пидараса до тех пор, пока тот не сдохнет. Но его планам не суждено было сбыться.  
– А сейчас я буду отрубать тебе пальцы, хоть как-то попытаюсь сделать из жирного ублюдка существо, более-менее похожее на человека. Пальцы – это единственное, с чем так просто может распрощаться сволочь, которая ремонтирует эти ебаные компьютеры. Вот скажи, зачем нужно предлагать свои так называемые услуги нормальным людям, если есть куча, просто гора, нормальных человеческих фирм? А ты, ублюдок, думаешь, что тебе все можно? Но нет! Коала покарает тебя, мразь, мерзость! Мне тошнотворно смотреть на тебя, жирдяйская свинья!!! – Дмитрий взмахнул ножом. Два пальца отлетели…

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Следователь Петр Эдуардович курил, вспоминая перестроечные годы, когда в городе было так напряженно с табачными изделиями.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Лицо Антона перекорежила боль. Он начал биться головой об пол.
– Что, больно?! А мне, думаешь не больно?..  –Дмитрий взмахнул ножом. Еще два пальца отлетели.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

– Да нет, конечно же, нет, его наверняка пытали! – Петр Эдуардович пытался восстановить картину убийства. – Его связали скотчем и били, требуя денег. Но денег у него не оказалось. А откуда же они возьмутся, твою ж мать, если зарплаты на неделю не хватает! Живем – нищета нищетой! Вместо зажигалок спичками, спичками, пользуемся. А как не пользоваться? Я на эти три рубля спичек до хуища накуплю. А эти говнюки из-за денег простой народ губят! Просто геноцид простого, трудящегося населения! Напокупают ножи и думают – я богат, иди, убивай справа налево…
Петя еще долго философствовал о судьбах несчастных сограждан своей великой страны.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __

Антон скончался утром.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

– Я тут номера телефонов проверил, так вот, гражданин Дмитрий звонил мастеру по компьютерам, а этот мастер-ломастер, гражданин Антон звонил Дмитрию. О чем они калякали, остается загадкой. Но так как у Дмитрия экран не показывает, я проверял, значит, вызов он делал, что бы тот его отремонтировал…
Тут Петр Эдуардович задумался…
– Вот же живут люди, компьютеры имеют, а тут ни то что бы старенький, развалюшный, никакого вообще нет! Чертовы буржуа, правильно вас и убивают!
– Ну-ну…
– А так вот, пальцы я отрубленные нашел! – одухотворено произнес Петя. – Всего восемь…
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

Антона убивала ужасная боль. Он чувствовал – всё. Именно то самое всё. Всё – когда всё включено. И всё – когда всё, конец. Жизнь вытекала струйками крови на ковер.
– Смешной ты…  –как-то сочувствующе прокомментировал Дмитрий,  –потом вспоминать меня будешь?
Антон исказился в лице.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

Сегодня Петру Эдуардовичу никак не удавалось сосредоточиться.
– Гражданин Дмитрий был найден с кишками наружу! – Петя заулыбался.
Выражение «с кишками наружу» показалось ему очень остроумным.
– Нет, ну ладно бы с майкой наружу, а тут – с кишками… ха – ха – ха! – захихикал Петя. – Ну, я и задвинул! Слушай, слушай! – давясь от смеха, он обратился к Вадиму Григорьевичу.
– Вадик, слушай, сейчас такое выдам, ты просто улетишь!
– Ну, давай! Давай! Удиви меня!
– Нет, нет, тихо, тихо! Приготовься сейчас! Сейчас слушай, слушай! (через три минуты) С кишками наружу! – прокричал Петя.
– Ха – ха – ха! Ха – ха – ха! – начали они теперь, уже оба, давиться от смеха.
– Да, не ожидал я такого поворота событий! – заметил Вадик. – Вот всегда так! Как отмочишь чего-нибудь, так просто… ха – ха – ха! невыносимо… ха – ха – ха!

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

– Коала, милая Коала,  –напевал Дмитрий.
Он сидел на полу, вращая в руках охотничий нож.
– Милая! Моя милая Коала! Скоро мы встретимся. И тогда, несмотря ни на что, мы всегда будем с тобою рядом! Всегда!
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

– Он, наверное, был сектантом. Ох, как я не люблю сектантов. Я б их всех расстреливал!
– Да ладно, они же ведь тоже люди,  – Вадим Григорьевич пытался успокоить разгоряченного Петра Эдуардовича.
Но это только Петю еще больше раззадоривало.
– Нет! Расстреливать и точка! – на этом они и замолчали, и каждый стал думать о своем. Петя, не известно о чем, а Вадик, тот самый легендарный Вадик, у которого по жизни была лишь одна цель и задача – игральная приставка «Денди»!..
В начале девяностых, он, один из первых, приобрел «Денди». И с тех пор с ним не расставался. Телевизор он не смотрит, женщинами не интересуется. «Денди»  – это жизнь моя! – любил он рассуждать. Причем у него было только два картриджа, но их ему хватало с лихвой! «Пусть подохну как собака, а с «Денди» не расстанусь!»  – обычно так вгорячах говорил Вадик.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

Дмитрий без раздумий вонзил уже окровавленную сталь в свой дряблый живот… хлынула кровь.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

– Вот ты знаешь, мы с тобой тут сидим, ни хуя ничего не можем. Ни преступника поймать, ни трупы пристроить. И я уж было начал думать, что мы вообще – полное говно! Но…
– Но! – вскрикнул Вадим Григорьевич в предвкушение гениальной мысли.
– Но… я тут на днях по телику смотрел мультик, ну ты, наверное, знаешь этих, блядь, как там их, ебнутая семья, ебнутый город, ебнутая страна…
– «Симпсоны»?  –угадал Вадик.
– В самую точку! – завопил Петр Эдуардович. – Так вот, там тоже менты никак не могут ничего нормального сделать. Прямо как мы с тобой!
– Без пизды! – с умным видом произнес Вадик.
– Что «без пизды»?! У них там вообще ничего плохого не происходит, а если что и не так, то все равно в конце все клево, все ништяк, а мы с тобой и впрямь полное говно! Но…
– Но! – Вадик чувствовал всем телом, что сейчас Петя задаст, что-нибудь эдакое.
– Но! У нас есть право – пиздить, отнимать, сажать! И вот тут то и оказывается, что мы никакое не говно! Мы – сила! Мы несем свет в этот мир! Мы боги, управляющие судьбами людей и вещей! Мы с тобой великие люди! Мы – создатели истории человечества! Ты ощущаешь это, Вадик, а?!
– В самую точку…
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

Дмитрию снилось, он занимается любовью с Коалой.
«О – А – О – А – А – О!!!»  –трепетала Коала. Дмитрий сразу догадался, что имеет дело с искусной любовницей, которую не так просто будет удовлетворить. «Давай! Давай!!!»  –визжала Коала. Честно сказать, Дмитрий уже намеривался кончить, но поняв, что его подруга, только, можно сказать, начала, потупил взгляд и принялся думать о холодце. Он понял, перед Коалой нельзя оплошаться, а Дмитрий как раз с детства не мог смотреть на желе. Его сразу начинало тошнить, это помогло, он не кончил, пока. Но Коала не унималась – «Давай, давай! Хватит там сюсюкаться!!» Дмитрий понял – не надо уж было заниматься сексом с Коалой. Хотя как все хорошо начиналось…
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

– Да я знаю, я видел…
– Что, что, что?!!!
– Ты не поверишь, но постарайся…
– Да, давай! Удиви меня! – верещал Вадим Григорьевич.
– Приготовься! Шевчук – это женщина!
– Нууууууууууу!!! Я так и знал! Я давно уже об этом думал, но боялся с кем-то поделиться своими наблюдениями!
– Точно, точно! Тебе тоже всегда это казалось! Да я давно мучился и теперь понял, Шевчук – старая, волосатая баба! С маленькими сиськами!
– Точняк! Просто, стерва старая эта Шевчук! Ебет мозги нам баба!
– Я еще очень давно думал, как мужик может быть таким говнюком, таким стервозным говнюком, а сейчас я открыто говорю – истеричка эта, блядь, Шевчук!
– О как мозги всем запудрила!
– А ты знаешь почему?!
– Почему?
– Потому, что ее никто не ебет! Правильно, кто будет ебать такую бабу! Она все прочухала, решила сама всех ебать, переоделась в мужика и давай пошло-поехало. Мозги всем ебет. Причем шизо-баба, уже сама себя мужиком считает, но нас то не проведешь! Мы с тобой следователи со стажем!
– Вот же баба, просто зверь!
– Да и к тому же к военным неравнодушная баба попалась, а пафоса сколько! Ой блевать хочется!
– Надо же, какая ловкая баба…
– Родись бы ты тоже бабой, с таким ебалом и не то бы сделал!
– И не говори…

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

Как там его с кишками-то, Дмитрий позвонил этому мастеру-ломастеру, вызвал его, тут притопал этот беспалый Антошка. Захотел спиздить какую-нибудь хуйню. А тот прочухал, ебнув его по голове, связал и хотел позвонить в милицию. Антошка – попердев немножко, попытался даже связанным, опять слямзить, а Митек увидел это и отрубил тому пальцы, мол, не воруй, пидор. Антошка – жирная ножка. Впал в бешенство, типа сам пидор, а мне пальцы рубишь, вскочил и вспорол Дмитрию живот. А так как он, беспалый идиот, виноват, пошел домой и дома уж скончался от большой потери крови.
Петр Эдуардович восхитился своей сообразительностью.
«Это же элементарно!»  –думал он.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

я намериваюсь рассказать анекдот
напрягаюсь открываю рот
но не могу сказать ни слова
анекдот такой смешной
что я просто обязан его рассказать
но не могу не могу физически
не могу выдать и звука давлюсь
внутренним смехом
просто разрываюсь где-то внутри
а на деле не писка не вздоха не выдоха
вспоминаю матерное слово и кричу его
его все слышат смотрят на меня
говоря как некультурно качают головой
услышали думаю сейчас я им анекдот бахну
но нет не могу не могу теперь вспомнить его
и вот тут то еще хуже прежнего
весь выворачиваюсь наизнанку тужусь
да как же там
какой анекдот
хотя бы о чем он
да не о чем
да и не анекдот это вовсе
а так только мысль
что и должен
что-нибудь эдакое  
двинуть
но нечего
да и незачем
сижу в комнате один
да и думаю
мысли хорошие нагоняю
что все ништяк
и начинаю думать о другом

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

Родственников у Дмитрия не было. Самые близкие – мама спилась и в один прекрасный день исчезла, возможно, она  жива и сейчас, но ее место нахождения навсегда осталось загадкой; а папа, как это все ни банально, скончался когда Дмитрий был еще маленький.  Сестер и братьев никогда не было.
_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ _

– Ты знаешь…  –с дрожью в голосе произнес Петр Эдуардович,  –а я вроде бы раскрыл преступление…
– Знаешь…  –с горечью ответил Вадим Григорьевич,  –а я так и подумал… пора бы уже… время обязывает…
– А мне сегодня еще приснился сон…
– Любопытно какой…
– Коала! Ну, знаешь животное! Будто пришла она ко мне в гости, а я такой – рад вас видеть, а она – мерси, а потом…  –Петя резко замолчал.
– У меня такое ощущение, будто я знаю, что потом. – загадочно произнес Вадик.
– Ну и что же?..  –Петин голос задрожал сильнее.
– А потом – суп с котом! Хуйня все это. По телевизору слышал, батюшка говорил, что не рекомендует церковь о снах думать, не хорошо это… упаси Господи мою душу…
– Ты же телевизор не глядишь.
– А у меня горе… «Денди» умер…  –немного погодя добавил Вадик. Слезы наворачивались на его глазах. – Я решил уйти из милиции. Пойду технику ремонтировать, ну знаешь, телики, компьютеры, возможно… Ты как думаешь?…

Петя ничего не думал, он смотрел на все стеклянным взглядом. И где-то, в глубине его души загорелось любовным пламенем волшебное слово «КОАЛА»…
2008г.  

К списку номеров журнала «ВАСИЛИСК» | К содержанию номера