Олег Зайцев

Мотыльки белым пухом кружат

***

 

У каштановых свеч мотыльками кружится весна,

Обжигает рассвет раскалённо-малиновый диск,

И ложится мазком первый луч, раскаляясь докрасна,

Предъявляя природе энергозатратночный иск;

И разлив акварель, тихо шепчется дождь по дворам,

Наступая на пятки сонливо бредущей жаре,

Размешала природа вино человеческих драм

И приправила лёгкостью, той, что сродни мишуре.

В ожидании вновь занавески стыдливо дрожат,

И скрипит второпях кем-то настежь открытая дверь…

В конусах фонарей мотыльки белым пухом кружат,

Сумрак лижет клубком жёлтым в небе свернувшийся зверь.

 

 

***

 

Родина малиновым кустом

Поманила в дальние пределы.

Молча осеню себя крестом,

В чащу зашагаю шагом смелым.

 

Затеряюсь в тропках наугад,

И вдыхая запах спелых ягод,

Вдруг пойму, насколько я богат,

Избежав чужбины дальней тягот.

 

Тиньканье ли пташечки лесной,

Или попрыгунчика в ложбине

Я воспринимаю, как чумной:

Ими грезил, брежу и поныне.

 

Выйдя на полянку в солнцепёк,

С перьевыми закружу я в танце…

Да хранит мой край родимый Бог,

Не порабощают иностранцы.

 

В чащу опускается закат,

Комариный звон лелеет душу:

Я безмерно, сказочно богат

Тем, что эту сказку не нарушу!

 

 

***

 

Стучит и пульс, стучит и клюва бронь,

Он кардинал: он в кардинальской шляпке.

И если вдруг на промысле, не тронь

Его, не тронь пернатой лапки.

 

Повсюду стук, и эхо бередит

Чужую душу, скрывавшуюся в соснах.

Он платит щедро, но живёт в кредит:

Природе независимость несносна.

 

Не глаз – алмаз: не спрячутся нигде

Ни гусеница и ни жук, ни мошка –

Стучать рождённый, держит он в узде

Тех, кто природу точит понемножку.

 

Он мессу монотонную с утра

Зарядит, и почудится в округе,

Что жизнь не однозначна, а мудра,

Что кроны не податливы, упруги.

 

Рябит в глазах прекрасная пора,

Всё создано для наслажденья вроде,

Как жаль, что принцип «горе – от ума»

Срабатывает в точности в природе.

 

 

***

 

                    памяти И. Бродского

 

Мы одиноки оба, каждый – в меру,

Которая вместилась в чашу жизни, –

Свою ты отпил, я – пока что мерю…

Насмешник: «Поперхнёшься, тут же свисни».

Но если одиночество сольётся

Ещё с одним – коктейли нынче в моде –

То кто из нас нырнёт на дно колодца?

Ответ туманный: «Это – по погоде…»

Погода – дрянь: столетье на исходе,

А вместе – и великие поэты

Из жизни всё уходят… «Все уходят» –

Спокойно возражаешь мне на это.

Согласен. Но уходят, не кивая

И даже не окончив разговора,

Ты, впрочем, за своё: «Строка – живая,

Она опять сведёт Вас. И до скоро…»

Скорее бы: теперь уже нет мочи,

Ещё чуть-чуть – кажется, завою.

Но ты умолк? А кто же напророчит,

Мне – чашу иль – в колодец, с головою?..

 

 

***

 

Жизнь не в большом таится,

Кроется в мелочах.

Руки раскинь, как птица,

Дрожь улови в плечах.

 

Дай разогнуться чувству,

Мыслям набрать разгон.

Чтобы припасть к искусству,

Совесть поставь на кон.

 

И растекутся строки,

Зашелестят листы;

Жизни забыв уроки,

В них окунёшься ты.

 

В них распознаешь тайны,

Истины бытия.

Мелочи – неслучайны,

Скрыты в них ты и я…

 

Видеть одно большое –

Это не жизнь – враньё…

Хватит читать чужое,

Надо писать своё.

 

 

***

 

И иней серебрит поляны,

И красный лист деревья жжёт –

Октябрь зализывает раны,

Диск лунный, как монета, жёлт.

 

В молочном мареве кварталы,

Хватив простуды через край,

Вдруг заблестели, стали алы –

Мелькнул луч солнца, как искра.

 

И заморозкам наступая

На пятки, в Минск спешит рассвет.

И в шарф закутавшись, любая

Синоптик здесь и краевед.

 

Вновь клёкот стай, летящих к югу,

Вновь запах выпревшей травы:

Природа мечется по кругу,

И увядает всё, увы…

 

Осенний холод, отрезвляя,

Подсказывает нам уже,

Что скоротечна жизнь. И зла я

За это не держу в душе.

 

 

У ДОМА

 

Хрустят, кусаются морозы,

Пестрит узорами стекло,

На лицах бусинками слёзы,

И скулы стужею свело.

 

Деревья точно изваянья,

И тени мёрзнут на снегу,

А ветра терпкое дыханье

Вдруг превращается в пургу.

 

По озеру позёмка пляшет,

Ей тучи хмурятся в ответ;

Заря на западе всё краше,

Укутал небо алый плед.

 

Поскрипывают двери глухо,

Скребётся в форточку метель,

А там, внутри, тепло и сухо,

И сытный ужин, и постель.

 

 

***

 

Даже ночь не даст прохлады –

Не жалей и не проси, –

Лишь настырные цикады

Глушат «Голос Би-Би-Си».

Лишь вдали мигают томно

Фонари, зрачки окон,

Да собака, знать бездомна,

Лает – ищет испокон…

Но хозяин затерялся,

Только небо – ей в ответ –

Эхо шлёт, как ритмы вальса,

Свод небес упругий ведь.

Только гуще вьются тучи,

Одинокий глаз луны

Свет, как шапку, нахлобучит

На людей, попавших в сны.

Только гул автомобилей

Прорывает тишину,

И часы, давно забили,

Время ткут. И я усну.

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера