АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ольга Гуляева

Буркина-Фасо

Родилась в городе Енисейске. Училась в Красноярском государственном университете на филологическом факультете, работала корреспондентом «Сегодняшней газеты». Позже окончила психологический факультет Красноярского педагогического университета. Стихи публиковались в альманахе «Енисей», журнале «День и ночь», газетах «Енисейская правда», «Красноярский рабочий», а также коллективных литературных сборниках. Живет и работает в Красноярске.


 


Буркина-Фасо




Уехать в Буркина-Фасо – поскольку там зимой теплее.


Доить козу, жевать песок, пахать песок, в него же сеять;


забыть произносить слова, оставить космос космонавтам,


дружить, ваять и воевать предпочитая бесконтактно.


Смотреть, как движется луна, и как её догнали тучи,


и, улыбаясь, вспоминать какой-нибудь фейсбучий случай.


И ощущать, что дождь косой, но он не действует на нервы.


Уехать в Буркина-Фасо. И там всю жизнь любить бербера.


 


Варя




Всё было чинно, важно, благопристойно –
Двухцветный фикус в кадке и свет торшера,
И толстый кот по имени Аристотель
Читал Камю и выглядел совершенно;
И всё, смещаясь, длилось одновременно –
Пшеница, уголь, чётки и ёшкин корень,
И бэтээры, и тараканы, и Ойкумена,
В которой небо, в котором рыбы, в которых море;
Корова в капле, куры, и вол, и ослик,
И повороты разных других историй...
Волхвы. Младенец в яслях. А где-то возле
Учёный кот по имени Аристотель.


 


Лот




Всё в движении: капает с крыш весна, 
Некто пялится в небо, думает о былом. 
Если ангелы постучатся – их пригрозят познать - 
Потому что Содом – во все времена Содом. 
Пахнет мясом и женщиной. Ходит официант. 
И на спинке стула чей-то висит пиджак. 
Лот привычно курит. Его бы поцеловать. 
Лот начитан, невзрачен, слегка зажат. 
Разомлел от напитков, телу его тепло. 
Вспоминает слова, записывает в блокнот. 
Подойти к нему, поздороваться... Только Лот 
Надевает пальто – потому, что сейчас уйдёт. 
Поздний вечер музыкой ветра застыл в дверях. 
Бог, ворочаясь, засыпает, хочет для всех добра. 
Недобитые ангелы где-то вверху парят. 
Лот звонит дочерям, выходит. Ему пора.


 


Ми-8




А в природе и нет накаких голубых вертолётов –
Есть Ми-2 и Ми-8, и Ка-26.
Голубой вертолёт был придуман для ровного счёта –
Чтобы дети считали, что в мире волшебники есть.
Голубой вертолёт – это вымысел детских поэтов –
У поэтов, известно, всегда нелады с головой.
Папа мой прилетал в вертолёте защитного цвета –
Привозил осетрину, икру и людей с буровой.
И вода в Енисее всё та же, и небо над кронами сосен,
И деревни всё те же, и те же стоят города,
Но другой бортмеханик летает теперь на Ми-8,
Только звук отличу от других и услышу всегда.
А волшебники есть. Снова лопасти крутят пространство,
Даже если на том берегу и почти что затих,
Даже если оранжевый, авиалесоохранский –
Это папа в Ми-8 по синему небу летит.


 


Баттерфляй


 
И студия рекламы "Баттерфляй", 
И кривенький ларёк "Живое пиво";
Планета называется Земля,
И космонавты знают – здесь красиво.
Пустая голубятня. И гараж.
Внизу говно. На крыше ржавый флюгер.
Фасад. Витрина. Магазинчик "Наш",
И рядом "Ритуальные услуги".
И кто-нибудь хороший и родной
Убит, зачёркнут, выдран, нету, содран.
Идти. Споткнуться. Наступить в говно.
Остаться честным, оставаясь добрым.
Переиначить, сделать всё не так –
И мир покажется значительно приятней:
Говно. Соседки. Трупики собак.
Гараж. Ларёк. Пустая голубятня


Серёга




Да, Серёга, мужик ты, конечно, достойный, приличный,
В меру куришь и пьёшь, и достаточно толстый,
Но уж если от мужа гулять, то гулять с Камбербичем –
Ты, Серёга, не тянешь на Шерлока Холмса.


Мне серёжки подаришь? С алмазом? Да ладно, иди ты.
И колечко подаришь ещё? и оно золотое?
Бенедикт голубой? Мне не стоит гулять с Бенедиктом?
Можешь сутки подряд? С Бенедиктом в натуре не стоит?


Мы бы с ним бы уехали в глушь, мы осели бы в Томске –
Потихоньку от мужа, чтоб муж ничего не заметил.
Завели бы свинюшек и прочих домашних питомцев,
Завели б огород и у нас появились бы дети.


Завели бы курей, развели б на продажу бульдогов,
Камбербич целый день у меня б отрабатывал брекфест.
Я не буду с тобой, извини, ты не Шерлок, Серёга.
Мне не надо кольца и преступного грязного секса.


Для души, говоришь? Открываешь мне чистую душу?
Достаёшь для меня из своей головы тараканов?
Ты, Серёга, не Шерлок. И мне даже на дух не нужен.
С Бенедиктом бы да. А с тобою, Серёга, не стану.


 


Руслан и Людмила




А она его полюбила и прикормила –
Он однажды в любви ей признался, пьяный.
Крашеная блондинка. Звали её Людмила.
Местный электросварщик. Звали его Русланом.
Он был бабник, но обаятельный добрый малый –
Он поддерживал глупые женские разговоры.



Но Людмила никуда ему не упала –
Он пытался сплавить её Черномору.
А она сидела в табачном своём киоске
И мечтала с любимым Русей кутить на юге –
Так мечтал, наверно, Иосиф Бродский
О каком-то загадочном римском друге.
А потом разливала ночь по земле чернила,
Возвращался Руслан – неизменно пьяный.
И она с ним говорила и говорила –
Как когда-то с няней пушкинская Татьяна.
А потом наступила весна. И, конечно, лето,
И Людмила в брак вступила. В законный.
Черномор привлёк её интеллектом.
Сокрушалась всё, что простой электрик.
Но сейчас присматривается к почтальону.


 


виноград




Охранники рьяны, когда стерегут виноград.
В крови заиграли гремучие древние яды.



Столетья назад. На мгновение раньше. Вчера.
Иди же ко мне, господин моего винограда.
Дрожание неба и ржание рыжих кобыл,
И кипарисы, проткнувшие мякоть рассвета.
Не капли росы – это крупные капли судьбы,
Идущей по саду, ступающей мягко по следу.
Не надо ни ягод и ни твоего серебра –
Звенят серебром на моих ожерельях Плеяды.
Охранники слепы, когда стерегут виноград.
Иди же ко мне, господин моего винограда.


 


санитарка Галя плакала в курилке




санитарка Галя плакала в курилке
плакала в курилке – скоро Новый год.
Галя - санитарка, и еще кормилка –
супчик наливает, моет и скребет.


санитарке Гале трудно в этом мире,
но она работает, но она живет –
выдали зарплату – тысячи четыре –
детям на подарки – здравствуй, Новый год.
Галя просто дура. Галя виновата,
что не образована – кто тут виноват.
Галя и не просит, чтоб ее зарплата
составляла где-то тысяч шестьдесят.
санитарка Галя плакала-рыдала,
плакала-рыдала – скоро Новый год.
санитарка Галя, это же не мало –
посмотри – у доктора десять восемьсот.


 


четверть еврейской крови




Из-за углов щерится подло погань.


Сверху на это смотрит небесный царь.


Истинный патриот яростно верит в Бога,


Чтобы судить других от его лица.


 


Истинный патриот им предрекает участь –


Можно помиловать, если нельзя казнить.


Истинный патриот (мелкопоместный дуче)


Боже в его кармане, знающий всё про них.


 


Слышатся бесы в каждом неровном слове,


Если раскладывать слово за слогом слог.


Он мне простит *четверть еврейской крови*


Он мне простит, только при чём здесь Бог.

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера