АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наталья Горященко.

Круг по дороге из жёлтого кирпича. Стихотворения

 

***

 

Выключаю будильник, тяну вместо времени жилы,

Но зимой можно выжить, лишь кофе присягой приняв.

Не хватает деталек, чтоб эта мозаика сложилось –

И кто был мне родным, тот счастлив теперь без меня.

 

Я рыдала навзрыд, как дары приносила пустоты,

Прижималась спиной к животу, ожидая тепла.

Просыпала, бежала бегом на работу,

По убитым часам в сотни раз перевыполнив план.

 

Видно, поезд застрял в перегоне пустое-порожнее,

Буквы, рифмы, слова превращаются в шум.

И лепить эти строчки – саркому лечить подорожником,

И удавку на шею, как будто на уши лапшу.

 

Вот увидишь, я сдам свой последний экзамен –

Научусь уходить, отпускать и прощать.

Загляну ей в лицо, конечно, с твоими глазами,

Завершив этот круг по дороге из желтого кирпича.

 

***

 

кому скейт кому ски

кому фуагра кому печень трески

 

кому крым кому срам

кому на работу вставать по утрам

 

кому старики инвалиды и дети

кому небывало высокий рейтинг

 

кому похоронка кому почет и медали

кому лагеря строил добрый сталин

 

кому давка в метро кому пол-москвы в руинах

кому комсомолка спортсменка кому балерина

 

кому пистолет золотой кому пули в спину

кому приговор за репост картинок

 

кому только спросить кому на прием к онкологу

кому фиеста по ком звонит колокол

 

кому бить челом кому помазание на царство

кому страх и ненависть величиной с государство

 

кому вставанье с колен импортозамещение

 

кому за все это просить прощения

 

***

 

Если ты пишешь стихи, это не значит, что ты поэт.

Если ты пишешь хорошие стихи, это не значит, что ты поэт.

Пахнет ли роза, если никто её не нюхает?

Давайте честно ответим – нет.

 

Вселенная спит, положив на тебя с пупком луны огромное брюхо.

Возможно, стихи твои – плагиат. Возможно, ты честно придумал их сам.

Или тебе их диктует Бог.

Если ты пишешь стихи, значит, ты не можешь их не писать.

Только и всего.

 

***

 

И он говорит, что стоишь, давай,

На последний рейс и в ночной трамвай,

Сквозь толпу, пустоту, сквозь холодный пот.

Весь общественный транспорт идёт в депо.

 

И он говорит, разберись в себе.

Вспоминаешь задачку «из А в пункт Б».

Вышло время. И скорость близка к нулю.

Повторяет плеер молчанья блюз.

 

И он говорит, хватит слёз, беги,

А вокруг темно, не видать ни зги,

Говорит мол, здесь ты умрешь от страха.

Я бросаю всё. И бегу на плаху.

 

И печаль была, и пришла беда.

И терять чего, и по ком рыдать,

Раз язык родной истекает ядом?

 

И ушедший поезд виляет задом.

 

***

 

Жизнь придет, у неё – будут твои глаза.

Захохочет гром, как злодей из фильма,

Как холодный душ потечёт гроза –

Значит утро, всё-таки наступило.

 

И тогда в тебе вдруг растает лёд –

Как в бокале виски, смешается и исчезнет.

Твой бумажный голубь уходит опять в полёт

И приносит в клюве лекарство от всех болезней.

И отброшенный хвост начинает опять отрастать,

И подушка в смятеньи теряет перья.

И мурашки внутри… и Господи, не оставь,

Не сейчас, когда я в тебя верю.

 

Заиграет май свой извечный хит.

Я иду домой, а за мною следом

Дребезжат и глотают колёса стихи –

Изобретённые мной велосипеды.

 

***

 

Отпусти, оставь, устарел устав, и сама пуста.

Запишись в спортзал, почитай всяких умных книжек;

Если сможешь стерпеть и выжить,

То сумеешь и кем-то стать.

 

Помолчи, тишина склеит зубы, тянучая, как нуга, –

Квест покруче огней, вод и медных труб.

Посиди у реки, и увидишь, плывёт твой труп –

Самого страшного твоего врага.

 

***

 

дома вдруг закончились книги,

и я нашла потрёпанный томик Керуака в мягкой обложке,

взятый у мальчика с работы,

с которым мы целовались и ездили в Крым

пять лет назад

 

сейчас я на целую жизнь старше,

про Крым неприлично говорить вслух,

мальчик переехал в Амстердам,

а я читаю «Бродяги Дхармы»

с его пометками на полях.

 

***

 

Дай мне, Господи, сил поднять голову,

Растереть по щекам свои сопли и слёзы.

Вместо ласточек здесь – только голуби,

Лезут, глупые, под колёса.

 

Расскажи им, как скука встречает в девять и провожает в шесть,

Как по пятницам ты пьяна, и хочется танцевать,

Как неласковый ветер ерошит шерсть.

Как за стенами офиса небо в вате и кружевах,

Как потом по утру в кровати думаешь: «до сих пор жива».

 

Расскажи, какой была девочкой кроткой,

Как плела косички, пекла шарлотку,

Как царапала руки, как била коленные чашечки,

Как внутри у тебя жили ласточки.

Как сделала первую татуировку. Как училась курить взатяжку.

Как внезапно все ласточки превратились в прах,

Как устроили в доме твоём гнездо.

Расскажи им про мамин последний вздох у тебя на руках.

Как жила одна в пустой комнате,

Боялась эха, плакала под одеялом,

Как казалось, что это не жизнь, а кома,

А потом это стало нормальным.

 

Расскажи им, как тебя каждый день убивает скукой,

Как знакомо и грустно пахла его куртка.

Как тебя каждый вечер немножечко лечит музыкой,

Как бываешь мертвой до ужаса, как бываешь живой до боли,

Когда плеер играет Pink Floyd.

Как читаешь стихи, как слова растут многократным зумом,

Становясь то молитвой, то криком,

Что он сам немного King Crimson, не хватает только безумия.

Расскажи, что боишься сирен скорой помощи.

Расскажи им всего понемногу, расскажи им жизнь свою вкратце.

Кроме него и Бога, кто ещё будет над этим смеяться?

 

***

 

Ничего наперед не узнать, всего не предусмотреть.

Но одно неизменно – ты от страха готов нападать.

Ты почуял мою слабину, как хищники – запах крови.

О, поверь, я знаю, как выгодна моя смерть,

И поэтому я до сих пор жива,

И поэтому я молюсь о твоём здоровье.

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера