АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Мария Маркова

Спираль времени

СПИРАЛЬ ВРЕМЕНИ.

1.
Словно впервые смотришь на всё вокруг.
Как оно названо было, когда из рук
выпало и закатилось – не отыскать.
Смерть, говорят, как в детстве, была близка.

Молча прижмёшься к небу – тоска, тоска.
В огненный круг
от красного уголька
падает мёртвый борец со спины быка.

2.
Ночью дельфин, синий, как лазурит,
выпрыгнет из воды, пропадёт в песке.
Тридевять неземель, позабытый Крит
с амфорой расписной в золотой руке.

Пей, моя милая.
Милая, веселись.
Тут и парадная смерть твоя – бой с быком.
В огненной охре танцует и бьётся жизнь.
Зевс насыщается мёдом и молоком.

Скоро ли с авлосом выйдут нас отпевать,
ветки для погребальных венков срывать?..

3.
Огненной лапой схватится головня.
Красная каракатица съест меня.

Вспыхнет в дворцовых залах пожар, пожар.
Щупальцев танец алый. Бежать, бежать!

Мечутся искры, дикие от вина.
Видишь, как близко красная их волна?..

4.
Как ты танцуешь, милая, чуть жива.
Белая лилия, тёплая синева.
Всей наготы твоей – розовый лепесток.
Пей, моя милая.
Выпей ещё глоток.

Синие рыбы по стенам дворца снуют.
Пьяные кифареды для нас поют.
Дым поднимается. Выйдем из темноты.
Пусть через время рассмотрят твои черты.
Тонкую линию рук, завиток волос.
Ждали бессмертия – вот оно и сбылось.

5.
Жречество и огонь. Постоянный бой.
В этой спирали времени будь собой.
Тот, кто придёт откапывать нас потом,
выстроит в пепле жертвенном мир и дом.
Будет гадать на костях он, на именах,
был ли тобой и мной этот лёгкий прах:

"Звёздный Телец с Орионом над головой,
есть ли тут кто живой?.."

***

1.
Снега щепотка и ветра порыв.
Белый цветок из бумажного крепа.
Вздрогнешь, окно в ноябре приоткрыв.
Холод. Земля. Монохромное небо.
Чисто и ясно, куда ни взгляни.
Вот и остались с тобой мы одни.

2.
Вот и остались с тобой мы одни.
Не пророни «навсегда» ненароком,
об одиночестве – не пророни.
Это не выразить мерой и слогом.
Скрыта в беззвучии боль и тоска,
близость, которая слишком тонка.

3.
Близость, которая слишком тонка,
это – когда отдаляется кто-то,
машет откуда-то издалека
и пропадает за тем поворотом
времени или пространства, куда
многим уже не попасть никогда.

4.
Многим уже не попасть никогда
в прошлое. Разве что, в детство впадая.
Воспоминания – это среда
исчезновения смерти. В ней рая
больше, чем ада из слов и стыда.
Память и слёзы – живая вода.

5.
Память и слёзы – живая вода.
Словно берёшь в исчезающей речи
то, что спасает нас в жизни всегда,
то, от чего нам становится легче.
С этого места, попробуй, сойди.
Краеугольное сердце в груди.

6.
Краеугольное сердце в груди –
это разлуки конец и начало.
Стоя на месте, проводишь в пути
время, которого много и мало.
Воспоминания – поводыри
с пламенем жизни прошедшей внутри.

7.
С пламенем жизни прошедшей внутри,
прост и спокоен, как глиняный слепок,
без сожалений назад посмотри,
только одно и оставь напоследок:
вздрогнуть, окно в ноябре приоткрыв.
Снега щепотка и ветра порыв.

***

Человек, что выше этажом,
ближе к богу, потому что страха
перед высотою он лишён...

...снился мальчик босенький в рубахе,
говорил и слов не понимал.
Плакал и смеялся удивлённо.
Тополь плыл и старый дуб сиял.
Бог входил прохладный и зелёный.

Думал ли когда-нибудь и ты,
что всегда, простой и незаметный,
принимает он не те черты,
что понятны нам, а листьев, ветра,
птиц и рыб, зверей, травы и вод.

Плачь и смейся, мальчик говорливый.
Это вяжет плод незрелой сливы,
это ива-дудочка поёт.
Посмотри на ласточек речных,
на свободных, маленьких и диких,
на свои ладони в землянике,
и не знай потом богов иных.

К списку номеров журнала «АЛЬТЕРНАЦИЯ» | К содержанию номера