АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Мариян Шейхова

Трудным словам не учат. Стихотворения

ПАМЯТИ С. ПАРАДЖАНОВА

 

Что ты кашляешь, рыжий монах? Ветер треплет сутану.

Март бессилен, но май неотступен. Молчи обо мне,

Остуди воспалённую душу – о тебе горевать не устану,

Чёрный бык в золотистых колосьях роет землю на дальнем гумне.

 

Выйди к солнцу из храма, пусть ликует крестьянское тело.

Раньше слова и глина была, шелестело в ладонях зерно.

Ты молился не так, как земля под ногами велела,

Где томилось в кувшине надежд затаённых вино.

 

Что ты в небо глядишься? Опрокинута чаша чудес,

Купол храма в траве, прорастает весна из-под ног,

Ослабевшая грудь просит жертвы, но жертвенный крест

Отлученных от плуга не примет обманутый Бог.

 

Чёрный конь рвёт узду. Белый снег на груди Арарата,

Золотые оклады песков обнимают границы морей.

Нет у страсти возврата назад. Под корою граната

Просыпаются зерна земных и небесных кровей.

 

 

МИМО БЕЛОГО ДУХАНА

 

Мимо белого духана мчатся кони, как во сне,

Вечер в небе полыхает, словно ягода в вине,

И деревья озорные гнутся гибко, как лоза,

У кутил усы шальные и суровые глаза.

 

О чём споёт им Маргарита, взлетая в белом над землей?

Что не случилось – то забыто, что было – хлынуло волной.

Прими блаженство неземное поляной белых роз к ногам,

Рисую красками, как жизнью, чтоб возвратить её богам.

 

Блики жёлтого скольженья, взлёт над зеленью холма,

Чёрным высится возница, в тень упрятаны дома.

У кутил серьёзны лица – сердце держат на замке,

Руки вскинет Маргарита, словно птица, в кабаке.

 

О чём поет им Маргарита? Бровь полумесяцем летит,

Земля букетами укрыта, а кисть ласкает и горит…

Прощай, неведомый художник, луна взметнулась нотой «си»,

Шарманщик, горести виновник, у песни слова не проси.

 

…Мимо белого духана мчатся кони, как во сне,

Бредят руки кистью белой, красной плачут о вине…

Мрак подвала, пол холодный, груда битых кирпичей,

Вздох последний… крошку хлеба…никому… никто… ничей…

 

Янтарный шарик на запястье, и в стайке жёлтых птиц – лицо,

У белых роз – права на счастье, у невозможности – кольцо.

Не пой о прошлом, Маргарита, в ладони пряча лепестки,

Душа прощению открыта, но нет спасенья от тоски…

 

 

КЕЛЛИ

 

Знаешь, они виновны. Разве моя вина

Что от рожденья до даты я им ещё не верна?

Выбор – всегда за ними, слово – всегда за мной,

Сможем ли стать другими, если пройдём стороной?

Не было, милый, ангелов, спросим у них потом,

Мама проснётся ночью, чтобы сказать о простом,

Сон свой нашепчет на воду – и за окно плеснёт.

Помню – молчи, любимый: Келли опять уйдёт –

Дочь моя нас не знает, вот оттого и бледна.

Видишь, как буквы тают? Это была не я.

Я разрешаю, милый, сдать меня раньше всех,

Женщине имя – сивилла, имя мужчине – успех.

Не было, милый, ангелов, спросим у них потом,

Трудным словам не учат, их разрывают ртом.

 

 

И БУДЕШЬ ТЫ МНЕ СЛУЧАЙНЫЙ

 

И будешь ты мне случайный, совсем случайный…

Под ноги дождик лезет, как будто бы он ни при чём.

Завтра распухнут пальцы от жёлтых цветов молочая,

Я их ломаю сегодня, держу оборону плечом.

Пауль зароется в землю, в складки её, в морщины –

Знаешь, как любят солдаты каждую её пядь?

Губы щекочет травинка, и ветер, как ты, матерщинник,

Шепчет слова чужие, прежде чем двинуть вспять.

Ходит кругами дождик – мне он к чему, безлюдный?

Если осколками сыплет, я словно крот, ухожу.

Хочешь в дорогу, мальчик? Вечер сегодня чудный…

Если на слух полагаться, лучше потом напишу.

Имя чужое? Неправда. Порохом пахнет имя.

Пить ли, не пить – не знаю. Кофе нальют нам в чайной.

Ты говоришь о жарком, я говорю о дыме –

Олово каплет … Помнишь? Будешь опять случайным.

 

 

КРОВАТЬ У ОКНА

 

Хочет сказать – не умеет… Выйди навстречу к ним.

Лесом идёшь – не видят, и в небе ты им незрим.

Все – как один – молчаливы. И в горле у всех – крик.

Полем иди дождливым,

Полем иди,

Старик…

 

Проводы – первая встреча. Что же они не кричат?

Голос дрожит до речи, а после – дорога в ад?

Всё потому, что зрячих не достигает свет.

Поторопись к ним, старче, –

Больше дороги нет.

 

В поле ночует голос – будет им дом, конечно.

В горле у них не камень – крик или мрак кромешный.

Нет на них бедной крестьянки… Ты виноват, старик…

Люди и лесом ходят,

Ты полем иди напрямик…

 

В поле ночует голос… Тихо начнет он петь…

Выйдут навстречу люди,

Могут ещё успеть…

 

 

НИ СЛОВА О ЛЮБВИ

 

Спят миражи

На дне моих морей,

Качают волны колыбель утрат.

Ни слова о любви – о ней не говорят,

Любовь жива молчанием о ней.

 

Ни слова о любви –

есть только нежность моря,

есть гордость силы и её тоска,

и высотой взлелеянная воля,

живое сердце, верная рука

сурового, как воин, одиночества.

 

Ни слова о любви…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера